Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

Прийма А. К.



НЛО! Очевидцы неопознанного



А. К. Прийма - известный исследователь аномальных явлений, автор пяти
книг и многих статей о встречах с непознанным. Профессиональный
литератор, он пишет "контактные истории" в жанре документальной прозы
- с диалогами и захватывающей интригой.

В новой книге "НЛО! Очевидцы неопознанного" писатель верен себе: в
яркой, интригующей манере он рассказывает о невероятном, но тем не
менее имевшем место в действительности- о встречах наших
. ников с домовыми, лешими, привидениями, экипажами
НЛО.

Основная часть публикуемых "контактных историй" печатается впервые и
расследовалась автором лично. В книге впервые публикуются уникальные
фотографии из архива автора. Для широкого круга читателей,


Чему бы жизнь нас не учила, Но сердце верит в чудеса.

Ф. Тютчев "Избранные стихотворения"

Лучшее доказательство, лучший аргумент - это аргумент материалом.

В. Пропп "Исторические корни волшебной сказки"

ОТ АВТОРА

Пару лет назад в Москве была издана моя книга "Внеземляне идут!",
написанная в жанре документальной прозы. Она встретила теплый
читательский прием.

Вереницей пошли письма, отклики на нее. А в них циркулировала мысль, в
наиболее четкой форме высказанная в письме Олега Пивовара из Киева,
бывшего политического заключенного, а сейчас руководителя школы боевых
искусств Востока. "Давно увлекаюсь литературой по аномальным
явлениям,- писал О. Пивовар.- В частности, держу на книжной полке все
ваши изданные книги. "Внеземляне..." много интереснее предыдущих. Вы
тут, как говорится, "нашли удачный прием" - расписали контактные
истории в форме динамичной документальной прозы с диалогами и
приключениями. Никто до вас не додумался сделать этого... Пожалуйста,
продолжайте в том же духе. Продолжайте делать то, чего заведомо не
умеют делать наши доморощенные "исследователи загадочных феноменов",
знаменитые среди читателей, прежде всего, своим удручающим
косноязычием".

Вдохновленный такой реакцией на мою книгу, я написал и затем издал в


Москве другую книжицу документальных повествований. Она называлась
"Неведомые Миры. Рассказы исследователя аномальных явлений".

И опять пошли волной читательские письма Вот
^ишь одно из них-от педагога А.Л.Смирновой из
1юменскои области: "Пишите, пишите, пишите не останавливаясь, свои
увлекательные документальные очерки и впредь. Для пропаганды
аномальной тематики они делают куда больше, нежели многие отличающиеся
резко дурным слогом, псевдонаучные "монографии" на ту же тему..."

Книга, которую вы держите сейчас в руках-это "Новые рассказы
исследователя аномальных явлений" как указано в ее подзаголовке.
Надеюсь, новые рассказы придутся по душе читателям не меньше чем
старые, изданные мною ранее. Перед вами-снова документальная проза,
написанная по следам расследовании встреч наших современников с
Неведомым.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЗАГАДОЧНЫЕ ГОСТИ

"МИР ИДЕТ К КОНЦУ..."

Когда я впервые встретился с Дарьей Михайловной Шупик, ей только что
исполнилось 62 года. А произошла встреча в общежитии одного из
ростовских училищ. Дарья Михайловна служила там вахтершей.

Она оказалась невысокой, полной женщиной, одетой в
стираное-перестираное, ветхое летнее платье с короткими рукавами. На
ногах у нее были толстые войлочные тапочки, столь же, ветхие, как
платье, давно потерявшие свой первоначальный цвет, выгоревшие от
времени. Дарья Михайловна сидела за столиком вахтера, уронив
подбородок на грудь, и тихо посапывала. Ее глаза были прикрыты. Она
подремывала, когда я подошел к ней.

Рядом со столиком стояла на полу матерчатая хозяйственная сумка, из
которой выглядывал кирпич черного хлеба. Вся в старческой бахроме, с
заплатой на боку, сумка была под стать ветхому платью и заношенным
тапочкам. Она тоже давно просилась на помойку.

Я на мгновение замер, сочувственно разглядывая женщину издали. Запах
вечной бедности, улавливаемый не ноздрями, а душой, реял вокруг нее. Я
тяжко вздохнул, привычно анализируя туманные мысли и ассоциации,
приходящие мне в голову при встрече с каждым новым человеком.

В Дарье Михайловне я увидел метафору растреклятой нашей русской
нищеты.

Это платье и тапочки... Эта сумка... Этот ее почтенный возраст...
Безрадостный закат жизни в лютом