Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

посвятить кого либо Богуе – Прежде всего (по объясненiю самого Моисея) это значитъ – заклать
посвященнаго и принести его въ жертву; а потомъ уже въ переносномъ смысле – “отдать его
Господу на все дни жизни его служить Господу” (1 Цар. 1, 28). Самъ Богъ возвестилъ чрезъ
Моисея еврейскому народу: “все заклятое, что подъ заклятiемъ отдаетъ человекъ Господу, изъ
своей собственности, человека ли, скотину ли, есть великая святыня Господня и должно быть
предано смерти” (Лев. 27, 28, 29) [ 3 ]. Въ этомъ смысле говоритъ и Господь нашъ Iисусъ
Христосъ въ Своей первосвященнической молитве о Своей крестной смерти: “За нихъ
(верующих) Я посвящаю Себя (по-славянски: “свящу Себе”). Когда Авраамъ намеревался
принести въ жертву единственнаго, дарованнаго ему уже въ старости, сына своего Исаака, онъ,
несомненно, веровалъ, что эта жертва будетъ угоднейшею Богу, какъ ни тяжела была она для него
самого.
Интересный случай изъ жизни Iефеая передаетъ книга Судей Израилевыхъ (гл. 11).
Отправляясь на войну съ аммонитянами Iефеай далъ обетъ Господу: “Если Ты предашь
аммонитянъ въ руки мои, то, по возвращенiи моемъ съ миромъ отъ аммонитянъ, что выйдетъ изъ
воротъ дома моего навстречу мне, будетъ Господу, и вознесу сiе на всесожженiе”. Победивъ
аммонитянъ, Iефеай возвращается домой, “и вотъ дочь его выходитъ навстречу ему съ тимпанами
и ликами; она была у него только одна, и не было у него еще ни сына, ни дочери”. И онъ
совершилъ надъ нею обетъ свой; по толкованiю некоторыхъ древнихъ раввиновъ, действительно
принесъ ее въ жертву всесожженiя, а по мненiю другихъ, только обрекъ ея на всегдашнее девство
и служенiе скинiи. Первое толкованiе представляется однако же более основательнымъ: его
придерживается и св. Iоаннъ Златоустъ, высказавшiй предположенiе, что Iефеай далъ свой обетъ
по внушенiю злаго духа – дiавола.
Замечательна мысль, высказанная пророкомъ Михеемъ отъ лица грешника, ищущего своего
примиренiя съ Богомъ: “Съ чемъ предстать мне предъ Господа, преклониться предъ Богомъ
небесныме Разве дамъ ему первенца моего за преступленiе мое и плодъ чрева моего за грехъ души
моей” (Мих. 6, 6, 7).
Впрочемъ, по безпредельной милости Своей къ человеческому роду, Господь вообще не
допустилъ того, чтобы евреи приносили Ему въ жертву своихъ первенцевъ. Тотчасъ, по объявленiи
закона о посвященiи первенцевъ. Господь повелеваетъ чрезъ Моисея еврейскому народу самыхъ
первенцев-сыновей въ жертву не приносить, а делать за нихъ выкупъ. Вотъ что сказалъ по этому
поводу Моисей своему народу: “каждаго первенца человеческаго выкупай. И когда после спроситъ
тебя сынъ твой, говоря: что это, то скажи ему: рукою крепкою вывелъ насъ Господь изъ Египта,
изъ дома рабства. Ибо, когда Фараонъ упорствовалъ отпустить насъ, Господь умертвилъ всехъ
первенцевъ въ земле Египетской, отъ первенца человеческаго до первенца изъ скота, – посему
приношу въ жертву Господу все разверзающее ложесна, мужескаго пола, а всякаго первенца изъ
сыновъ моихъ выкупаю” (Ис.. 13, 13-15). Свое повеленiе Господь повторилъ чрезъ Моисея и
некоторое время спустя: “всехъ первенцевъ изъ сыновъ твоихъ выкупай” (Исх. 34, 20). Сначала
еврейскiе первенцы, въ своемъ значительномъ числе, были заменены левитами, отделенными
исключительно на служенiе Богу (ср. Числ. 3, 45), пoтомъ они были выкупляемы деньгами по пяти
сиклей за человека, но – больше всего, а впоследствiи и исключительно – жертвенными
животными; люди достаточные и богатые должны были приносить въ жертву Богу за своего сына
однолетнего агнца во всесожженiе и молодаго голубя или горлицу въ жертву за грехъ; а люди
бедные, бывшiе не въ состоянiи прiобрести агнца, должны были приносить двухъ горлицъ или
двухъ молодыхъ голубей, одного во всесожженiе, а другого – въ жертву за грехъ (ср. Лев. 12, 6-8).
Такимъ образомъ здесь мы уже ясно видимъ, что ветхозаветныя еврейскiя кровавыя
жертвоприношенiя заменяли собою принесенiе въ жертву самыхъ людей.
Но есть ли въ книгахъ Св. Писанiя Ветхаго Завета хотя какое-нибудь указанiе на то, чтобы
евреи могли оправдывать употребленiе въ пищу жертвеннаго человеческаго мяса или кровие Въ
книге “Эцъ Хаимъ” въ оправданiе этого изувернаго обычая делается ссылка на два места въ
писанiи Моисея Числъ, а именно 19, 9: “Противъ Господа не возставайте и не бойтесь народа земли
сей, ибо онъ достанется вамъ на съеденiе, защиты у нихъ не стало, а съ нами Господь” и 23, 24:
“Вотъ народъ (израильскiй), какъ львица встаетъ, и какъ левъ поднимается; не ляжетъ, пока не
съестъ добычи и не напьется крови убитых”. Толкованiя этихъ местъ въ духе еврейскихъ
раввиновъ мы однако же не найдемъ ни у кого изъ древнихъ христiанскихъ писателей. Впрочемъ,
справедливость требуетъ сказать, что изъ греческихъ писателей Аппiонъ утверждалъ, что евреи
временъ царя сирiйскаго Антiохона ели мясо приносимыхъ ими въ жертву иноплеменниковъ
(греков); а изъ разсказа Дiона Кассiя мы узнаемъ, что въ греческомъ городе Кирени были перебиты
все евреи за то, что похищали греческихъ младенцевъ для употребленiя ихъ крови при своихъ
праздничныхъ обрядахъ.
Въ книгахъ Священнаго Писанiя Ветхаго Завета приведено много наставленiй относительно
совершенiя кровавыхъ жертвоприношенiй, – и на основанiи ихъ мы можемъ составить себе более
или менее верное представленiе о томъ, какой смыслъ заключалъ въ себе, этотъ наиболее
распространенный въ до-христiанскую эпоху религiозный культъ. Самъ по себе, безъ своего
внутреннего смысла и значенiя, культъ ветхозаветныхъ кровавыхъ жертвоприношенiй для насъ
навсегда бы остался более, чемъ непонятнымъ; а для разума человеческаго онъ могъ бы быть
только вечнымъ позоромъ. По крайней мере мы никогда бы не разрешили вопроса: какимъ
образомъ человеческiй разумъ могъ прiйти къ заключенiю, что Божеству будетъ прiятно, когда
человекъ зарежетъ и сожжетъ совершенно невинное, а для него лично весьма полезное животное
или даже своего собственнаго, нередко единственнаго и любимаго сына (какъ это делали и
наиболее культурные язычники). Само по себе, безъ особаго внутренняго смысла, это было бы
действiемъ не разума, а – необъяснимаго безумiя. Вопросъ становится еще более труднымъ, когда
мы примемъ во вниманiе, что къ мысли о богоугодности кровавыхъ жертвоприношенiй пришли не
отдельныя лица, а все человечество, истреблявшее такимъ образомъ неисчислимое множество
животныхъ и даже людей въ теченiе целыхъ пяти тысячъ летъ. И мы нисколько не удивляемся
тому обстоятельству, что многiе, и древнiе и современные намъ мыслители – философы и
богословы рацiоналистическаго направленiя (напримеръ, Гартманъ, Фон-дер-Альмъ, Ренанъ,
Штраусъ, Бруно-Бауэръ, а въ особенности – Вольтеръ и его единомышленники-энциклопедисты,
деисты и рацiоналисты, даже Шлейермахеръ и Неандеръ), не верующiе въ Божественное
Откровенiе и не руководящiеся имъ въ своемъ пониманiи религiозныхъ истинъ, оказались
безсильными разрешить этотъ трудный и далеко не праздный вопросъ. По ихъ объясненiю,
принося въ жертву животныхъ и людей, древнiе язычники и евреи были уверены, что они кормятъ
своихъ измышленныхъ боговъ, и темъ задабриваютъ ихъ. Хорошихъ же боговъ изобрелъ себе
разумъ человеческiй, если безъ помощи людей они обречены были бы на голодную смерть и если
они, подобно безчестнымъ чиновникамъ, принимали бы отъ своихъ поклонниковъ всякаго рода
взятки, не брезгая даже голубями и горлицами!.. Правда, относительно языческихъ
жертвоприношенiй мы не располагаемъ достаточнымъ литургическимъ матерiаломъ, чтобы со
всею основательностью показать, какой смыслъ имъ былъ приписываемъ жрецами и
богомольцами. Но что касается ветхозаветныхъ еврейскихъ жертвоприношенiй, то ниже мы ясно и
неопровержимо докажемъ, что сами евреи не понимали ихъ ни въ смысле кормленiя своего Бога,
ни въ смысле задариванiя Его взятками. Для евреевъ кровавыя жертвоприношенiя ихъ имели иное
значенiе и более глубокiй смыслъ.
Впрочемъ, считаемъ необходимымъ предупредить, что многiя недоразуменiя могутъ
встретиться намъ и относительно ветхозаветныхъ еврейскихъ кровавыхъ жертвоприношенiй. Такъ,
прежде всего намъ приходится иметь дело съ большимъ затрудненiемъ при разрешенiи вопроса:
кто и когда установилъ эти жертвоприношенiяе Были въ древности еврейскiе и христiанскiе
ученые богословы, да и теперь еще есть таковые, – которые, какъ ветхозаветнымъ еврейскимъ
жертвоприношенiямъ, такъ и ветхозаветному культу вообще приписываютъ только Божественное
происхожденiе. Они ссылаются на свидетельство Библiи, по которому Самъ Богъ повелелъ
Моисею, а чрезъ Hero и всему еврейскому народу приносить кровавыя жертвы. Въ книге Исходъ
(20, 24) говорится: “Сделай мне жертвенникъ изъ земли и приноси на немъ всесожженiя твои и