Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

мирныя жертвы твои, овецъ твоихъ и воловъ твоихъ; на всякомъ месте, где Я положу память
имени Моего, Я прiйду къ тебе и благословлю тебя”. На основанiи этого и подобныхъ ему
свидетельствъ Библiи указанные ученые богословы утверждаютъ, что все культовыя установленiя
Моисея, а въ томъ числе и кровавыя жертвоприношенiя у евреевъ первоначальны, оригинальны и
заповеданы Богомъ; у язычниковъ же сходныя съ ними культовыя формы явились только
вследствiе подражанiя евреямъ и заимствованiя отъ нихъ. Съ такимъ объясненiемъ трудно однако
же согласиться, такъ какъ противъ него говоритъ не только исторiя, но и Библiя. Именно, въ самой
Библiи мы можемъ указать много местъ, которые ясно свидетельствуютъ, что некоторые
культовыя формы какъ у язычниковъ, такъ и у евреевъ, сходныя съ культовыми формами,
установленными Моисеемъ по повеленiю Божiю, несомненно существовали раньше Моисея. Такъ
тесть Моисея Iоеоръ былъ уже священникомъ въ земле Мадiамской раньше призванiя Моисея, а
следовательно, и раньше законодательства Моисея, Iоеоръ въ присутствiи Моисея, Аарона и всехъ
старейшинъ Израилевыхъ приноситъ всесожженiе и жертвы Богу раньше, чемъ даны были о нихъ
законы Богомъ Моисею (Исх. 18, 12). Моисей, по повеленiю Божiю, проситъ фараона отпустить
изъ Египта народъ еврейскiй въ пустыню для того именно, чтобы совершить служенiе Богу –
принести жертву Господу (ср. Исх. 3, 12, 18; 5, 1, 3, 8, 17, 8, 27, 9, 1, 10, 3, 9, 11). Фараонъ и
народъ понимаютъ; ясно, что речь о жертвоприношенiи ничего новаго не заключала въ себе.
Моисей устраиваетъ жертвенникъ Господу въ пустыне Синъ (Исх. 17,15) раньше даннаго ему
особо повеленiя (Исх. 20, 24) и раньше устроенiя скинiи свиденiя (Исх. 25, 8 и 9). У евреевъ были
священники (Исх. 19, 22, 24) раньше повеленiя Божiя объ избранiи и постановленiи Аарона и его
сыновей для священническаго служенiя (Исх. гл. 28), наконецъ, у евреевъ былъ “ковчегъ
свидетельства” (Исх. 16, 34, 33) раньше “ковчега откровенiя” (Исх. 27. 21; 25, 22) или “ковчега
завета”, сделаннаго по тому образцу, какой былъ показанъ Богомъ Моисею на roре (Исх. 25, 40).
Въ первый разъ Библiя упоминаетъ о жертвоприношенiяхъ Каина и Авеля. Каинъ принесъ отъ
плодовъ земли даръ Господу. И Авель принесъ отъ первородныхъ стада своего и отъ тука ихъ (Быт.
4, 3-4). Кровавая жертва Авеля, приносившего первородныхъ отъ своего стада, была благоугодна
Богу: “И призрелъ Господь на Авеля и на даръ его”. Апостолъ Павелъ поясняетъ намъ, что жертва
Авеля была принесена верою, чего Каину, вероятно, недоставало: “Верою Авель принесъ Богу
жертву лучшую, нежели Каинъ; ею получилъ свидетельство, что онъ праведенъ, какъ
засвидетельствовалъ Богъ о дарахъ его; ею онъ и по смерти говоритъ еще” (Евр. 11,4).
Второй случай кроваваго жертвоприношенiя, отмеченный Библiею, относится ко времени
выхода Ноя изъ ковчега после потопа: “И устроилъ Ной жертвенникъ Господу и взялъ изъ всякаго
скота чистаго, и изъ всехъ птицъ чистыхъ, и принесъ во всесожженiе на жертвеннике, и обонялъ
Господь прiятное благоуханiе, и сказалъ Господь Богъ въ сердце Своемъ: не буду больше
проклинать землю за человека” (Быт. 8, 20-21). Здесь мы видимъ уже не только то, что кровавыя
жертвы были угодны Богу, но и многiя навсегда установившiяся частныя черты кровавыхъ
жертвоприношенiй: 1) нужно было устроенiе особаго жертвенника Господу, 2) въ жертву
приносятся только чистыя животныя; 3) определяется особый видъ жертвоприношенiй –
всесожженiе.
Нельзя сомневаться въ томъ, что Авраамъ также приносилъ Богу кровавыя жертвы и имелъ
ясное представленiе о нихъ, – иначе онъ не понялъ бы и повеленiя Божiя: “возьми сына твоего,
единственнаго твоего, котораго ты любишь, и принеси его во всесожженiе” (Быт. 22, 2). И Исаакъ
не могъ бы спрашивать: “вотъ огонь и дрова, где же агнецъ для всесожженiяе” (ст. 7). Наконецъ,
увидевъ овна, запутавшегося въ чаще рогами своими, Авраамъ принесъ его во всесожженiе вместо
Исаака сына своего (ст. 13). Ясно, что способъ приношенiя кровавыхъ жертвъ ему уже былъ
хорошо известенъ.
Разсказъ бытописателя о томъ, что уже сынъ Aдамa Авель совершилъ кровавое
жертвоприношенiе, далъ поводъ некоторымъ богословамъ думать, что Богъ установилъ кровавыя
жертвоприношенiя не чрезъ Моисея, а еще чрезъ Адама, въ раю. Насколько мы знаемъ, первымъ
русскимъ православнымъ богословомъ, высказавшимъ такое предположенiе (но не утвержденiе)
былъ приснопамятный святитель Moсковскiй митрополитъ Филаретъ. Его занимали вопросы:
“Почему Богъ (въ раю) заимствуетъ человеку одежду отъ животныхъ, а не отъ растенiйе Откуда
взяты кожи для ея составленiяе И какъ человекъ, не привыкшiй еще къ мысли о смерти, могъ безъ
отвращенiя облещи себя смертiю другихъе” На эти вопросы онъ отвечаетъ въ своихъ “3апискахъ
на книгу Бытiя” (М. 1868. Стр. 73) такъ: “Сiи недоуменiя не иначе могутъ быть paзpешены, какъ
тою догадкою, что Богъ въ одно время научилъ человека и приносить въ жертву животныхъ, и
обращать ихъ кожи въ одежду, дабы сими жертвоприношенiями онъ былъ вразумленъ убивать въ
себе скотоподобныя вожделенiя и страсти, имея также предъ очами будущую жертву
победоноснаго Семени жены, верою облекался въ заслуги и крепость Его”.
После Филарета многiе русскiе православные богословы даже не въ виде догадки, а
категорически стали утверждать, что кровавыя жертвоприношенiя были установлены Самимъ
Богомъ еще въ раю. Такое ученiе уже внесено даже въ учебники по Закону Божiю для преподаванiя
православнымъ детямъ. Такъ, въ “Священной Исторiи Ветхаго Завета, составленной въ объеме
курса гимназiй и духовныхъ училищъ придворнымъ протоiереемъ Дмитрiемъ Соколовымъ” (Спб.
1898. Изд. 38-е, стр. 8) мы читаемъ: “чтобы люди не забыли этого обещанiя Божiя (о Спасителе),
милосердый Господь повелелъ имъ закалывать въ жертву Ему тельцовъ, овновъ и козловъ и
сожигать ихъ съ молитвою о прощенiи rpеxoвъ и съ верою въ будущаго Спасителя. Въ принесена была первая жертва за грехъ людей”. Это утврежденiе намъ кажется слишкомъ
категоричнымъ, весьма смелымъ и недостаточно осторожнымъ. Въ Библiи нельзя указать для него
твердаго и несомненнаго основанiя, такъ какъ Божественное Откровенiе съ точностiю не говоритъ
намъ, когда именно и где были установлены Богомъ кровавыя жертвоприношенiя и когда именно и
кемъ была принесена первая жертва.
Заслуживаетъ особеннаго вниманiя изъясненiе великаго Святителя вселенской церкви св.
Iоанна Златоуста. Св. Iоаннъ Златоустъ положительно не допускаеть той мысли, что кровавыя
жертвоприношенiя даже у евреевъ были установлены Самимъ Богомъ. По его изъясненiю, Богъ
только снисходительно попустилъ евреямъ приносить и Ему кровавыя жертвы, культъ которыхъ
уже существовалъ тогда У язычниковъ. Приведя буквально 11-й стихъ 1-й главы книги пророка
Иcaiи, онъ говоритъ [ 5 ]: “Слышалъ ты гласъ (Бога), весьма ясно говорящiй, что сначала Онъ (т. е.
Богъ) не требовалъ отъ васъ этихъ жертвъ. Ибо, если бы требовалъ ихъ, то этимъ установленiямъ
первыми подчинилъ бы всехъ древнихъ, которые еще до нихъ прославились. Для чего же,
скажешь, Онъ позволилъ послее Снисходя къ вашей немощи. Какъ врачъ, видя, что больной
горячкою челoвекъ, своенравный и нeтepпеливый, хочетъ напиться холодной воды, и угрожаетъ,
если ему не дадутъ, накинуть на себя петлю, или броситься со стремнины, для предотвращенiя
большаго зла, допускаетъ меньшее, только бы отклонить больного отъ насильственной смерти,
такъ точно поступилъ и Богъ. Какъ увиделъ Онъ, что евреи беснуются, скучаютъ, хотятъ жертвъ,
готовы, если имъ не позволятъ этого, обратиться къ идоламъ, или даже не только готовы
обратиться, но уже и обратились, то позволилъ имъ жертвы. И что это было причиной, можно
видеть изъ самаго времени позволенiя. Богъ позволилъ имъ жертвы уже после того, какъ они
совершили праздникъ въ честь злыхъ демоновъ, какъ бы такъ говоря имъ: вы беснуетесь и хотите
приносить жертвы, такъ приносите ихъ, по крайней мере Мне. Впрочемъ, и позволивъ это, Онъ не
навсегда далъ такое позволенiе, но премудрымъ способомъ опять отнялъ его. Какъ врачъ (ничто не
мешаетъ мне употребить тотъ же примеръ), уступая прихоти больного, приноситъ изъ своего дома
сосудъ и приказываетъ ему пить изъ него одного, а потомъ, когда больной согласится на это, тайно
велитъ подающимъ питье разбить этотъ сосудъ, чтобы, незаметно и не подавая вида, отклонить
больного отъ его прихоти: такъ поступилъ и Богъ. Позволивъ iудеямъ приносить жертвы, Онъ
позволилъ делaть это ни въ какомъ другомъ месте, кроме Iерусалима: потомъ, когда они
несколько времени приносили жертвы, разрушилъ этотъ городъ, чтобы, какъ врачъ разбитiемъ
сосуда, такъ и Богъ – разрушенiемъ города – отвлечь ихъ, и по неволе, отъ этого дела. Если бы Онъ
прямо сказалъ: перестаньте; они бы не легко согласились оставить страсть къ жертвамъ, но теперь,
по самой необходимости ихъ пребыванiя (вне Iерусалима), Онъ незаметно отвелъ ихъ отъ этой