Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Что-то пробудило в нем временный интерес. Так вот, если он приступит к делу с
ясно определенным планом и целью, и заранее решит, что будет работать по
известной программе ежедневно, то много шансов на то, что он приобретет интерес
постоянный прежде, чем остынет его энтузиазм. Но если у него нет заранее
определенной программы, и он решил использовать для такого чтения и изучения
только то пустопорожнее время, которое быть может случится у него в будущем, то
чрезвычайно много вероятий, что он позволит то одной вещи, то другой отодвинуть
на задний план его занятия по оккультизму, пока интерес его к ним постепенно не
ослабеет и золотой случай не будет упущен. А ведь это действительно золотой
случай, когда человек вдруг в силу чего-либо приходит в соприкосновение с
учением оккультизма, и воистину счастлив тот, кто сразу поймет это и сразу же
возьмется за дело. Для них это может значить, самое меньшее, всю ту разницу,
которая существует между многими счастливыми, полезными жизнями, или очень
серенькими жизнями. Хотя с виду может показаться пустяком — сразу ли схватится
за такой случай или нет. Пустяк в начале пути может составить громадную величину
в середине его. Две капли дождя, упав рядом на вершину горного хребта, но одна
на восточный, а другая на западный склон, в результате могут оказаться в разных
океанах. Люди, которые имели склонность заняться подобными расследованиями,
часто давали доказательства тому, что великие события принимали от пустяков
совсем другой оборот. Разница между принятием правильной программы ежедневного
изучения оккультизма и принятием программы беспорядочной относится к число
именно тех пустяков, от коих зависит судьба человека.

ЭНТУЗИАЗМ
Энтузиазм есть вещь неизмеримой ценности. Существует определение энтузиазма, как
проявление Бога в человеке. Но чем бы он ни был, ему нельзя отказать в одном:
это есть несомненно громадная движущая сила, сила возвышающая и улучшающая.
Разница между человеком, преисполненным энтузиазма к оккультизму и человеком без
него — это разница между жизнью и смертью. Один пребывает как бы во сне ко
всему, кроме окружающей его материальной обстановки. Другой же восстал и
бодрствует и соприкасается с жизненными токами вселенной. Главная задача
лектора-теософа — возбудить такой энтузиазм, так осветить духовные факты уму,
способному воспринять их, что признание мировой истины заставляет разгораться
божественный огонь в сердце человека. Для тех, кто достиг определенных ступеней
эволюции, этот энтузиазм превращается в ровно горящее пламя, хотя бы и слабое и
остаток предстоящих им перевоплощений они счастливо могут пройти в его свете. У
многих других энтузиазм медленно остывает, хотя в дальнейшем у них же он может
вспыхнуть легче вновь. Воистину счастливы те искатели истины, которые решаются
на определенную ежедневную работу, и пока горит в них новый энтузиазм,
приобретают твердую привычку, с помощью коей благополучно переходят от случайной
заинтересованности к интересу постоянному.

УСВАИВАНИЕ УМСТВЕННОЙ ПИЩИ НЕОБХОДИМО ДЛЯ РОСТА ДУШИ
Изучающий теософию должен много читать, но ещё больше думать. Он мог бы даже и
совсем обойтись без чтения, если бы не мог достать книг по оккультизму, но без
размышления он не мог бы преуспеть, если бы предоставить ему все книги, которые
когда-либо писались по оккультизму. Между ростом души и ростом физического тела
существует тесная аналогия. Ибо и тело для своего роста требует не только
поглощения пищи, но и усвоения её, и, конечно, речи не может быть о росте, если
пища не переваривается и не усваивается. Перевариванием пища обращается в такое
состояние, когда она становится пригодной как материал для строения тела, и
путем усваивания она фактически идет на постройку. Совершенно также обстоит дело
и с развитием души. Сырой материал должен подвергнуться известному процессу
прежде, нежели стать пригодным для роста души. Чтение и наблюдение фактов
равносильны собиранию запаса душевной пищи. Если тем только и ограничиться, то
это будет всё равно, что кто-нибудь глотал бы пищу, хотя в силу каких-нибудь
физиологических расстройств пищеварительные процессы у него были бы
приостановлены. Тогда он от этого ничего бы не выиграл, и никакого роста от
этого не произошло. Для души ум то же самое, что желудок для физического тела —
это лаборатория для обработки материала. Ум занимается накоплением фактов,
принципов, наблюдений и переживаний, и из всей массы создает понятия, новые
взгляды на вещи, новое понимание жизни — он вытягивает экстракт из всей суммы
поглощенного им, и тогда эта эссенция готова для усвоения её душою, готова,
чтобы быть материалом для постройки каузального тела. Работою ума сырой
материал, собранный для душевного роста, превращается в готовый. Без этой же
работы такой сырой материал также не может быть применен для построения души,
как не могут быть применены для построения физического тела фрукты и овощи, не
претерпевшие никакого изменения. Таким образом, мало сказать, что работа ума
важна, она положительно необходима.
Сколько бы времени ни предназначил себе кто-либо ежедневно для изучения
оккультизма, порядочная доля его должна быть отведена исключительно для
спокойного размышления, без всякого чтения. Обыкновенная ошибка
заинтересовавшихся теософией заключается в том, что они закапываются с головою в
книги всякую минуту, которую могут для этого урвать от своих спешных дел.
Конечно, страстное желание прочесть всё, что можно достать по данному предмету,
весьма похвально, и горячее усердие есть предвестник скорого прогресса; но чем
ранее это усердие направить в русло, где можно наилучшим образом использовать
его энергию, тем лучше. Для этого следует выделить определенное время, в течение
коего размышлять о высшей жизни. Хотя маловато будет, пожалуй, и полчаса, всё же
20 или 10 минут лучше, чем ничего. В котором часу производить это, будет,
конечно, зависеть от привычек или обязанностей, имеющихся у каждого. Но время
это должно быть таково, когда человек наиболее свободен от своей повседневной
деятельности и когда его меньше всего могут потревожить. Для одних это будет
полдень, для других ранние сумерки, для третьих, и быть может большинства, это
будет час отхода ко сну. Время, определенное для спокойного размышления, не
должно заменить собой утреннюю медитацию, если изучающий настолько счастлив, что
посвящает таковой несколько минут тотчас после вставания. В течение этого
следует предоставить мысли главное течение и устремление ввысь, а не заниматься
напряженным произвольным усилием ума. Последний должен просто останавливаться на
прочитанном в течение дня, на фактах и принципах, выведенных автором, если не на
всех, то на некоторых, поразмыслить над ними и приложить их к тому, что сам
знаешь из личного опыта жизни. Часть времени можно посвятить обсуждению
происшедшего за истекшие сутки. Можно заставить ум пробежать обратно по
извилистому пути, пройденному за это время, остановиться на том, кого видел, что
говорил, делал, думал, или желал. И всё обсудить с точки зрения высшей жизни.
Правильно ли было поведение? Не пропустил ли случая помочь кому-либо? Не сказал
ли чего-нибудь такого, о чём лучше бы помолчать? Не поддерживал ли таких мыслей,
которые нужно было гнать от себя? Короче говоря, соблюл ли ты в своей жизни свои
высшие стремления, и не было ли такого слабого пункта, который нужно было бы
сделать к завтрашнему дню покрепче? В таком размышлении о прочитанном и