Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Глава 9

Северо- и южноамериканский шаманизм

Шаманизм у эскимосов
Независимо от исторических связей Северной Азии с Северной Америкой,
культурное родство между эскимосами и современными народами арктической
Азии и даже Европы (чукчи, якуты, ненцы и лапландцы) не подлежит сомнению1.
Одним из главных элементов в этом культурном родстве является шаманизм: в
религиозной и общественной жизни эскимосов шаманы играют такую же
существенную роль, как и у их азиатских соседей. Как мы видели, посвящение
эскимоса происходит по классической схеме посвящения в мистическую жизнь:
призвание, уединение, обучение у мастера, получение одного или нескольких
дружественных духов, символический ритуал смерти и воскрешения, тайный язык.
Как мы вскоре убедимся, экстатические переживания эскимосского ангакока
включают мистический полет и путешествие в морскую глубину - два деяния,
характерные для североазиатского шаманизма. Отметим также близкие связи
эскимосского шамана с небесным божеством или с заменившим его впоследствии
космократором (владыкой Вселенной)2. Существуют, однако, некоторые
незначительные отличия между эксимосским шаманизмом и шаманизмом Северо-
Восточной Азии: у эскимосского шамана нет ни специального ритуального наряда,
ни бубна.
Главными прерогативами эскимосского шамана являются: целительство,
подводное путешествие к Матери Животных с целью обеспечения обилия дичи и
хорошей погоды (путем контакта с Силой), а также помощь бесплодным
женщинам3. Болезнь вызывается нарушением табу, то есть нарушением в сфере
священного, или похищением души больного. В первом случае шаман старается
устранить скверну путем коллективных исповедей4; во втором же он
предпринимает экстатическое путешествие на Небо или в морские глубины, чтобы
найти душу больного и вернуть ее в тело5. Именно в экстатических путешествиях
ангакок приближается к Таканакапсалук в глубине океана или к Силе в Небесах.
Наконец, он является специалистом по магическому полету. Некоторые шаманы
посещали Луну, другие облетели вокруг Земли6. Согласно традиции, шаманы
летают как птицы, расправляя руки, как птица крылья. Ангакутам также известно
будущее, они пророчествуют, предсказывают атмосферные изменения, они
несравнимы в магических деяниях.
Но эскимосы помнят времена, когда ангакуты были намного более могущественны,
чем сейчас7. "Я сам шаман, - сказал один из них Расмуссену, - но я ничто по
сравнению с моим дедом Тикатсаком. Он жил в те времена, когда шаман мог
ходить к Матери морских Животных, летать на Луну или путешествовать по
воздуху..."8 Следует отметить, что и здесь мы наблюдаем ту же концепцию упадка
современного шаманизма, которую встречали в других культурах.
Эскимосский шаман умеет не только молиться Силе и просить у него хорошую
погоду9; он может также предотвратить бурю посредством довольно сложного
ритуала, с участием духов-помощников, вызовом умерших и поединком с другим
шаманом, которого несколько раз "убивают" и "воскрешают"10. Какой бы ни была
цель сеанса, он всегда проводится вечером и в присутствии всей деревни. Время
от времени зрители поощряют ангакока песнями и криками. Шаман долго поет
свои песни "на тайном языке", чтобы вызвать духов. Достигнув транса, он
начинает говорить странным высоким голосом, словно не ему принадлежащим11.
Импровизированные песни во время транса иногда позволяют вникнуть в
некоторые мистические переживания шамана:
Все мое тело - сплошные глаза.
Посмотрите на них! Не пугайтесь!
Я смотрю на все стороны!
Шаман поет12, намекая, несомненно, на мистическое переживание внутреннего
света, которое возникает у него перед трансом.
Однако, кроме этих сеансов, вызванных коллективными потребностями (бури,
недостаточное количество дичи, информация о погоде и т. п.) или болезнью
(которая тоже так или иначе угрожает общественному равновесию), шаман
предпринимает экстатические путешествия на Небо, в Страну Умерших, для
собственного удовольствия ("for joy alone"). Готовясь к вознесению на Небо,
шаман по обычаю дает себя привязать - и улетает ввысь; там он долго
разговаривает с умершими, а вернувшись, рассказывает об их жизни на Небе13.
Это подтверждает ту потребность в экстатическом переживании самом по себе,
которую испытывает эскимосский шаман, а также объясняет его склонность к
одиночеству и медитации, продолжительным разговорам с духами-помощниками и
к покою.
Обычно различают три страны, в которых пребывают умершие14: Небо, один Ад
непосредственно под земной корой и второй Ад, расположенный очень глубоко
под землей. В Небесах, как и в настоящем глубоком Аду, умершие продолжают
счастливое существование, наслаждаясь, радуясь и процветая. Единственной
существенной разницей по сравнению с земной жизнью является то, что времена
года там всегда противоположны нашим: когда здесь зима, то на Небе и под
Землей лето, и наоборот. Только в подземном Аду, который расположен
непосредственно под поверхностью Земли и предназначен для тех, кто виновен в
различных нарушениях табу, а также для плохих охотников, царит голод и
отчаяние15. Шаманы прекрасно знают все эти страны, и когда умерший, боясь в
одиночку отправиться в потусторонний мир, завладеет душой живого, ангакок
знает, где ее искать.
Иногда загробное путешествие шамана происходит во время каталептического
транса, имеющего все внешние признаки смерти. Так было с одним шаманом на
Аляске; он рассказывал впоследствии, что умер и два дня шел по дороге умерших:
эта дорога была хорошо утоптана теми, кто прошел перед ним. В пути он все
время слышал плач и жалобы; он узнал, что это живые оплакивают своих
умерших. Он пришел в большую деревню, во всем похожую на деревни живых;
две тени ввели его в жилище, посреди которого пылал огонь, а на раскаленных
углях жарилось несколько кусочков мяса; у теней, однако, были живые глаза,
которыми они следили за движениями шамана. Его спутники запретили ему
трогать мясо (шаману, попробовавшему яства в стране умерших, было бы нелегко
возвратиться на землю). Побыв некоторое время в деревне, шаман отправился
дальше, дошел до Млечного Пути, долго шел по нему, пока наконец не спустился
в собственную могилу. Когда он вошел в могилу, его тело вернулось к жизни, и,
оставив кладбище, шаман возвратился в деревню и рассказал о своих
приключениях16.
Мы здесь имеем дело с экстатическим переживанием, содержание которого
выходит за пределы сферы собственно шаманизма, но которое, будучи доступным
другим избранным человеческим существам, очень распространено в шаманской
среде. К этому виду экстатических путешествий в запретные зоны относятся

Тэги: Медитация Шаманизм