Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное





РУССКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ И ВЕДИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ







Иногда приходится сталкиваться с такой точкой зрения: мол,
Индия - это Индия, и русскому человеку все это вообще ни к чему.
Давайте попробуем разобраться, так ли обстоит дело в действительности.
Как известно, в настоящее время существуют достаточно серьезные
археологические находки, например, в Аркаиме, а также лингвистические
данные, подтверждающие бытование на территории Руси если не ведической
цивилизации, то ее отголосков. Для России это времена, можно сказать,
доисторические. Но и в историческое время прослеживается тяга русских
к Индии. Мы все знаем о новгородском купце Афанасии Никитине, знаем,
что с конца 16-го века в Астрахани была колония индийских купцов и
даже строились индуистские храмы, которые, к слову сказать, находились
под полным покровительством русского правительства. В Астрахань
приезжал Петр и заинтересованно беседовал с индусами. Есть и более
глубокие, внутренние причины взаимного интереса двух великих народов,
не зависящие от геополитических реалий, экономических и культурных
потребностей. Это - сходство русской и индийской души, которое
схематично можно выразить словами: "Для нас деньги - не главное", т.е.
и русский, и индийский тип национального характера отличает
неудержимое стремление к духовным горизонтам.
О значительном влиянии индуистской религиозной традиции на русскую
культуру можно судить хотя бы по тому, что в "Пролог" - книгу, впервые
изданную на Руси в 1642 г. и содержащую поучения и краткие жития
святых, - вошли многие восточные сюжеты. "Житие Иосифа-царевича"
представляет собой христианизированный пересказ жизнеописания Будды,
"Притча святого Варлаама о временном семевеце", также как "Стефанит и
Ихнилат", восходят к "Панчатантре" - санскритскому памятнику 4-го
века.
Уже давно подмечено сходство духовной практики христианских
подвижников (в особенности исихастов) с практикой бхакти-йоги и мантра
йоги. Как известно, мистическое течение исихазма, русским
представителем которого был глава движения "нестяжателей" Нил Сорский
(ХVв.), включало учение о пути к единению человека с Богом через
самососредоточение сознания и "очищение сердца" сказами и молитвой.
Знакомство русской интеллигенции со священными писаниями индуизма в
широких масштабах началось при Екатерине II, когда в типографии
выдающегося русского просветителя Н.И.Новикова, издававшего журналы
"Московитянин" и "Обозрение", в 1788 году был напечатан первый русский
перевод Бхагавад-гиты - квинтэссенции Вед ("Багауат-гиета или беседы
Кришны с Арджуном"). Выход русского перевода спустя всего три года
после опубликования первого европейского перевода Бхагавад-гиты
Уилкинса (1785) был, вне всякого сомнения, невероятно оперативным для
того времени и свидетельствовал о признании огромной важности этого
писания. В конце ХVIII века в Индию приехал выдающийся русский
ученый-самоучка и музыкант Герасим Лебедев. Он изучал санскрит, а
также тамильский и бенгальский языки, что очень помогло ему в его
попытках понять религию Индии. Надо отметить, что британским индологам
приходилось чуть ли не силой выколачивать из брахманов знание о Ведах,
но в Лебедеве пандиты - ученые брахманы - почувствовали душу,
способную смотреть на мир под тем же углом зрения, что и древние риши
- мудрецы. Вместе с индийскими брахманами он штудировал священные
писания, побывал в храмах, в которые не пускали иноверцев, ему
показали все религиозные праздники. Вернувшись в Россию, Лебедев
открыл в Петербурге типографию с бенгальским шрифтом и стал печатать
произведения индийской литературы. Им была написана одна из первых
грамматик хиндустани.
Кстати, любопытная деталь: в своей книге "Хождение за три моря"
Афанасий Никитин пишет, что когда он приехал в Индию и познакомился с
индийцами, они "не зачали от него ни женок крыти, ни веры своей", т.е.
были с ним очень откровенны. Что касается философии как специфической
сферы деятельности, то в России профессиональные философы появились
довольно поздно. При этом почти все они (Соловьев, Бердяев, Булгаков,
Лосский, Флоренский) были знакомы с индуизмом, но знакомство это было
более или менее поверхностным. И тому есть объективные основания.
Неслучайно, когда в 1971 году в Москве профессор-индолог Котовский,
обращаясь к основателю Международного Общества Сознания Кришны,
А.Ч.Бхактиведанте Свами Прабхупаде, сказал что изучал индуизм, тот
заметил: "Индуизм - трудный предмет для изучения" (после чего оба
рассмеялись). Действительно, уже сам объем шастр (священных писаний
индуизма) кажется непреодолимым препятствием для их изучения. Одна
только Махабхарата содержит 100000 стихов. А еще есть Ригведа,
Самаведа, Яджурведа, Атхарваведа, 108 Упанишад, 19 Пуран, Рамаяна,
веданги.
Практически единственной возможностью понять ведическую литературу
является получение знания от авторитетного представителя ведической
традиции (гуру). И так как на Западе этому принципу мало кто следует,
то зачастую люди там знакомятся не с религией Вед, а с ее искаженной
интерпретацией.
Наиболее распространены следующие западные штампы искаженного
восприятия индуизма, оказавшие и до сих пор оказывающие влияние на
русскую религиозно-философскую мысль:
1. С подачи первых британских индологов часто говорят, что Веды
проповедуют многобожие. Этому способствовало то, что первые индологи
были, как правило, христианскими миссионерами и свою задачу видели не
столько в постижении индуизма, сколько в том, чтобы вытеснить его
христианством. Действительно, в Ригведе мы найдем гимны, обращенные к
разным божествам, и о каждом говорится как о величайшем. Но от
внимания ниспровергателей ведической религии, ускользнул тот факт, что
только Вишну Веды называют вечным. Все дэвы (полубоги) относятся к