Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Но вернемся к нашей Софии Ахамот и к вере подлинных первоначальных христиан.
После произведения на свет Ильда-Баофа, Ильда от [...], ребенок, и Баоф от [...], яйцо, или [...], Баоф, пустошь, опустошение, София Ахамот так сильно страдала от соприкосновения с материей, что после чрезвычайной борьбы она наконец убегает из грязного хаоса. Хотя и неознакомленная с плеромой, областью ее матери, она добралась до среднего пространства и ей удалось состряхнуть материальные частицы, которые прилипли к ее духовной природе; после этого она сразу построила крепкую стену между миром разумов (духов) и миром материи. Ильда-Баоф таким образом является "сыном мрака", творцом нашего грешного мира (его физической части). Он следует примеру Битоса и производит из себя шесть звездных духов (сыновей). Все они созданы по образу его самого и являются отражениями один другого, которые становятся все темнее по мере того, как последовательно отдаляются от своего отца. Вместе с последним они обитают в семи областях, расположенных лестницей, начинающейся под средним пространством, областью их матери, Софии Ахамот, и кончающейся нашей землей ─ седьмой областью. Таким образом, они являются гениями семи планетных сфер, из которых самой низшей является область нашей земли (сфера, окружающая ее, наш эфир). Вот, соответственные имена этих гениев сфер: Иове (Иегова), Саваоф, Адонай, Элои, Оурайос, Астафайос.*1 Первые четыре, как всем известно, являются мистическими именами еврейского "Господа Бога",*2 который, таким образом, по выражению К. У. Книга, "снизводится офитам и до уровня обозначений духов, подчиненных Творца; последние два имени являются именами гениев огня и воды".
Ильда-Баоф, которого некоторые секты рассматривали как Моисеева Бога, не был чистым духом; он был честолюбив и горд и, отвергнув духовный свет среднего пространства, предложенный ему его матерью Софией-Ахамот, он принялся творить свой собственный мир. С помощью своих сыновей, шести планетных гениев, он создал человека, но это творение оказалось неудачным. Это было чудовище, бездушное, невежественное и ползающее на четвереньках по земле, как животное. Ильда-Баоф был вынужден обратиться за помощью к своей духовной матери. Она послала ему луч своего божественного света и таким образом оживотворила человека и наделила его душой. И теперь у Ильда-Баофа возникла враждебность по отношению к своему собственному творению. Следуя импульсу божественного света, человек все выше и выше поднимался в своих устремлениях; очень скоро он начал представлять собою не подобие своего Творца Ильда-Баофа, но скорее подобие Верховного Существа, "первичного человека", Эннойя. Тогда Демиург наполнился гневом и завистью; и, устремив свой ревнивый глаз в бездну материи, его взоры, отравленные страстью, вдруг отразились в ней, как в зеркале; это отражение ожило, и поднялся из бездны Сатана, змий, Офиоморфос ─ "воплощение зависти и коварства. Он есть соединение всего, что только есть самое низкое в материи, с ненавистью, завистью и хитростью духовного разума".*3
______ 1 См. Книг, "Gnostics", с. 31. 2 Этот Иове, Иао или Иегова совсем не тот Бог Мистерий, ИАО, которого почитали все народы древности. Мы вскоре объясним различие. 3 Кинг, "Гностики".
После этого, постоянно назло человеческому совершенствованию Ильда-Баоф создал три царства природы ─ минеральное, растительное и животное со всеми злыми инстинктами и свойствами. Не будучи в состоянии уничтожить Древо Познания, которое растет в его сфере, как и в каждой планетарной области, но стремясь отделить "человека" от его духовной покровительницы, Ильда-Баоф запретил ему есть его плоды, так как боялся, что плоды эти раскроют человечеству тайны высшего мира. Но София-Ахамот, которая любила и защищала человека, которого она оживотворила, послала своего собственного гения Офиса в виде змия, чтобы побудить человека нарушить этот эгоистический и несправедливый запрет. И "человек" вдруг стал способен постигать тайны творения.
Ильда-Баоф отомстил наказанием первой пары, так как человек посредством своего знания уже снабдил себя другом из своей духовной и материальной половины. Он заключил мужчину и женщину в тюрьму материи, в тело столь недостойное его природы, в котором он до сих пор находится. Но Ахамот все еще продолжала покровительствовать ему. Она установила между своим небесным царством и "человеком" ток божественного света и постоянно снабжала его этим духовным озарением.
Затем следуют аллегории, воплощающие идею дуализма или борьбы между добром и злом, духом и материей, которая находима в каждой космогонии и источник которой опять-таки следует искать в Индии. Типы и антитипы представляют героев Гностического Пантеона, взятых из наиболее древних" породивших мифы, веков. Но в этих персонажах, в Офисе и Офиоморфосе, в Софии и Софии-Ахамот, в Адаме-Кадмоне и Адаме, в планетарных гениях и в божественных Эонах мы также очень легко можем узнать прообразы наших библейских копий ─ евгемеризованных патриархов. Архангелов, ангелов, силы и власти ─ всех их можно найти под другими именами в "Ведах" и в буддийской системе. Авестийское Верховное Существо, Зеро-ана, или "Беспредельное Время", является прототипом всех этих гностических и каббалистических "Глубей", "Венцов" и даже халдейского Эйн-Софа. Шесть Амшаспентов, созданных "Словом" Ормазда, "Перворожденного", отражены в Битосе и его эманациях, и антитип Ормазда ─ Ахриман и его дэвы также соответствуют Ильда-Баофу и его шести материальным, хотя и не целиком злым планетарным гениям.
Ахамот, огорченная злом, которое выпало на долю человеческую несмотря на ее покровительство, просит свою небесную мать Софию ─ свой антитип ─ чтобы та убедила непознаваемую ГЛУБЬ послать на землю Христоса (сына и эманацию "Небесной Девы") в помощь гибнущему человечеству. Ильда-Баоф и его шестеро сыновей от материи не допускают божественный свет к человечеству. Человечество должно быть спасено. Ильда-Баоф уже послал своего собственного агента, Иоанна Крестителя из племени Сета, кому он покровительствует, ─ в качестве пророка к своему народу: но только малая часть прислушивается к нему ─ назареи, противники евреев, вследствие их почитания Иурбо-Адуная.*1 Ахамот уверила своего сына, Ильда-Баофа, что царствование Христоса будет только временным, и таким образом побудила его послать предвестника или предтечу Кроме того, она заставила его вызвать рождение человека Иисуса от Девы Марии, собственной ее представительницы на земле,
"так как сотворение материального персонажа могло быть осуществлено только путем работы Демиурга и не входило в круг деяний высшей силы. Как только Иисус родился. Христос. совершенный, соединившись с Софией (мудростью и духовностью), спустился через семь планетных областей, принимая в каждой из них аналогичную форму, скрывая истинную свою сущность от их гениев, и в то же время он привлекал к себе искры божественного света. который они удерживали в своей сущности. Так Христос вошел в человека Иисуса в момент его крещения в Иордане. С этого времени Иисус начал творить чудеса; до этого он ничего не знал о своей миссии".*2
_______ 1 Иурбо и Адунай, согласно офитам, являются именами Иао-Иеговы. одной из эманаций Ильда-Баофа. "Недоноски (евреи) называют Адуная Иурбой" ("Кодекс Назареев", т III, с. 73. 2 Кинг "The Gnostics and their Remains", с. 31.
Ильда-Баоф, обнаружив, что Христос готовит конец его царству материи, возмутил против него евреев, и Иисус был казнен.*1 Когда он находился на Кресте, Христос и София оставили Его тело и вернулись в свою сферу. Материальное тело человека Иисуса было предано земле, но ему дали другое тело, сотканное из эфира (астральная душа). "С тех пор он состоял только из души и духа, что послужило причиной, почему ученики не узнали его сразу после воскресения. В этом духовном состоянии подобия [simulacrum] Иисус оставался на земле в течение восемнадцати месяцев после того, как воскрес. В течение этой последней стадии пребывания "он получил от Софии то совершенное знание, тот истинный Гнозис, который он сообщил той малой части апостолов, которые были способны воспринять это".
________ 1 В "Евангелии Никодима" набожный и анонимный автор называет Ильда-Баофа Сатаной; по-видимому, это один из последних камней, брошенных в уже наполовину разбитого врага. "Что касается меня", говорит Сатана, извиняясь перед князем Ада, "я искушал его (Иисуса) и поднял свой старый народ, евреев, против него", (гл. XV, 9). Изо всех примеров христианской неблагодарности, этот кажется наиболее выдающимся. Сперва у бедных евреев забрали священные книги, а затем в поддельном "Евангелии" их оскорбляют, указывая, что Сатана их называет своим "старым народом". Если бы они были его народом, и в то же время являются "богоизбранным народом", тогда имя этого Бога должно писаться Сатана, а не Иегова. Это логично, но мы сомневаемся, что это можно рассматривать как нечто лестное для "Господа Бога Израиля".
"Отсюда, поднявшись в среднее пространство, сидит он по правую руку от Ильда-Баофа, но последний его присутствия не осознает, и собирает около себя все души, которые очистились знанием Христа. Когда им будет собран весь духовный свет, какой существует в материи, из царства Ильда-Баофа. тогда спасение будет завершено, и мир будет уничтожен. Таково значение обратного поглощения всего духовного света в плерому или в полноту, откуда он в начале спустился".
Вышеизложенное взято из описания, данного Теодоретом и использованного Кингом в его "Гностиках" вместе с добавлениями от Епифания и Иринея. Но первый дает очень несовершенную версию, составленную частично из описаний Иринея, и частично по своему собственному знанию позднейших офитов, которые к концу третьего века уже слились с некоторыми другими сектами. Ириней также часто их путает, и действительной теогонии офитов никто из них правильно не изложил. За исключением изменений в именах, вышеприведенная теогония является общей для всех гностиков и также для назареев. Офис есть ни что иное, как преемник египетского Кнуфиса, Добрый Змий со львиной лучистой головой, и со дней отдаленнейшей древности считался эмблемой мудрости или, Тота [Thauth], наставника и Спасителя человечества, "Сына Бога".
"О люди, живите рассудительно ... заслуживайте себе бессмертие!" ─ восклицает Гермес, трижды великий Трисмегист. ─ "Наставник и водитель человечества, я поведу вас к спасению".
Таким образом, древнейшие сектанты рассматривали Офиса, Агафодэмона, как тождественного Христосу, ─ змий является эмблемой небесной мудрости и вечности, и в данном случае антитипом египетского Кнуфиса-змия. Эти гностики, самые ранние в нашей христианской эре, считали: "Что верховный Эон эманировал из себя других Эонов; один из них, женского пола, Прунникос (похотливость, страстное желание), спустилась в хаос, откуда выбраться уже не могла; она повисла в среднем пространстве, так как была слишком залеплена материей, чтобы вернуться выше: она также не могла упасть ниже, ибо там не было ничего родственного ее натуре. Тогда она родила своего сына Ильда-Баофа, Бога евреев, который, в свою очередь, произвел семь Эонов или ангелов,*1 которые создали семь небес".
В это множество небес христиане верили с самого начала, так как мы находим, что Павел учит о их существовании и говорит о человеке, "вознесенном до третьих небес ("2 Коринф.", XIII). "От этих семи ангелов Ильда-Баоф закрыл все, что было выше его, чтобы они не узнали о чем-то выше, чем он сам.*2 Они затем создали человека по образу своего Отца,*3 но лежащего ничком и ползающего по земле, как червь. Но небесная матерь, Прунникос, желая лишить Ильда-Баофа силы, которой она неумышленно наделила его, вдохнула в человека небесную искру ─ дух. Немедленно человек встал на ноги, вознесся умственно за пределы семи сфер и прославлял Верховного Отца, Того, который выше Ильда-Баофа. Вследствие этого последний, полный зависти, обратил свои взоры на самый низший слой материи и зачал силу в форме змеи, которую они (офиты) называют его сыном. Ева, послушавшись его, как сына Бога, была уговорена вкусить от плода Древа Познания.*4
________ 1 Это система назареев; Спиритус, после соединения с Карабтанос (материя, бурная и бессознательная), порождает семь ко злу расположенных звездных в Орке; "Семь фигур", которые она родила "безмозглыми" ("Кодекс Назареев", I. с. 118). Очевидно Юстин Мученик тоже усвоил эту идею, так как он говорит о "святых пророках, которые говорят, что один и тот же дух разделен на семь духов" (Pneumata). "Justin ad Graekos"; "Sod", т. II, с. 52. В Апокалипсисе Святой Дух разделен на "семь духов перед троном", по персидскому, митраическому образу классификации. 2 Это, действительно, очень похоже на "ревнивого Бога" евреев. 3 Этой есть Элохимы, которые создали Адама, и которые не хотели, чтобы человек стал, "как один из НАС". 4 Теодорет: "Haeret."; Кинг, "Гностики".
Это самоочевидный факт, что Змий книги "Бытия", который появляется вдруг и безо всякого предварительного введения, должен был быть антитипом персидского Арх-Дэва, чья голова есть Аш-Мог, "двуногий змий лжи". Если бы библейский змий был лишен своих конечностей до того, как он искушал женщину, вводя ее в грех, то зачем было Богу накладывать на него такое наказание, как "ползать на своем брюхе"? Никто же не станет думать, что он до этого ходил на кончике хвоста.
Этот спор о верховенстве Иеговы между пресвитерам и и отцами с одной стороны и гностиками, назареями и всеми сектами, объявленными еретическими, как последнее средство, с другой стороны, ─ длился до дней Константина и еще дальше. Что те своеобразные идеи гностиков о генеалогии Иеговы или о надлежащем месте, какое следует отвести Богу евреев в христианско-гностическом Пантеоне, сначала не считались ни кощунственными, ни еретическими, видно из того расхождения во мнениях, каких придерживались по этому вопросу, например, Климент Александрийский и Тертуллиан. Первый, кто, как кажется, знал о Василиде больше, чем кто-либо другой, не усмотрел ничего еретического или порицаемого в мистических и трансцендентальных взглядах нового Реформатора.
"В его взглядах", ─ говорит автор "Гностиков", имея в виду Климента, ─ "Василид не был еретиком, т. е. новатором в отношении доктрин христианской Церкви, а только теософическим философом, который стремился выразить древние истины в новых формах и, возможно, соединить их с новой верой, истинность которой он мог допустить без нужды отказа от старой, в точности так, как теперь обстоит дело у ученых индусов в наши дни".*
1Не так было у Иринея и Тертуллиана.*2 Главные труды последнего против еретиков были написаны после его отделения от католической Церкви, когда он встал в ряды ярых последователей Монтана, и эти труды кишат нечестивостью и фанатичными предрассудками.*3 Он преувеличивал каждое гностическое мнение, доводя его до чудовищной нелепости, и его аргументы не обоснованы на принудительном рассуждении, а только на слепом упрямстве фанатика-приверженца. Обсуждая Василида, "благочестивого, богоподобного теософического философа", каким его считал Климент Александрийский, Тертуллиан восклицает:
"После этого Василид, этот еретик, сорвался с цепи.*4 Он утверждал, что существует Верховный Бог по имени Абраксас, которым был создан Разум, называемый греками Ноус. Из нее эманировало Слово; из Слова ─ Провидение, из Провидения ─ Сила и Мудрость; из этих двух опять ─ Силы, Господства *5 и Власти произошли; отсюда бесконечные творения и эмиссии ангелов. Среди самых низших ангелов, действительно, и тех, кто строили этот мир, он помещает последним из всех бога евреев, в котором он не признает самого Бога, утверждая, что это только один из ангелов".*6
_______ 1 "Gnostics and their Remains", с. 78. 2 Некоторые думают, что он был епископом Рима, другие ─ Карфагена. 3 Его полемический труд, направленный против так называемой Ортодоксальной Церкви ─ католической ─ несмотря на его резкость и обычный бранный стиль, намного справедливее, принимая во внимание, что этот "великий африканец", как сказано, был изгнан из Римской Церкви. Если поверить св. Иерониму, то только зависть и незаслуженная клевета раннего римского духовенства против Тертуллиана заставили его отречься от католической Церкви и стать монтанистом. Однако, если бы неограниченное восхищение св. Киприана, который называет Тертуллиана "Учителем", и его высокая оценка были заслужены, ─ мы нашли бы в Римской Церкви меньше ошибок и язычества. Выражение Винсента из Лери, "что каждое слово Тертуллиана было приговором, а каждый приговор ─ победой над заблуждением", не кажется нам очень удачным, когда мы думаем о том уважении, какое выказывает Тертуллиану Римская Церковь, несмотря на его частичное отступничество и те заблуждения, в которых последняя все еще пребывает и даже навязала миру как непогрешимые догматы. 4 Разве взгляды фригийского епископа Монтана также не считались ЕРЕСЬЮ Римской Церковью? Поразительно видеть, как легко Ватикан подбадривает брань одного еретика Тертуллиана против другого еретика Василида, когда эта брань ему выгодна. 5 Разве сам Павел не говорит о "Господствах и Властях в небесах" ("Ефесянам", III, 10; I,21), и не признает, что там богов много и Господов много (Kurioi)? И ангелы, власти (Dunameis), и господства? (См. "I Коринфянам". VIII. 5; и "Послание Римлянам". VIII, 38.) 6 Тертуллиан: "Praescript".
Равно бесполезно было бы ссылаться на непосредственных апостолов Христа и указывать, что в своих спорах они утверждали, что Иисус никогда не делал никакого различия между своим "Отцом" и "Господом Богом" Моисея. Ибо "Clementine Homilies", в которых встречаются величайшие аргументы по этому поводу, приведенные в спорах, якобы состоявшихся между апостолом Петром и Симоном Магом, ─ так же, как теперь доказано, ошибочно приписаны Клименту Римлянину. Этот труд, если он написан каким-то эбионитом ─ как об этом вместе с другими комментаторами* заявляет автор "Сверхъестественной Религии" ─ должно быть, написан или значительно позднее Павлова периода, к которму его обычно относят, или же этот спор о тождественности Иеговы с Богом, "Отцом Иисуса", был искажен более поздними вставками. Этот диспут в самой своей сущности антагонистичен ранним доктринам эбионитов. Последние, как показано Епифаннем и Теодоретом, были прямыми последователями секты назареев*2 (сабеян), "учениками Иоанна". Он недвусмысленно говорит, что эбиониты верили в Эонов (эманации), что назареи были их наставниками, и "каждый заражал других своей нечестивостью". Поэтому, придерживаясь тех же верований, что и назареи, эбиониты не стали бы предоставлять даже столько шансов доктрине, поддерживаемой Петром в "Homilies". Старые назареи, так же как и более поздние, чьи взгляды отражены в "Кодексе Назареев", никогда не называли Иегову иначе, как Адонай, Иурбо, бог недоносков*3 (ортодоксальных евреев). Они держали свои верования и религиозные учения в такой тайне, что даже Епифаний, писавший в столь раннее время, как конец четвертого века,*4 сознается в своем незнании их действительного учения.
_______ 1 Баур, Креднер, Хилгенфельд, Кирххофер, Лехлер, Никола, Ричл, Швеглер, Уэсткотт и Целлер: см. "Supernatural Religion", т. II, с. 2. 2 См. Епифаний: "Contra Ebionitas". 3 Офиты, например, считали Адоная третьим сыном Ильда-Баофа, злобным гением и, подобно пяти его братьям, постоянным врагом и противником человека, чей божественный и бессмертный дух дал ему возможность стать соперником этих гениев. 4 Епископ Саламиса умер в 403 г. н. э.
"Отбросив имя Иисуса", ─ говорит Епископ Саламиса, ─ "они не называют себя иессенами, не продолжают признавать название евреев, не называют себя христианами, но назареями... Они признают воскресение из мертвых ... но что касается Христа, я не могу сказать, считают ли они его только человеком, или же, как по истине, признают, что он родился от Святого Пневма через Деву".*
1В то время как Симон Маг аргументирует в "Homilies" с точки зрения всех гностиков (включая назареев и эбионитов), Петр, как истинный апостол обрезания, придерживается старого Закона и, само собой разумеется, старается слить свою веру в божественность Христа со своей старой Верой в "Господа Бога", бывшего покровителя "избранного народа". Так как автор "Сверхъестественной Религии" показывает, что "Эпитома"*2 "есть смесь двух других частей и, вероятно, предназначена для очистки их от еретических доктрин";*3 и вместе с преобладающим большинством критиков приписывает "Homilies" дату написания не ранее конца третьего века, ─ то мы можем заключить, что они должны весьма отличаться от своего оригинала, если таковой когда-либо существовал. Симон Маг на протяжении всего этого сочинения доказывает, что Демиург, Архитектор этого Мира, не является высочайшим Божеством; и он обосновывает свои утверждения на словах самого Иисуса, который неоднократно заявляет, что "ни один человек на знает Отца". В "Homilies" Петра заставляют с большим возмущением отвергать утверждение, что патриархи не были сочтены достойными знать Отца, на что Симон опять возражает, приводя слова Иисуса, который благодарит "Владыку Неба и земли за то, что сокрытое от мудрых", он "открывал детям", весьма логично доказывая, что, согласно этим же словам, патриархи не могли знать "Отца". Затем Петр в свою очередь аргументирует, что выражение "сокрытое от мудрых" и т. д., относилось к сокровенным тайнам творения.*4
_______ 1 "Epiphanius". I, 122. 123. 2 "Clementines" состоит из трех частей, а именно Homilies", "Recognitions" и "Epitome". 3 "Supemat. Rel.". т. II, с. 2. 4 "Homilies", XVIII, 1-15.
Эта аргументация Петра, поэтому, даже если бы она исходила из самого апостола, а не являлась бы "религиозной выдумкой", как ее называет автор "Сверхъестественной Религии", ничего не может доказать в пользу тождественности Бога евреев с "Отцом" Иисуса. В лучшем случае она только продемонстрировала бы, что Петр остался с начала до конца "апостолом обрезания", евреем, верным своему старому закону, и защитником "Ветхого Завета". Эта беседа, кроме того, доказывает слабость того положения, которое он защищает, так как в этом апостоле мы видим человека, который, несмотря на то, что находился в наиболее близких отношениях с Иисусом, не может нам дать ничего, что послужило бы прямым доказательством, что он когда-либо думал учить, что этот всемудрый и бесконечно добрый Отец, о котором он проповедывал, является мрачным мстителем-громовержцем горы Синай. Но что эти "Homilies", в самом деле, доказывают, так это опять-таки наше утверждение, что существовала тайная доктрина, которую Иисус давал тем немногим, которые считались достойными стать ее восприемниками и хранителями.
"И сказал Петр: "Мы помним, как наш Господь и Учитель сказал нам, как бы приказывая, сохранять тайны для меня и сыновей моего дома. Затем он также объяснил своим ученикам, секретно, тайны царствия небесного"*
1_____ 1 "Clementine Homilies"; "Supernatural Religion", т. II.
Если мы теперь припомним тот факт, что часть Мистерий "язычников" состояла из апоррита, апорреты, или тайных бесед; что тайные логia, или беседы Иисуса, содержавшиеся в подлинном "Евангелии от Матфея", значение и истолкование которого св. Иероним признал "тяжелой задачей" для себя, было того же рода; и если далее мы еще припомним, что к некоторым внутренним или конечным Мистериям допускалось только очень небольшое число избранных; и что, в конце концов, именно из этого небольшого числа выбирались священнослужители святых "языческих" ритуалов, ─ то мы ясно поймем приведенное Петром выражение Иисуса: "Сохраните Тайны для меня и сыновей моего дома", т. е. моей доктрины. И, если мы правильно понимаем, мы не можем избегнуть мысли, что эта "тайная" доктрина Иисуса, даже особая терминология, которая является ничем иным как дубликатом гностической и неоплатонической мистической фразеологии ─ что эта доктрина, мы говорим, была основана на той же самой трансцендентальной философии Восточного Гнозиса, как и остальные религии тех и еще более ранних времен. Что ни одна из позднейших христианских сект, несмотря на их хвастовство, не унаследовала этой тайной доктрины, видно из тех противоречий, грубых ошибок и неуклюжего перелатывания ошибок каждого предшествующего века открытиями последующего. Эти ошибки в ряде рукописей, претендующих на подлинность, иногда настолько смешны, что сразу видно, что они ─ благочестивые фальсификации. Так, например, полное незнание некоторыми приверженцами отцов Церкви тех самых евангелий, защитниками которых они выступают. Мы уже упоминали обвинение, выдвинутое Тертуллианом и Епифанием против Маркиона в том, что тот исказил "Евангелие", приписываемое Луке, удалением из него того, чего, как теперь доказано, в этом Евангелии никогда и не было. Наконец, метод говорить притчами, применяемый Иисусом, в чем он только следовал примеру своей секты, приписан в "Homilies" пророчеству Исайи! В уста Петра вложено замечание:
"Ибо Исайя сказал: "Я раскрою свой рот притчами и скажу то, что держалось в тайне с основания мира"".
Это ошибочное приписывание Исайе высказывания, которое дано в "Псалтыре", LXXVIII, 2, обнаружено не только в апокрифических "Homilies", но также и в Синайском "Кодексе". Комментируя этот факт в "Сверхъестественной Религии", автор констатирует, что
"Порфирий, в третьем веке, насмехался над христианами по поводу этого ошибочного приписывания их вдохновенным евангелистом Исайе отрывка из "Псалтыря", и поставил отцов в весьма затруднительное положение".*
1Евсевий и Иероним пытались выбраться из этого затруднения, приписывая ошибку "невежественному переписчику"; а Иероним пошел даже дальше, утверждая, что имя Исайи никогда не стояло после вышеприведенного предложения в каком-либо из старых кодексов, но что па его месте находилось имя Асаф, только "невежественные люди удалили его".*2 На это автор опять замечает, что
"фактом является то, что имя "Асаф" нигде в ныне существующих рукописях не стоит вместо "Исайя"; и хотя "Исайя" исчез почти со всех, за исключением немногих неясных кодексов, нельзя отрицать, что в более отдаленной древности это имя находилось в тексте. В Синайском "Кодексе", который, вероятно, является древнейшей сохранившейся рукописью, ... и которая относится к четвертому веку", ─ добавляет он, ─ "пророк Исайя стоит в тексте, написанном первой рукой, но выскоблен второю".*3
_______ 1 "Supernatural Religion", с. It. 2 Иерон.: "Орр.", VII, с. 270. ff; "Sup. Rel.". с. 11. 3 Ibid.
Весьма многозначнтелен тот факт, что в так называемых священных "Писаниях" нет ни одного слова, которое указывало бы на то, что ученики Иисуса действительно рассматривали его как Бога. Ни перед, ни после его смерти они не воздавал и ему божественных почестей. Их отношение к нему было просто отношением учеников к "учителю", как они его называли, подобно тому, как до них последователи Пифагора и Платона называли своих учителей. Какие бы слова ни вкладывались в уста Иисуса, Петра, Иоанна, Павла и других, ни разу не отмечено ни одного деяния с их стороны, носящего характер обожествления, и также сам Иисус никогда не заявлял о своей тождественности со своим Отцом. Он обвинял фарисеев в забрасывании камнями своих пророков, но не богов. Он называл себя сыном Бога, но неоднократно повторял, что все они являются детьми Бога, который является Небесным Отцом всех. Проповедуя это, он только повторял доктрину, века до него преподанную Гермесом, Платоном и другими философами. Странное противоречие! Иисус, которому нас побуждают поклоняться как единому живому Богу, немедленно после своего Воскресения говорит Марии Магдалине:
"Я еще не вознёсся к моему Отцу, но иду к моим братьям и скажу им ─ я восхожу к моему Отцу и вашему Отцу, к моему Богу и вашему Богу!" ("Иоанн", XX. 17.)
Разве это похоже на отождествление себя со своим Отцом? "Мой Отец и ваш Отец, мой Бог и ваш Бог", ─ подразумевают, с его стороны, желание, чтобы его считали совершенно наравне с его братьями ─ и ничего больше. Теодорет пишет:
"Еретики согласны с нами в отношении начала всех вещей... Но они говорят, что нет единого Христа (Бога), но один вверху, и другой внизу. И этот последний прежде обитал во многих, но Иисус, говорят они одни раз, ─ от Бога, а другой раз они называют его ДУХОМ".*
1Этот дух есть Христос, вестник жизни, которого иногда называют ангелом Гавриилом (по-еврейски ─ мощный от Бога), и который занял у гностиков место Логоса, тогда как Святой Дух считался Жизнью.*2 Однако, у секты назареев Spiritus, или Святой Дух, был в меньшем почете. В то время как почти все секты гностиков считали его Женскою Силою, называлась ли она Бина, [...], София, Божественный Разум, ─ у секты назареев это был Женский Spiritus, астральный свет, породитель всего материального, хаос в своем аспекте зла, завихренный Демиургом. При сотворении человека
"это был свет со стороны ОТЦА. и это был свет (материальный свет) со стороны МАТЕРИ. И это есть "двойственный человек"".*3 ─ говорит "Зохар". ─ "В тот день (последний) погибнет семеро ко злу расположенных звездных, а также сыны человеческие, которые поклонялись Spiritus, Мессиям (ложным), Deus, и МАТЕРИ SPIRITUS, погибнут".*4
Иисус усиливал и иллюстрировал свои доктрины знаками и чудесами, и если мы отбросим в сторону претензии тех, кто его обожествляют, ─ он делал лишь то, что делали другие каббалисты, и только они, в ту эпоху, когда в течение двух веков источники пророчеств полностью высохли, и от этого застоя публично совершаемых "чудес" возник скептицизм неверующей секты саддукеев. Описывая "ереси" тех дней, Теодорет, который не имел представления о сокровенном значении слова Христос, помазанник-посланец ─ жалуется, что они (гностики) утверждают, что этот Посланец, или Delegatus, меняет свое тело время от времени,
"и входит в другие тела, и каждый раз проявляется по-иному. И эти (осененные пророки) пользуются заклинаниями и вызываниями различных демонов и крещениями при изложении своих принципов... Они применяют астрологию и магию и математические заблуждения"(?) ─ говорит он.*5
______ 1 Теодорет: "Haeret. Fab.". II. VII. 2 См. "Ириней", I. XI. с. 86. 3 "Auszuege aus dem Sohar", c. 12. 4 "Код. Наз.". т. II. с. 149. 5 Теодорет: "Haeret. Fab.". II. VII.
Эти "математические заблуждения", о которых набожный писатель жалуется, привели впоследствии снова к открытию гелиоцентрической системы, ошибочной, по-видимому, и посей день, и забытой со времени другого "мага", который ее преподавал ─ Пифагора. Таким образом, чудеса исцеления и другие тавматургические деяния Иисуса, которые он передавал своим последователям, показывают, что они учились у него теории и практике новой этики день за днем в семейном общении интимной дружбы. Их вера все более росла, как у всех неофитов, одновременно с ростом познаний. Мы не должны забывать, что Иосиф, который, несомненно, должен был быть хорошо осведомленным по этому предмету, называет "наукой" умение изгнать демонов. Это нарастание веры ясно показано в случае с Петром, который из не имевшего достаточной веры, чтобы поддержать себя на поверхности воды, когда он пошел из лодки к своему Учителю, под конец стал таким знатоком в тавматургии, что, как рассказывают, Симон Маг предлагал ему деньги, чтобы тот научил его тайне исцеления и другим чудесам. Также Филипп представлен, как овладевший искусством поднятия на воздух не хуже Абариса, о котором помнят пифагорейцы, но он был менее искусен, чем Симон Маг.
Ни в "Homilies", ни в каком-либо другом раннем труде апостолов нет ничего, что указывало бы, что его друзья и последователи считали Иисуса чем-то более пророка. Эта идея ясно выражена в "Clementines". За исключением того, что там слишком много места отведено Петру, старающемуся доказать тождественность Моисеева Бога с Отцом Иисуса, ─ весь этот труд посвящен Монотеизму. Его автор кажется с одинаковой резкостью выступающим как против Политеизма, так и против обожествления Христа.*1 Кажется, что он ничего не знает о Логосе, и его размышления ограничиваются Софией, гностической мудростью. В них нет и следа ипостатической троицы, но то же самое осенение гностической "мудростью (Христос и София) приписывается Иисусу, как оно приписывалось Адаму, Еноху, Ною, Аврааму, Исааку, Иакову и Моисею.*2 Эти персонажи все помещены на одном уровне и называются "истинными пророками" и семью столбами мира." Более того, Петр яростно отрицает грехопадение Адама, и у него доктрина искупления в таком виде, как ее преподает христианское богословие, совершенно отпадает, ибо он борется против нее, как против кощунства.*3 Теория Петра о грехе, это теория еврейских каббалистов и даже, в некотором смысле, платоническая. Адам не только никогда не согрешил, но, "как истинный пророк, преисполненный Духом Божиим ─ тем духом, который впоследствии был в Иисусе ─ не мог согрешить".*4 Короче говоря, весь этот труд выявляет веру автора в каббалистическую доктрину пермутации. "Каббала" учит доктрине трансмиграции духа.*5
"Моса есть revolutio Сета и Авеля".*6
"Скажи мне, кто является тем, кто осуществляет новое рождение (revolutio)?" ─ спрашивают мудрого Гермеса. ─ "Сын Божий, единственный человек, волею Бога", ─ таков ответ "язычника".*7
"Сын Божий" ─ это бессмертный дух, данный каждому человеческому существу. Именно это божественное существо является "единственным человеком", так как оболочка, в которой содержится наша душа, и душа сама ─ это только полусущества, и без осенения духом тело и астральная душа представляют собою только животную дуаду. Требуется тройственность, чтобы образовать завершенного "человека" и дать ему возможность оставаться бессмертным при каждом "новом рождении", или revolutio, во всех, следующих одна за другою и восходящих сферах, из которых каждая приближает его к сияющему царству вечного и абсолютного света.
"Божий ПЕРВОРОДНЫЙ, который есть "священная Завеса". "Свет Света" ─ вот кто посылает revolutio Посланца, ибо он есть Первая Сила*, ─ говорит каббалист.*8
"Пневма (дух) и dunamis (сила), которая от Бога ─ вот что будет правильно считать Логосом, который также (?) является Первородным для Бога", ─ спорит христианин.*9
______ 1 "Homilies". XVI, 15 ff: III. 57 ─ 59; X, 19. Schliemann: "Die Clementinem". p. 134 ff. "Supernatural Religion", vol. II. p. 349. 2 "Homilies", III. 20 f; II. 16 ─ 18. etc. 3 Ibid. III. 20 ff. 4 Schliemann: "Die Clementinem", cc. 130 ─ 176; цитировано также в "Supernatural Religion", с. 342. 5 Об этой доктрине мы будем говорить в дальнейшем. 6 "Kabbala Denudata", т. II. с. 155; "Vallis Regia". 7 "Hermes", X, IV, 21-23. 8 Idra Magna: "Kab. Denudata". 9 Юстин Мученик: "Apol.". т. II, с. 74.
"Ангелы и силы находятся в небесах!" ─ говорит Юстин, выдвигая таким образом чисто каббалистическую доктрину. Христиане взяли это из "Зохара" и от еретических сект, и если Иисус упоминает их, то это не потому, что узнал эту теорию в официальных синагогах; он узнал ее непосредственно из каббалистических учений. В книгах Моисея ангелы очень мало упоминаются, и Моисей, который поддерживает непосредственное общение с "Господом Богом", ─ мало о них беспокоится. Эта доктрина была тайной доктриной, и ортодоксальные синагоги считали ее еретической. Иосиф называет ессесв еретиками, говоря:
"Те, кого ессеи допускают в свою секту, должны поклясться, что они никому не передадут этих доктрин в другом виде, как только в том, в каком они сами получили, и равно сохранить книги, принадлежащие их секте, и имена ангелов".*
1Саддукеи не верили в ангелов; также не верили непосвященные неевреи, которые ограничивали население своих Олимпов богами и полубогами или "духами". Только каббалисты и теурги верили в эту доктрину с незапамятных времен и, следовательно, также Платон, за ним Филон Иудей, за которым последовали сперва гностики, а затем христиане.
Итак, если Иосиф никогда не писал знаменитой вставки, подделанной Евсевием, в отношении Иисуса, то, с другой стороны, он описал все главные характерные черты ессеев, которые так заметны в этом назарее. Для молитвы они искали уединения.*2
"Когда хочешь молиться, войди в свою комнату и молись Отцу своему, который в тайне". ("Матфей", VI. 6) "Все, сказанное ими (ессеями), крепче клятвы. Они избегают клятв" ("Иосиф". II. VIII, 6). "Но я говорю вам ─ не клянитесь... Но да будут ваши слова да, да; нет, нет" ("Матфей". V. 34 ─ 37)
Назареи, также как ессеи и терапевты, больше верили в собственные толкования "сокровенного смысла" более древних священных Писаний, чем в более поздние Моисеевы законы. Иисус, как мы уже раньше показали, питал мало уважения к заповедям своего предшественника, с которым Ириней так усердно стремится его связать.
Ессеи "входят в дома тех, кого они до этого никогда не видели, как если бы они были их очень близкие друзья" ("Иосиф", II, VIII, 4). Таков же, бесспорно, был обычай Иисуса и его учеников.
Епифаний, который помещает эбионитскую "ересь" на одном уровне с "ересью" назареев, также указывает, что назареи очень близки керинтянам,*3 на которых с такой бранью обрушился Ириней.*4
________ 1 Иосиф Флавий: "Войны", II, гл. 8. от. 7 2 См. Иосиф, Филон, Мунк (35). Евсевий упоминает их семнейон, где они совершают мистерии уединенной жизни ("Ecclesiastic History" II, 17) 3 "Epiphanius", ed. Retau. 1. с. 117 4 Керинт ─ это тот же самый гностик, современник евангелиста Иоанна, о котором Ириней выдумал следующий анекдот: "Есть люди, слышавшие как он (Поликарп) рассказывал, что Иоанн, ученик Господень, пошел в городе Эфессе в баню и, узнав, что в ней находится Керинт, бросился вон из бани с криком: "Давайте побежим, пока баня не обрушилась, ибо в ней находится Керинт, враг истины." (Ириней "Adv. Hoer.". Ill, 3, 4.)
Мунк в своем труде "Палестина" подтверждает, что в пустыне жило 4000 ессеев; что у них были свои мистические книги и что они предсказывали будущее.*1 Набатеяне, с очень небольшим, в действительности, расхождением, придерживались тех же самых верований, что и назареи и сабеяне, и все они больше почитали Иоанна Крестителя, чем его преемника Иисуса. Персидские иезиды говорят, что первоначально они пришли в Сирию из Басры. Они применяют крещение и верят в семь архангелов, хотя и в то же время оказывают почести Сатане. Их пророк Иезед, живший задолго до Магомета,*2 учил, что Бог пошлет посланца и что последний откроет ему книгу, которая уже написана в небесах с начала веков.*3 Набатеяне обитали в Ливане, где их потомки живут и доныне, и их религия по своему происхождению чисто каббалистическая. Маймонид говорит о них как бы отождествляя их с сабеянами.
"Я приведу тебе писания ... относящиеся к верованию и учреждениям сабеян", ─ говорит он. ─ "Самой знаменитой является книга "Земледелие Набатеян", которую перевел Ибн Вахшиджа. Эта книга полна языческих нелепостей... В ней говорится об изготовлении ТАЛИСМАНОВ, о привлечении сил ДУХОВ, о МАГИИ, ДЕМОНАХ и вампирах, обитающих в пустыне".*4
______ 1 Munk: "Palestine", с. 525; "Sod, the Son of the Man" 2 "Haxthausen". с. 229. 3 "Shahrastani", Dr. D. Chwolsohn: "Die Ssabier und der Ssabismus". II, c. 625. 4 Маймонид, приведенный у д-ра Д. Хвольсона: "Die Ssabier und der Ssabismus". II, с. 458.
Имеются предания у племен, живущих рассеянно за Иорданом, также как имеется много таковых среди потомков самаритян в Дамаске, Газе и в Наллозе (древней Шехем). Многие из этих племен, несмотря на преследования в течение восемнадцати веков, сохранили веру своих отцов в первоначальной простоте. Именно туда мы должны пойти в поисках преданий, основанных на исторических истинах, как бы они ни были искажены преувеличениями и неточностью, и сопоставлять их с религиозными легендами отцов, которые они называют откровением. Евсевий сообщает, что до осады Иерусалима небольшая христианская община ─ состоящая из членов, из которых многие, если и не все, знали Иисуса и его апостолов лично ─ нашла убежище в небольшом городке Пелла на противоположном берегу Иордана. Наверняка эти простые люди, веками жившие отдельно от остального мира, должны были сохранить свои предания в более свежем виде, чем какие-либо другие народы! Именно в Палестине нам следует искать чистейшие воды Христианства, не трогая его источника. Первые христиане после смерти Иисуса все объединились на некоторое время, независимо от того, были ли они эбионитами, назареями, гностиками или еще другими. В те дни у них не было христианских догматов и их Христианство состояло из веры в то, что Иисус был пророк, с тем только различием, что некоторые видели в нем просто "праведного человека",*1 а другие ─ святого вдохновенного пророка ─ сосуд, использованный Христосом и Софией, чтобы через него проявиться. Они объединились в оппозицию против синагоги и тиранических обрядов фарисеев ─ до тех пор, пока первоначальная группа не раздвоилась на две отдельные ветви, которые мы можем правильно назвать: христианскими каббалистами еврейской танаимской школы и христианскими каббалистами платонического Гнозиса.*2 Первые были представлены партией последователей Петра и Иоанна, автора "Апокалипсиса"; вторые же входили в ряды Христианства Павла, которое в конце второго века слилось с Платонической философией и поглотило еще позднее гностические секты, чьи символы и неправильно понятый мистицизм наводнили Римскую Церковь.
_____ 1 "Вы осудили и убили праведника", говорит Иаков в своем послании к двенадцати племенам. 2 Порфирий делает различие между тем, что он называет "Античной или Восточной философией" и собственно Греческой системой, философией неоплатоников. Книг утверждает, что все эти религии и системы суть ветви одной древней и общей религии ─ Азиатской или Буддхийской ("Gnostics and their Remains", с. 1).
Среди этой кучи противоречий какой христианин может быть уверенным, что он действительно христианин? В старом Сирийском "Евангелии от Луки" (III, 22) сказано, что Святой Дух спустился в виде голубя. "Йешуа, полный священного Духа, вернулся с Иордана, и Дух повел его в пустыню" (древнесирийский "Лука", IV, I, Tremellius).
"Затруднение заключалось в том", ─ говорит Данлэп, ─ "что Евангелии объявили, что Иоанн Креститель видел, что Дух (Сила Божия) спустился на Иисуса после того, как он достиг совершеннолетия, и если Дух этот тогда впервые спустился на него, то, действительно, у эбионитов и назареев имелись некоторые основания отрицать его предшествующее существование и не признавать в нем атрибутов ЛОГОСА. Гностики, с другой стороны, возражали против плоти, но признавали Логоса".*
1"Апокалипсис" Иоанна и объяснения искренних христианских епископов, таких как Синезий, который до конца придерживался доктрины Платона, заставляют нас думать, что самый разумный и безопасный путь заключается в том, чтобы придерживаться той чистосердечной первоначальной веры, которая, кажется, стимулировала вышеупомянутого епископа. Этот лучший, чистосердечнейший и наиболее несчастный из христиан, обращаясь к "Непознаваемому", восклицает:
"О, Отец Миров ... Отец Эонов ... Создатель Богов ─ да будет священно имя Твое!"
Но наставницей Синезия была Ипатия, и вот почему мы находим его признающимся со всею искренностью в своих убеждениях и в своей вере,
"Толпы ничего другого не желают, как быть обманутыми... Что же касается меня, то я всегда с самим собою буду философом, но для людей я должен быть священнослужителем".
"Свят Бог-Отец всего бытия: свят Бог, чья мудрость приводится в исполнение Его собственными Силами!.. Свят Ты, чрез Слово сотворивший все! Поэтому я верю в Тебя и свидетельствую и иду в ЖИЗНЬ и СВЕТ".*2
Так говорит Гермес Трисмегист, языческий богослов. Какой христианский епископ мог бы сказать лучше!
______ 1 "Sod, the Son of the Man". 2 "Hermes Trismegistus", cc. 86, 87. 90.
Очевидные расхождения в четырех евангелиях в целом не исключают того, что все повествования "Нового Завета", как бы они ни были искажены, имеют основу истины. К ней хитро приделаны подробности ─ такие, которые соответствовали более поздним необходимостям Церкви. Таким образом, попираемые частично косвенными свидетельствами, но еще более слепой верой, они со временем стали догматами веры. Даже вымышленное массовое избиение младенцев царем Иродом имеет некоторое основание в аллегорическом значении. Помимо теперь раскрытого факта, что все это повествование о таком избиении младенцев целиком взято из индийской "Бхагавад-Гиты" и брахманистских преданий, ─ эта легенда, кроме того, аллегорически указывает на исторический факт. Царь Ирод ─ типичный представитель Кансы, тирана Матхуры, дяди Кришны по материнской линии, которому астрологи предсказали, что сын его племянницы Деваки лишит его трона. Поэтому он отдал приказ убить родившегося у Деваки мальчика; но Кришна избег его гнева благодаря покровительству Махадэвы (великого Бога), который устроил так, что ребенок был унесен в другой город вне досягаемости Кансы. После этого, чтобы быть уверенным в уничтожении нужного мальчика, на которого ему не удалось наложить свои руки убийцы, Канса приказал убить всех новорожденных мальчиков по всему царству. Кришне поклонялись также гопи (овечьи пастухи) страны.
Хотя эта древняя легенда очень подозрительно напоминает более современный библейский эпизод, Гаффариль и другие приписывают происхождение его преследованиям в течение царствования Ирода каббалистов и Мудрецов, не оставшихся строго правоверными. Последних, а также пророков, вследствие их святой жизни прозвали "Невинными" и "Младенцами". Как и в случае некоторых степеней современного Масонства, адепты обозначали степень своего посвящения символическим возрастом. Так, например, Савл, который, когда его избрали царем, "был отборный и крупный мужчина", и "его плечи возвышались над всеми людьми", описан э католических версиях, как "однолетнее дитя, когда он начал свое царствование", что в буквальном значении есть явная нелепость. Но в "I Самуила", X, описано посвящение и помазание Савла Самуилом, и в стихе 6 Самуил пользуется такими многозначительными словами:
"...Дух Господень снизойдет на тебя, и ты будешь пророчествовать им, и превратишься в другого человека".
Таким образом, вышеприведенная фраза становится ясной ─ он получил одну степень посвящения и был символически описан как "однолетнее дитя". Католическая "Библия", из которой взята вышеприведенная цитата, с чарующей прямотой в подстрочнике добавляет: "Это чрезвычайно трудно объяснить" (подразумевая, что Савл был однолетним младенцем). Но ничуть не смущаясь трудностью, редактор, все же, берется это объяснить и добавляет: "Однолетний младенец. Это значит, что он был добр и напоминал собою невинное дитя". Истолкование настолько просто, насколько и благочестиво; и если оно бестолково, то, во всяком случае, безвредно.*
1_______ 1 Именно правильное толкование библейских аллегорий заставляет католическое духовенство так гневаться на протестантов, которые занимаются свободным исследованием Библии. Насколько этот гнев усилился, мы можем судить по следующим словам достопочтимого отца Паркера из Хайд Парка в Нью Йорке, который в своей лекции в католической церкви св. Терезы 10 декабря 1876 г. сказал: "Перед кем Протестантская Церковь находится в долгу за то, что она обладает Библией, которую она желает передать в пользование всем невежественным людям и детям? Она в долгу перед руками монахов, которые тщательно переписывали её до наступления века печати. Протестантизм создал раскол в Церкви, восстания и мятежи в государстве, нездоровую общественную жизнь и не удовлетворится ничем, кроме свержения Библии! Протестанты должны признать, что Римская Церковь сделала больше для распространения Христианства и уничтожения идолопоклонства, чем все их секты. С одной кафедры говорят, что нет никакого ада, а с другой ─ что есть немедленное и неумолимое проклятие. Один говорит, что Иисус Христос был только человек; другой ─ что вас нужно телесно погрузить в воду для крещения, но отказывает в этом обряде младенцам. У большинства из них нет предписанных форм богослужения, нет священных одеяний, и их доктрины такие же неопределенные, как бесформенны их богослужения. Основатель Протестантизма, Мартин Лютер, был самый плохой человек в Европе. Появление Реформации послужило сигналом для гражданской войны, и начиная с того времени до сегодняшнего дня мир находится в состоянии беспокойства, вселяющем тревогу правительствам, и с каждым днем становится все более скептическим. Окончательная тенденция Протестантизма ведет не менее как к разрушению всякого уважения к Библии и к разрушению правительства и общества." Это очень откровенная речь. Протестанты легко могли бы возвратить этот комплимент.
Если истолкование каббалистов отвергается, то весь этот вопрос окончательно запутывается, еще хуже ─ ибо это превращается в непосредственный плагиат из индусской легенды. Все комментаторы пришли к соглашению, что буквальное избиение младенцев нигде в истории не упомянуто; и что, кроме того, подобное событие должно было бы стать такой кровавой страницей в летописях Рима, что описание его сохранил бы для нас каждый писатель тех дней. Сам Ирод был подчинен римскому закону, и, несомненно, за такое чудовищное преступление поплатился бы собственной жизнью. Но если, с одной стороны, в истории нет ни малейшего следа этой басни, то, с другой стороны, в официальных жалобах Синагоги мы находим обилие доказательств о преследовании посвященных. "Талмуд" также это подтверждает.
Еврейская версия рождения Иисуса изложено в "Сефер-Толдос Йешу" в следующих словах:
"Мария стала матерью Сына по имени Йешуа, и когда сын подрос, она поручила его заботам раввина Эланана, и ребенок делал успехи в познаниях, так как был одарен духом и пониманием.
"Раввин Йешуа, сын Перахии, продолжал образование Йешуа (Иисуса) после Эланана, и посвятил его в сокровенное знание; но так как Царь, Ианней, приказал истребить всех посвященных, Йешуа Бен Парахиа бежал в Александрию в Египте, взяв юношу с собой."
Далее в повествовании рассказывается, что в Александрии они были приняты в дом богатой и ученой дамы (олицетворение Египта). Молодой Иисус нашел ее прекрасной, несмотря на "недостаток в ее глазах" и объявил об этом своему учителю. Выслушав его, последний настолько рассердился за то, что его ученик нашел что-то хорошее в этой стране рабства, что "проклял и прогнал от себя молодого человека". Затем следует ряд приключений, рассказанных аллегорическим языком, которые показывают, что Иисус дополнил свое посвящение в еврейскую "Каббалу" дополнительными познаниями сокровенной мудрости Египта. Когда преследования прекратились, они оба вернулись в Иудею.*
1Действительные причины недовольства Иисусом изложены ученым автором "Tela Ignea Satanae" (Огненные стрелы Сатаны) в количестве двух: 1-ое ─ что, будучи посвященным в Египте, он раскрыл великие Мистерии их Храма; и 2-ое ─ что он профанировал их тем, что раскрыл их простому народу, который неправильно их понял и исказил. Вот что они говорят:*2
"В святилище Бога Живого есть кубический камень, на котором высечены священные начертания, комбинация которых дает объяснение атрибутов и сил несказуемого имени. Это объяснение является ключом ко всем оккультным наукам и силам природы. Это есть то, что евреи называют Шам хамфораш. Этот камень охраняется двумя львами из золота, которые ревут, как только кто-нибудь приближается.*3 Ворота храма всегда охранялись и дверь святилища открывалась только один раз в году, чтобы впускать туда только Первосвященника. Но Иисус, узнавший в Египте при посвящении "великие тайны", сковал себе невидимые ключи и таким образом обрел возможность проникнуть в святилище незамеченным... Он скопировал начертания на кубическом камне и спрятал их в своем бедре;*4 после этого, выбравшись из храма, он отправился в чужие страны, где начал удивлять людей своими чудесами. Мертвые по его велению воскресали, прокаженные и одержимые исцелялись. Он заставил камни, веками пролежавшие на дне моря, подниматься на поверхность воды и складываться в гору, с вершины которой он проповедывал".
______ 1 Элифас Леви приписывает это повествование талмудистским авторам "Сота" и "Санхедрин", с. 19, книга "Иехииля". 2 Этот фрагмент переведен с еврейского подлинника Элифасом Леви в его "La Science des Esprits". 3 Те, кто хоть сколько-нибудь знакомы с ритуалами евреев, должны узнать в этих львах гигантские фигуры Херувимов, символическая чудовищность которых была рассчитана на то, чтобы напугать и обратить в бегство профана. 4 Арнобий приводит это же повествование об Иисусе и рассказывает, как его обвинили в краже из святилища тайных имен Святейшего, посредством которых, якобы, он совершал все чудеса.
Далее "Сефер Толдос" сообщает, что не будучи в состоянии сдвинуть кубический камень святилища, Иисус изготовил такой же камень из глины, который потом показывал народам, выдавая его за настоящий кубический камень Израиля.*
1Эта аллегория, как и остальные в таких книгах, написана "изнутри и снаружи", т. е. она имеет сокровенный смысл и должна читаться двояко. Каббалистические книги объясняют ее мистическое значение. Далее тот же талмудист говорит, в основном, следующее: Иисус был брошен в тюрьму, и там его держали сорок дней; затем его пороли как мятежного бунтаря: потом бросали в него камнями, как в кощунствующего, на месте, называемом Луд, и наконец, предоставили ему медленно умирать на кресте.
"Все это потому", ─ объясняет Леви, ─ "что он раскрыл людям истины, которые они (фарисеи) хотели сохранить только для своего собственного пользования. Он овладел оккультной теологией Израиля, сопоставил ее с мудростью Египта и нашел тем причину для всеобщего религиозного синтеза".*2
Как бы ни осторожным следует быть в принятии чего-либо об Иисусе из еврейских источников, надо признать, что в некоторых вещах они кажутся более правдивыми в своем изложении (когда это не касается их прямой заинтересованности в освещении фактов), чем наши добрые, но слишком рьяные отцы. Одно несомненно, Яков, "Брат Господень", сохраняет молчание по поводу воскресения. Он нигде не называет Иисуса "Сыном Божиим" или даже Христом-Богом. Только одни раз, говоря о Иисусе, он называет его "Господом Славы", но так поступают и назареи, когда пишут о своем пророке Иоанане бар Захарии или о Иоанне, сыне Захарии (св. Иоанне Крестителе). Их излюбленными выражениями в отношении своего пророка являются те же самые, которые употребляет Яков, говоря о Иисусе. Человек "от человеческого семени", "Посланец Жизни", света, "мой Господь-Апостол", "Царь, возникший из Света", и т. д.
"Разве не вера в нашего Господа ИИСУСА Христа. Господа Славы*, и т. д., ─ говорит Яков в своем послании (II, 1), по-видимому, имея в виду Христа как БОГА. "Мир тебе, мой Господь, ИОАНН Або Сабо, Господь Славы!" ─ говорит "Кодекс Назареев" (II, 19), обращаясь только к пророку. "Вы осудили и убили Праведника", ─ говорит Яков (V, 6). "Иоанан (Иоанн) ─ праведник, он идет путем справедливости", ─ говорит Матфей (XXI. 32, сирийский текст).
Яков даже не называет Иисуса Мессией в том смысле, какой придают этому титулу христиане, а намекает на каббалистического "Царя Мессию", который есть Господь Саваоф,*3 (V, 4) и повторяет несколько раз, что "Господь" придет, но нигде не отождествляет последнего с Иисусом.
"Будьте терпеливы, поэтому, братья, до пришествия Господа ... будьте терпеливы, ибо пришествие Господа приближается" (V. 7. 8). И добавляет: "Берите, братья, пророка (Иисуса), который говорил от имени Господа, в качестве примера страдания, огорчения и терпения".
______ 1 Это перевод Элифаса Леви. 2 "La Science des Esprits", с. 37. 3 "Israelite Indeed", т. 3, с. 61.

Скачать книгу: Восточные космогонии и записи Библии [0.05 МБ]