Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное


.- Прот. Т. И. Буткевичъ



О смысле и значенiи кровавыхъ
жертвоприношенiй въ дохристiанскомъ
мире и о такъ называемыхъ
“ритуальныхъ убiйствахъ”




Безъ пролитiя крови не бываетъ прощенiя
(Евр. 9, 22).
Богословско-религиозный журналъ "Вера и разумъ", №№ 21-24 за 1913 годъ
Харьковъ

Самую существенную составную часть всякаго вообще религiознаго культа представляютъ
мoлитвocлoвiя и жертвы, приносимыя человекомъ Богу. Въ дохристiанскомъ мире были
различаемы два вида жертвъ: мирныя или безкровныя и кровавыя. Вознося свою молитву Богу,
какъ iудеи, такъ и язычники признавали необходимымъ приносить къ алтарю и различные дары
отъ своего именiя и своихъ трудовъ: хлебъ, муку, вино, елей, ладанъ или смирну, соль и
драгоценныя вещи: золото, серебро, деньги, пурпуровыя и висонныя матерiи (ср. Исх., 25, 3-7). Но
особенно угоднымъ Богу дохристiанскiе народы считали принесенiе кровавыхъ жертвъ. На этихъ
то жертвоприношенiяхъ мы и останавливаемъ въ настоящiй разъ вниманiе читателя.
Въ основе культа кровавыхъ жертвоприношенiй, безспорно, лежало верованiе, что только
пролитiемъ крови и смертiю невиннаго и чистаго существа человекъ можетъ угодить Богу и
достигнуть своего примиренiя съ Нимъ; это верованiе имело свой основной корень въ исторiи
грехопаденiя нашихъ прародителей. Когда первый человекъ разорвалъ свой союзъ съ Богомъ и
перешелъ на сторону врага своего – диaвoлa, правда Божiя изрекала надъ нимъ свой приговоръ:
“ты долженъ умереть (Быт. 2, 27); ибо ты получилъ жизнь не по заслугамъ своимъ, а по одной
милости Божiей; лишивъ же себя преступно этой милости, ты вместе съ темъ лишилъ себя и права
на жизнь”. Таково требование справедливости. Если же удовлетворенiе правде Божiей не
последовало въ тотъ самый день, когда человекъ отпалъ отъ Бога, и если оно было отодвинуто на
довольно отдаленное время и даже перенесено съ греховнаго человечества на безгрешнаго
обетованнаго Искупителя, то причина этого заключалась единственно въ томъ, что безпредельная
милость Божiя предварила Божественное правосудiе. Темъ не менее, и приговоръ правды Божiей
никогда не могъ утратить своей силы. Человечество усвоило верованiе, что безъ пролитiя крови не
можетъ быть достигнуто прощенiе (Евр. 9, 22), – и это-то верованiе нашло для себя выраженiе въ
дохристiанскихъ кровавыхъ жертвоприношенiяхъ.
Какъ сильно было это верованiе и какъ велико было томленiе духа человеческаго,
стремившегося къ примиренiю съ Божествомъ, это видно изъ того, что культъ кровавыхъ
жертвоприношенiй въ древнемъ мире былъ чрезвычайно распространенъ какъ среди iудеевъ, такъ
и среди язычниковъ. Одинъ ученый историкъ замечаетъ, что въ Азiи едва ли можно найти пядь
земли, которая не была бы обагрена кровью жертвенныхъ животныхъ. Мы думаемъ, что въ этихъ
словахъ преувеличенiя немного. У евреевъ, напр., неопустительно были совершаемы ежедневно
два кровавыхъ жертвоприношенiя: утреннее и вечернее (Исх. 29, З8; Числ. 28, 3, 4), кроме
жертвоприношенiй отъ частныхъ лицъ. Но бывали случаи, когда въ одинъ день было приносимо
весьма большое количество кровавыхъ жертвъ. Такъ, въ день своего помазанiя на царство
Соломонъ принесъ въ Гаваоне 1000 всесожжeнiй (3 Цар. 3, 4); въ день освященiя храма
Iерусалимскаго имъ было принесено въ жертву Богу 22000 воловъ и 120000 овецъ (3 Цар. 8, 63. Ср.
Парал. 7, 5). Вообще же Соломонъ приносилъ неопустительно множество жертвъ три раза въ годъ:
въ праздникъ опресноковъ, и въ праздникъ седмицъ, и въ праздникъ кущей, помимо жертвъ,
требуемыхъ установленiями закона на каждый день, а также въ субботы и нoвoмеcячiя. Обильныя
жертвы были приносимы, впрочемъ, и другими благочестивыми царями, напримеръ, Давидомъ (2
Цар. 6, 13), Iосафатомъ (2 Парал. 17, 4), Iоасомъ, Озиeю и Eзeкиeю (2 Парал. 29, 32, 33).
Возвратившiеся изъ плена Вавилонскаго iудeи, празднуя освященiе новоустроеннаго храма въ
Iерусалиме, при всей скудости своей принесли въ жертву Богу сто воловъ, двести овновъ,
четыреста агнцевъ, двенадцать козловъ за грехи всего Израиля по числу двенадцати коленъ
Израильскихъ (2 Ездр. 7, 7, 8). Даже Иродъ, по свидетельству Iосифа Флавiя [ 2 ], въ день
торжественнаго освященiя реставрированнаго имъ храма Iерусалимскаго принесъ въ жертву Богу
триста воловъ; а сколько животныхъ было принесено тогда въ жертву частными лицами, – этого, –
говоритъ Флaвiй, определить нельзя, по причине необычайно великаго количества закланныхъ
животных. Есть указанiе, что иногда въ праздникъ пасхи въ Iерусалиме было закалаемо до 260000
агнцев [ 3 ].
Нельзя не обратить вниманiя на то обстоятельство, что въ жертву Богу были приносимы не
все вообще животныя, а только удовлетворявшiя известнымъ требованiямъ и непременно –
домашнiя, ближайшiя къ человеку, такъ сказать, его друзья и помощники въ тяжелыхъ его трудахъ,
некоторымъ образомъ даже заменявшiе его въ этомъ отношенiи. Это обстоятельство, несомненно,
находится въ связи съ верованiемъ, которое было разделяемо всеми дохристiанскими народами,
что приносимыя въ жертву животныя заступаютъ место самаго человека, приносящего жертву,
заменяютъ его собою, Плутархъ передаетъ следующее известiе объ особенномъ классе
египетскихъ жрецовъ, которыхъ онъ называетъ сфрагиста. “Эти жрецы, – говоритъ онъ, –
приносили Тифону въ жертву рыжаго быка, на которомъ не могло быть ни одного волоска – ни
белаго, ни чернаго, при чемъ это жертвенное животное они предварительно отмечали печатью,
изображавшею человека, стоявшего на коленяхъ съ завязанными назадъ руками и съ
приставленнымъ къ горлу мечемъ. Прежде принесенiя этого быка въ жертву, они произносили надъ
его головою проклятiя”. Изъ этого разсказа ясно видно, что, по верованiю древнихъ египтянъ, въ
жертву Богу следовало бы приносить не животное, а самаго человека...
После этого неудивительно, что среди дохристiанскихъ народовъ былъ широко
распространенъ культъ приношенiя въ жертву не только животныхъ, но и людей и притомъ
преимущественно – грудныхъ младенцевъ, невинныхъ юношей и целомудренныхъ девъ. Не много
дошло до нашего времени древнихъ историческихъ памятниковъ, на основанiи которыхъ мы могли
бы составить себе верное и обстоятельное представленiе о верованiяхъ, культе, нравахъ, обычаяхъ
и жизни древнихъ народовъ; но и того матерiала, которымъ мы располагаемъ, вполне достаточно
для утвержденiя, что въ жертву богамъ приносили людей древнiе индiйцы, персы, сирiйцы,
финикiяне, египтяне, арабы, кареагеняне, эеiопляне, греки, римляне, кельты, германцы, славяне,
литовцы, скандинавы, скиеы и др. Некоторые изъ древнихъ народовъ, кроме грудныхъ
младенцевъ, юношей и девицъ, приносили въ жертву богамъ даже своихъ царей и верховныхъ
жрецовъ, веруя, что чемъ сановнее и важнее люди, приносимые ими въ жертву, темъ ихъ жертва
прiятнее Божеству.
Въ подтвержденiе сказаннаго, чтобы не раздвигать рамки своего разсужденiя, мы сошлемся
на немногiе, но не подлежащiе сомненiю, историческiе факты.
Геродотъ, Помпонiй Мела и Плинiй согласно свидетельствуютъ, что древнiе индiйцы не
только приносили живыхъ людей въ жертву богамъ, но и ели, какъ святыню, жертвенное
человеческое мясо. ''Нередко, ради угожденiя божеству, особенно во бремя свирепствованiя чумы
и моровой язвы, они привязывали людей къ столпамъ и бросали ихъ въ пропасть съ какой-либо
скалы. Факиры ихъ добровольно приносили себя въ жертву богамъ, бросаясь въ огонь, въ воду или
со скалы. Даже и въ настоящее время они считаютъ богоугоднымъ деломъ – изрезывать
кинжалами до крови свои лица и свою грудь.
Персидскiй царь Ксерксъ, собираясь въ походъ противъ грековъ, какъ известно, принесъ въ
жертву богамъ сына своего друга и союзника, лидiйскаго царя Пиеiя; а о супруге его Аместриде
Геродотъ разсказываетъ, что, въ благодарность подземнымъ богамъ, она приказала зарыть живыми