Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

подчеркнул звонок в прихожей. Я смахнул с себя
простыню,
вскочил с дивана и быстро натянул спортивные штаны. Босой и
без
рубашки, я приоткрыл входную дверь на себя и одним
глазом
выглянул на лестничную площадку: на пороге стояла соседка
Вика.
Я открыл дверь пошире и вышагнул из-за нее целиком.
-- Ты что, еще спишь?! -- заулыбавшись и
прихихикнув,
спросила Вика, окинув меня с головы до ног изумленным
взглядом.
-- Здорово... Проходи... -- буркнул я и распахнул
дверь
настежь. Вика шмыгнула в прихожую и заговорила быстро,
словно
оправдываясь, снимая ловкими движениями руки босоножки:
-- Твоя мама уже минут двадцать как ушла на
работу, я
видела ее с балкона... Вот я и подумала, что ты, по
крайней
мере, уже не спишь.
Одной рукой я протирал слипающиеся глазах, другой
--
показал Вике в сторону моей комнаты, приглашая ее пройти.
Она
поняла без слов, привыкшая к моим причудам. Я захлопнул
входную
дверь. Уже из моей комнаты Вика, видимо, как всегда усевшись
на
диван, заговорила спокойнее, с расстановками:
-- А знаешь, я принесла тебе книгу в подарок!
-- Какую? -- открыв дверь в ванную и
приостановившись,
спросил я.
-- Автор -- Гуревич...
-- Да Бог с ним, с автором, -- называется как?
-- А называется: "Возрожден ли мистицизм?"
Наступила пауза...
-- Ты что замолчал? -- обеспокоилась Вика. -- Тебе
не
нравится название?
-- Ночь продолжается! -- произнес я громко.
-- Что? Какая ночь?! Что ты там говоришь?
-- Нет, ничего... О чем книга, говорю? -- Я еще
стоял у
входа в ванную.
-- Мис-ти-ка... -- заклинающе прошипела Вика.
-- Какая мистика? -- шутливо осведомился я.
-- Ты что, не знаком с этим словом? -- обрадовалась она
и
с восторгом знатока добавила: -- Потусторонние дела!..
-- А, хорошо! -- отозвался я уже из ванной. -- Я
сейчас
приду полистаю и оценю, только умоюсь.
-- Давай быстрее, я..
Вика еще говорила что-то вдогонку, но, заглушив ее
голос,
из открытого крана вонзилась в мои ладони шипучая струя
воды, и
мелкие брызги ударили мне в лицо...
Умывшись, я закрутил кран, вода перестала шуметь, и
снова
проявился голос Вики. Я слышал, как она читала вслух
выдержки
из принесенной книги и комментировала их. Я сдернул с
вешалки
мягкое полотенце и начал промокать лицо, потом присел на
край
ванны. Я отчетливо слышал все, что говорила и читала Вика,
но
до моего сознания сквозь барьер прошлой ночи доносились
лишь
обрывки некоторых фраз:
-- "Разве не представляет интерес тот факт, что,
например,
новое "тело", которое якобы..." -- Вика останавливала
чтение,
приводила в пример свою двоюродную бабку -- трижды
умиравшую. И
снова продолжала читать: -- "Астральное тело"
оказывается..."
"Ночь продолжается", -- подумал я, но к следующему
отрывку
прислушался повнимательнее: -- "Характерно, --
громко
продолжала читать Вика, -- что обычные, "земные"
реакции в
известной мере смещаются, становятся более
причудливыми.
Например, одна женщина, "наблюдавшая" себя и то,
что
происходило возле санитарной машины, со стороны, видела
все
крупным планом, и, напротив, отдаленно. Это
напоминало
своеобразный "наплыв" при киносъемке.
Изменение
пространственной перспективы несомненно отражает