Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

практику. В адате многих мусульманских народов нашли свое выражение такие принципы,
как почитание старших, забота о детях, гостеприимство и др. Обычай требовал от человека
быть щедрым, храбрым, стойким, терпеливым, сдержанным в речах и т. п.
Сам этикет у ряда мусульманских народов не выделен в отдельную систему. Он как бы
растворен в шариате и адате. У других же народов, например в мусульманских культурах
Кавказа, этикет образует особую, выделенную из шариата и адата сферу культуры. Вообще
этикет может почти полностью растворяться в других формах поведения — быть не
выделенным или слабо выделенным, а может, наоборот, представлять вполне
самостоятельную, четко ограниченную сферу культуры. Примером такой этикетной системы,
влияющей на все остальные формы поведения, является абхазский аламыс. «Аламыс» (или
«намус») — сложное понятие, с трудом поддающееся точному определению. В самом общем
виде его можно определить как систему нравственных ценностей, соблю дение которых
выражается в высокопрестижном поведе нии. Абхазский аламыс — своего рода кодекс чести.
Вместе с тем это образ жизни и тот нравственный идеал, к которому человек должен
стремиться. «Смысл жизни в аламысе», — говорят абхазы.
Все то, что считается высоконравственным и достойным человека, относится к аламысу и
определяется им. Поэтому такие нормы и правила, как не беспокоить людей, не оскорблять
даже непорядочного человека, почтительно и доброжелательно относиться к окружающим,
доводить
11

дело до конца и множество других — все это аламыс.
Как отмечают исследователи, особенность абхазского аламыса состоит в том, что это не только
внутренний нерв всего поведения абхазов, но и главная черта их мировосприятия, всей
совокупности представлений об обществе и природе." Эта система взглядов, определяю щая
характерные черты абхазского поведения («абхаз- ство»), по словам Ш. Д. Инал-Ипа,
является своеобразной национальной философией. 12
Система моральных установок, определяющих харак тер общения у самых разных народов,
включает набор универсальных, общечеловеческих ценностей: почтитель ное отношение к
стапшим, родителям, женщинам, госте приимство, понятия чести, достоинства, скромность,
толерантность, благожелательность и др. Однако иерархия ценностей, культивируемых и
традиционно поддержива емых в том или ином обществе, как правило, имеет свои
особенности. Именно иерархия качеств специфична для таких традиционных этических
систем, как гири в Японии или намус мусульманских народов.
Принцип гостеприимства входит в моральный кодекс любого народа, но далеко не у всех он
стоит на первом месте. Почитание родителей занимает одну из верхних строк в
мусульманской системе моральных ценностей и весьма слабо выражено у европейских
народов. Следует, однако, учитывать, что принятая в том или ином обществе иерархия
принципов всегда является идеальной. В реаль ных условиях она легко трансформируется. В
зависимости от характера ситуации на первый план выдвигается тот принцип, который
является конструктивным именно для нее. Например, независимо от положения в идеальной
системе таких качеств, как достоинство, честь, «сохранение своего лица», в экстремальной
этикетной ситуации скорее всего именно они будут определяющими.
Можно говорить о том, что при обучении этикету основной упор делается или на обучение
технике, или на обучение нормам. При этом наблюдается следующая закономерность: для тех
культур, в которых этикет не утерял связь с «корнями», где он тесно сопряжен с веро
ваниями, религией, ритуалами, на первый план выходит обучение нормам. Там, где такие
связи утрачены, внима ние уделяется в основном внешней стороне поведения. Если в
традиционном общестзе этикет является непосред ственной реализацией моральных
ценностей, то в культуре
12
современного европейского типа он чаще всего представ ляет набор технических приемов с
примитивными форму лировками типа: «Нужно делать так, потому что иначе —
неприлично».
Одни и те же стандартные ситуации могут быть разыграны с разной степенью вежливости,
присущей тому или иному народу. При этом в одних традициях вежливость выступает в
гипертрофированной форме, а в других прояв ляется в меньшей степени. На одном полюсе —
высоко ритуализованное поведение кавказских народов, которых иностранцы в этом
отношении не раз сравнивали с фран цузами, а на другом — хорошо знакомые каждому из нас
бытовые ситуации, когда общее равнодушие становится благодатной почвой для хамства.
Две точки зрения в этикете. Выявление «внутренних регуляторов» поведения сопряжено
со многими трудно стями. Мы получаем ту или иную картину в зависимости от того, с какой
точки зрения ведется описание: одно дело, если структура моральных норм дается «изнутри»,
и совсем другое — если с позиций другой культуры. В пер вом случае «свое», как правило,
оценивается положи тельно, во втором — картину нередко искажают обыден ные, подчас
субъективные представления о «характерных» чертах чужого народа.
Вообще различение разных точек зрения имеет фунда ментальное значение для этикета.
Наиболее характерными памятниками, отражающими внешнюю точку зрения, являются
записки путешественников, внутреннюю — тексты типа «Домостроя» или современных
пособий на тему «Как вести себя в обществе».
Внешняя и внутренняя точки зрения предполагают существенно разные принципы
прочтения поведенческого текста. Посторонний наблюдатель воспринимает его
нерасчлененно, без предварительно заданного деления на значимое и незначимое, выделяя
не то, что наиболее важно с позиции носителя традиции, а то, что более всего отличается от
привычных ему форм поведения. Смысл происходящего проясняется ему постепенно, из
объясне ний местных жителей, по мере погружения в чужую культуру. Здесь будет уместной
аналогия с восприятием книги на незнакомом языке: человек рассматривает рас положение
текста, шрифт, переплет, но еще не знает, о чем в ней говорится.
Для носителя традиции изначален и наиболее значим даже не поведенческий текст сам по
себе, а те механизмы,
13
которые порождают текст и как бы остаются в его глубине: система ценностей, религиозные,
нравственные, психоло гические и другие установки. Продолжая сравнение с чтением книги,
можно сказать, что носителю традиции незачем вникать в содержание книги: заглядывая в
нее, он лишь припоминает то, что ему и без того хорошо известно. Целые фрагменты
действительности просто не замечаются, поскольку не наделены смыслом, как не
сосредоточивается внимание читателя на переплете книги, выходных данных и т. п.
Внутренняя точка зрения позволяет выявить этические, нравственные, религиозные,
социальные и иные основы этикета, однако она чревата и определенной односторон ностью:
как человек, так и народ в целом склонны идеали зировать свой образ; «грамматика» этикета
при этом незаметно подменяет жизненную реальность. Отдельным поведенческим чертам,
имеющим межэтнический характер, приписывается узконациональная принадлежность; пред
полагается, что они свидетельствуют о высоких нравст венно-этических свойствах именно
данного народа и — хотя это может и не эксплицироваться — ставят его выше других народов.
Внешней точке зрения более соответствует иной тип исследования — основанный на
привлечении сравнитель ного материала по многим народам, географически и исторически
удаленным друг от друга. При таком подходе основное внимание переносится на
инструментальную сферу, причем выявляется значительная условность, кон-венциональность
этикетных знаков. Действительно, при влечение разнообразного в географическом и
историче ском отношении сравнительного материала очень скоро выявляет полную

Скачать книгу: У истоков этикета [0.15 МБ]