Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Половая магия,Седир Поль 

Поль СЕДИР



ПОЛОВАЯ МАГИЯ







Этическое начало сказывается в магии еще сильнее, чем в мистике. Мало того - эта сфера оккультизма находится под исключительным господством эротики. Рядом с чарами любви мы встречаем всевозможные комбинации половых чар. Колдовство, направленное к расторжению брачных уз, имеет своей противороложностью различные средства, способствующие повышению половой потенции человека. Ворожбе с помощью изображения возлюбленного или соперницы с целью вызвать любовное возбуждение противопоставляется ужасная манипуляция, несущая с собою гибель человеческих чувств, а иногда и полнейшую смерть. Одно приходится тут же отметить: каковы бы ни были всевозможные магические операции, все они ближайшим образом касаются половой сферы. Участие сексуального момента рассматривается, как вернейший залог успеха предпринимаемых мер; особенно верно это в применении к определенной категории мантических действий. Там же, где половой момент вторгается в качестве препятствующего начала, он всячески изгоняется.
В сфере любовных чар мы различаем три группы средств, применяемых для достижения определенного эффекта. К первой группе относятся внушение, ко второй - различные органические субстанции, иными словами, речь идет об известных соединениях, вызывающих оккультные явления, в третью группу входят самые разнообразные возбуждающие средства. Первая группа, естественно, является наиболее распространенной. Об этом свидетельствует множество фактов.
Римляне полагали, что пепел гардуна, приложенный К левой руке, сильно повышает половое влечение, но
•оно, напротив, значительно умеряется, если тот же пепел приложить к правой руке. Кровинка летучей мыши, находящаяся под подушкой женщины, вызывает в последней страстное половое влечение.
Померанец еще в настоящее время глубоко верит в чудодейственную силу, заключенную в крови летучей мыши, а в Штирии девушка кладет своему возлюбленному в вино сердечко летучей мыши. Южная славянка обмакивает пантолоны своего возлюбленного в крови летучей мыши, или угощает его конфетами, пропитанными этой кровью. Далее, она нередко дает ему зажаренные внутренности этого животного и часто носит под левой мышкой летучую мышь с тем, чтобы ее возлюбленный окончательно обезумел от страсти. Точно также и узулка пользуется летучей мышью в своих любовных чарах. Поймав птицу, она помешает ее в новенький горшок, мелко продырявленный во многих местах. Сосуд этот зарывается в глубокий муравейник. Муравьи с жадностью набрасываются на предлагаемую пищу, и когда от мыши остаются одни только косточки, девушка откапывает горшок и разыскивает в нем косточки, которые наиболее похожи на вилы или грабли. В полночь самландец убивает сову и выбирает в ней кости, имеющие сходство с крючком или лопатой, все прочее он закапывает под кровельным желобом. Узулка привлекает к себе молодого человека «граблями», а «вилами» она отталкивает от себя предмет неприязни своей. Для этой же цели самландец пользуется своей «лопатой». Узулка умеет пользоваться также и менструальной кровью своей. Она вливает обыкновенно в настойку пару капель воды, в которой вымывает свои грязные рубахи, и этой-то настойкой она угощает своего возлюбленного. При этом она тайно прочитывает: «Подобно тому, как эта кровь пристала к моей рубахе, пусть сердце твое прильнет ко мне в вечной любви». В Кроатии существует такой обычай: незадолго до Юрьева дня девушка, изловив лягушку, помещает ее в коробку. В крышке делается маленькое отверстие, а сама коробка зарывается в муравейник. Лягушку необходимо закопать еще до того, как она успела хоть раз заквакать. Ибо человек глохнет, если он слышит кваканье такой лягушки. В ближайшее новолуние лягушка вновь откапывается. Девушка открывает нижнюю челюсть и незаметно втыкает ее в платье своего возлюбленного. С тех пор этот молодой человек попадает под самое сильное влияние любовных чар этой девушки.
В Богемии существует поверье, что если расцарапать до крови руку девушки с помощью лапки квакши, пойманной в день св. Луки, то эта девушка загорается безумной страстью к тому человеку, который проделал над ней эту операцию.
Словачки называют орхидею с пальцеобразными клубнями «лапкой Христа». Они глубоко убеждены, что достаточно провести этой орхидеей по голому телу возлюбленного для того, чтобы он оставался верен им навеки.
Очень наивное колдовство мы встречаем у южных славян. Там девушка выкапывает землю, на которой отпечаталась нога ее Возлюбленного, эту землю она всыпает в горшок и засаживает туда calendula oflicinalis, которая по-немецки называется также цветком мертвецов, так как ее обыкновенно сажают на могилах; заметим кстати, что этот цветок никогда не вянет. Подобно тому, как этот цветок растет, цветет и никогда не вянет, пусть любовь юноши к девушке расцветет и никогда не отцветает. В противоположность этому поэтическому обычаю я приведу здесь один случай, о котором рассказывает Krauss. Одна крестьянка горячо полюбила молодого человека, стоящего в общественном положении значительно выше ее. Желай привлечь его к себе, она в глубокую полночь убивает черную кошку, вырывает из нес сердце и крошит его на мельчайшие куски. Все это она замесила в пирог, который послала этому господину в качестве угощения к завтраку. Чтобы ожидаемый эффект действительно приключился, этот пирог необходимо было съесть натощак. Но угощение было отвергнуто. Вообще следует заметить, что средства, необходимые для пробуждения полового инстинкта, извлекаются обыкновенно из животных, отличающихся сильнейшей чувствительностью, у них берутся те именно органы, в которых сосредоточен половой инстинкт и делается это в такое время, когда чувствительность находится на исключительно высоком уровне. Берется сердце, семя и т.д.
Влияние всех этих веществ, поскольку, конечно, устранена всякая возможность внушения, покоится, вероятно, на тех же принципах, что и Органотерапия Brown Scquard'a. Тут в дряхлеющий организм человека вводится мошоночный сок животных, добытый путем многочисленных вытяжек. При впрыскиваниях в местах уколов наблюдается сильное болезненное воспаление. Но, несмотря на эти страдания, впрыскивания ведут, к полнейшему восстановлению сил и обусловливают собою возврат к молодости. Изобретатель, сам испытавший на себе действие своего средства, не мог нахвалиться им.
К более мягким средствам, возбуждающим любовь, принадлежат анис, ир и т.д. Словацкие девушки, вплетают в свои косы сухостебельник (Asplenium Trichomancs L. — особая разновидность папортника) с тем, чтобы привлечь к себе женихов.
Папоротник приносит молодому человеку счастье в игре и успех у женщин.
Плавун (Lycopodium selage L), священное растение друидов, служит и словакам в качестве средства для колдовства. Девушки вшивают его целыми кусками в свои платья с тем, чтобы обзавестись возможно большим числом женихов. Но плавун отличается еще одним свойством: он предохраняет девушек от несвоевременной беременности.
Деревенские девушки перед тем, как начать танцы, кладут себе в ботинки сухотный корень. При этом они говорят:
«Брошу тебя в бошмачок, Мой милый коренек; Спеши ко мне дружок».
Точно также и молодой человек должен всегда иметь при себе ноготки, завернутые в шелковый фиолетовый платок, если он хочет вызвать к себе любовь девушки. Грондола и колючник, смешанные с красным воском, служат причиной страстного расположения девицы к молодому человеку.
Вербена (verbenu officinalis L) является «прекрасным растением для беспокойных супругов». Никто не устоит перед любовью к человеку, намазавшему свое тело "вербеной.
Когда у южных славян возникает семейный раздор, жена берет яблоко и оставляет его на ночь в руках какого-нибудь умершего незаконорождснного ребенка. Затем она подает это яблоко своему мужу, тот съедает его - и мир ciioea восторжествовал. С той же целью она иногда заваривает в пище выделения аиста. В основе этих двух обычаев лежит одна и та же мысль: ограниченная плодовитость и половая неудовлетворенность всегда ведут к спорам между супругами. На это указывают слова: внебрачное дитя и выделения аиста.
В России все эти любовные заклинания совершаются колдунами. Andrian Weiburg приводит некоторые из них. Например:
«Навстречу мне вышли семь братьев: семь братьев, семь буйных ветров. Куда вы ушли? Мы были в чистом поле, в широкой степи, мы пронеслись над чахлыми травами, убогими лесами, богатыми пашнями. Придите к нам, ветры буйные, утешьте вдов, сирот и ребятишек маленьких; возьмите скорбь земную и вселите ее в неукротимое сердце молодой девушки N. N. Стальным топором сердце ее рубите и пусть расцветет в нем скорбная печаль».
А вот еще одно заклинание:
«У моря-океана, на острове Буяне стояло дерево: на дереве том сидело семьдесят птиц; все птицы были похожи друг на друга. Они общипывали ветки и бросали их на землю, ветки эти подбирал черт и уносил их к Сатане Сатановне. Вот где ты, злой дьявол! Здравствуй! Окажи мне милость: зажги сердце N. N. любовью ко мне. Мое слово крепче стали вечной!»
Боснийская девушка в Юрьев день пристально наблюдает за своим возлюбленным в скобу висячего замка; скобу она затем отворачивает, а самый замочек кладет на большую дорогу. Этот символический акт заимствован, по-видимому, у венецианцев; дело в том, что в венецианском диалекте акт совокупления обозначается словом ciavar, что значит - запирать на замок. Символизм, лежащий в основе подобной терминологии, до того понятен и очевиден, что боснийцам, по-видимому, не стоило особенно большого труда постигнуть его; отсюда само собой понятно, что для выяснения причин возникновения этого обычая вовсе не следует касаться отношений Венеции к Долмации и Нижней Боснии.
У южных славян существует такой обычай: в пятницу, совпадающую с днем новолуния, молодой человек или молодая девушка, кладя себе под обе мышки и, между ногами по три волоса, раздевается донага и, стоя пеоед печкой, бросает в огонь эти девять волос и бобы, причитая при этом: «Пусть он (или она) извивается в любви ко мне точно так же как эти бобы извиваются в огне!». Иные поступают следующим образом: в пятницу, до восхода солнца они собирают воду, которую делят на три части. Затем, повернув веник метлой кверху, обливают его водой в течение трех дней; в пятницу,-субботу и воскресенье. Вода стекает обыкновенно в миску, подставленную внизу. В этой воде человек умывается, произнося при этом следующее заклинание: «Господи! Зову тебя на помощь! И вас - пятница, суббота, воскресенье — вас также призываю! Пусть любовь моя течет такими же каплями, как эта вода с веника!» - Ту же процедуру повторяют в субботу и в воскресенье; существует поверье, что таким образом легко снискать себе взаимную любовь человека, который до того решительно отвергал ее.
Как обстояло дело с любовными чарами в Саксоний, мы достаточно подробно знаем из показаний Anna Reoberin, арестованной в 1529 году по обвинению в колдовстве. Она чистосердечно созналась в том, что пускала в ход всевозможные колдовские средства с тем, чтобы вернуть к себе своего мужа. «Она очутилась перед домом своей матери на берегу шумного потока. Подсев к самой воде, она возложила свои руки на поверхность ее так, что бурные волны орошали ее ладони. При этом она приговаривала: я погружаю свои руки в холодные волны, шлю тебе, Ганс, трех послов. Первый посол назван моим именем - Анна, второго зовут Марией, она пошлет к тебе третьего посланца, исполненного светлой радости.и божественной любви. Ты, Ганс, возгоришься пламенной любовью ко мне, ты будешь преследовать меня по пятам до тех пор, пока адская (страсть твоя не удовлетворится актом обладания».
У бурманов существует особая татуировка для возбуждения любовной страсти. Рисунок изготавливается из особой смеси, состоящей из киновари, различных других трав и раскрашенной кожи ящерицы, и предоставляет из себя два круглых пятна, расположенных в виде треугольника между глазами. Иногда, по особому совету знахаря, эти пятна наносятся на губы, часто даже на язык. Среди всевозможных любовных чар эта татуировка представляет из себя единственное средство, которым пользуется девушка с целью привлечь к себе объект своей любви. Индийский эротический регламент (предписывает женщине оросить желчный камень коровы своей менструальной кровью и провести им по своему лбу, это будто бы должно обворожить ее мужа). В Китае существует тайное женское общество под названием Mi-fa-chiao (околдование мужчин). Под руководством одной старухи, посвященной в тайны ма-и, участницы этого общества знакомятся с тончайшими -подробностями своей колдовской деятельности. Ночью они все отправляются к могиле какого-нибудь оши, сохранившего целомудрие до самой смерти ей; откопав могилу, они извлекают оттуда несколько костей, которые прячут дома или носят всегда при себе. И вот, когда какой-либо из их мужей в чем-нибудь не годит им, они особым знаком отмечают на кости время рождения его, а самую кость зарывают или бросают в море. По словам v.d. Goltz'a, околдованный становится с течением времени сумасшедшим или идиотом; когда они подвергаются весьма тяжелому заболеванию которое влечет за собой неминуемую смерть). В странах Ислама очень распространен амулет, имений форму маленькой книжки: в ней изложены пять поведей Магомета, биография его и символ магометанской веры. Но рядом с этим мы встречаем там различные формулы заклинаний. Вот одна из них: «Если ты хочешь, чтобы в тебя влюбилась женщина, вот тебе верное средство: Возьми бумагу и напиши, на указанную формулу; затем обмой эту бумагу в соляной воде и натри ею свои половые органы - успех вполне обеспечен. Я решительно утверждаю: отец и мать этой девушки никого слушать не будут, кроме тебя». По данным Stoll'я, формула эта состоит из целого каббалистических знаков, среди которых можно и арабские буквы.
И астрология оказала весьма существенные услуги человеческой любви; по ее указаниям был создан особый любовный талисман. Последний делается обыкновенно из меди, так как этот металл присущ Венере, владычице любви, и той звезды, которая руководит овным чувством в человеке. Для подобного талисмана можно взять первый попавшийся кусок меди, так ценность ее, как металла, остается всегда равной. Конечно, по тем или иным соображениям можно один кусок меди предпочесть какому-нибудь другому. Это весьма важное обстоятельство. Дело в том, что в подобном случае творческая деятельность человека протекает под влиянием двоякого волевого импульса. Что касается формы талисмана, то она обыкновенно бывает круглая. Талисман снабжается всевозможными знаками Венеры: все это совершается в тот день и час, которые посящены этой планете, т.е. в пятницу, совпадающую с 20 числом месяца. Его носят обыкновенно на шее в маленьком мешочке того же цвета, что и звезда Венеры. Все это, вместе взятое, отражает в талисмане волю и слово того человека, который изготовил его; оно же обеспечивает ему полнейший успех во всех его оккультных начинаниях.
И современная городская культура не осталась чуждой тому роду колдовства, который именуется любовными чарами. Правда, принципы, выставленные городами, относятся к весьма далекому времени; что касается христианской окраски их, то она является позднейшим, весьма несущественным придатком. Мы приводим текст одной формулы:
«Если мужчина хочет привлечь к себе женщину, пусть напишет на бумажке следующее: Во имя Отца, Сына и Святого Духа (однако, не следует писать слова: «аминь», ибо это совершенно уничтожает действие применяемого средства). Я N. N. люблю тебя N. N. Ты будешь ко мне благосклонна, хотя ты теперь недоступна для меня; ты снова будешь любить меня, хоть в настоящее время ты окончательно оттолкнула меня; ты хочешь отдаться мне, хотя теперь презираешь меня. -Затем бумажка сжигается до превращения ее в пепел; с этим пеплом необходимо обращаться крайне осторожно с тем, чтобы он не -смешался с пеплом каких-нибудь других вещей. Далее, его всыпают в пищу или какой-нибудь напиток и подают его этой женщине: она безусловно полюбит этого человека, независимо от того, хочет она этого или нет. Или бумажка кладется в перья подушки, на которой спит любимая женщина. Результат получится тот же самый».
Все это может проделать и женщина, если хочет вызвать чувство взаимности в сердце любимого ею мужчины. Измена, совершенная кем-либо из супругов, уничтожается тем же способом. Разница между этой и приведенной уже формулой заключается в том, что после слов: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа» необходимо написать следующее: ты сохранишь полнейшую верность, хотя теперь ты жестоко изменяешь мне, твои глаза будут обращены только ко мне, хотя теперь они разбегаются на всех людях: ты будешь любить только меня, как теперь ты любишь очень многих людей.
Если мужчина любит женщину или женщина - мужчину, причем неизвестно, насколько это чувство встречает отклик в сердце любимого человека, тогда следует поступить так: сосредоточить все свои мысли на предмете своей любви, человек среди глубокой тишины, ночи произносит следующее: « во имя Отца, Сына и Святого Духа зову тебя, N. N., приди ко мне». Сказав это три раза он встает, идет к двери навстречу любимому человеку (как будто бы этот человек, действительно, входит) приглашает его сесть и начинает рассказывать ему о неимоверных страданиях своих. Далее он просит дать ему какой-нибудь знак, из которого при ближайшем свидании мог бы узнать, что он не внушает никакого неприятного чувства. Всю эту процедуру он повторяет в течение трех дней подряд. После этого любимый человек при встрече с ним дает ему желаемый знак.
Католическая церковь придумала иной способ вызывать страсть в сердце любимого человека: целовать его устами, намазанными святым елеем.
Во всех, описанных нами, любовных чарах мы неизменно находим один и тот же момент: внушение. Действие его протекает в двух направлениях. Ему в одинаковой степени подвержены как те, которые совершают тот или иной обряд заклинания, так и те которых хотят околдовать этим обрядом. Первые начинают ощущать в себе подъем уверенности и смелости в обращении с людьми противоположного пола; так, напр., девушка недоступная делается приветливой, благоразумная -легкомысленной. Что касается вторых, то они так или иначе должны узнать о том колдовстве, которое совершается по отношению к ним, в противном случае не будет достигнут желаемый результат; если они непосредственно, при самом совершении обряда, ничего не замечают, то впоследствии все же узнают о нем, заметив, напр., в своих платьях воткнутый «крючок». Все эти церемонии, несмотря на их нелепость и бессмысленность, все же не проходят бесследно. По этому поводу Stoll говорит: «Если принять в соображение причудливый характер тех психических состояний, которые обозначаются именем «любовь», то вряд ли можно за этими средствами отрицать всякое вообще влияние, будь то влияние прямого или непосредственного внушения».
По своей распространенности афродизиаки нисколько не уступают всевозможным средствам внушения. Правда, слово афродизиаки употреблено здесь не в том смысле, в каком мы это теперь понимаем. Народное поверье приписывает некоторым, даже самым безобидным растениям силу и способность вызвать в'человеке любовную страсть: это преимущественно такие растения, которые по внешности своей напоминают мужские или женские половые органы. Если любовная страсть под влиянием упомянутых растений, действительно, всплывает наружу, то в этом следует видеть результат внушения, поддерживаемого долголетней, глубоко укоренившейся традицией.
В Галиции бешеная вишня (atropa Belledona) употребляется во всевозможных любовных напитках. В Буковине существует такой обычай: в воскресенье, на масляной неделе девушка, ищущая любви молодого человека, отправляется в сопровождении своей матери в поле с тем, чтобы отыскать бешеную вишню. Найдя вишню, она вырывает ее и наполняет образовавшуюся при этом ямочку хлебом и солью; туда же она подливает немного водки. На обратном пути она несет эту вишню у себя на голове, причем по дороге она всячески должна избегать споров с окружающими; ей запрещено даже отвечать на вопрос о том, что она несет с собой. В противном случае вишня не окажет никакого действия. К сожалению, здесь ничего не сказано о том, как совершается в данном случае этот акт ворожбы.
Большой интерес вызвал Phallus impudicus; загадочным казался процесс его возникновения, не менее занимательны были его форма и запах. «Это растение выходит из земли на подобие яйца (чертово, ведьмино яйцо), затем оно подымается в виде небольшого penis'a. Когда оно вполне распускается, подымается страшнейший запах мертвечины, который привлекает мух в громадном количестве; мухи тут же умирают, утопая в липком соку. Penis этот имеет вид маленькой колонки с грязной головкой, окрашенной в зеленый цвет. Получается впечатление нормального penis'a, торчащего вверх и снабженного крайней плотью. Благодаря подобной форме и гриб был очень рано занесен в категорию афродизиак. Еще в глубокой древности употребляли его для изготовления различных гюбовных напитков. И в средние века видели в нем вернейшее средство поднять половую потенцию мужчины (Wolfr, v. Esebenbach, Par-; zival XIII 643). A Matthialis Krauberbuch пишет о phallus] impudicus следующее: «Он укрепляет порочные органы нашего тела. Напиток этот увеличивает также количество молока у матери. Цирцейские женщины торгуют этим корнем; они готовят из него любовный напиток». Опыты, совершенные Krombholz, с phallus impudicus, оказались совершенно безрезультатными; ни животные, ни люди не реагировали на это средство. Правда, в журнале «Neuer Schauplatz der Natur» (Leipzig 1777, Bd.I V) по этому поводу сказано: «гриб вызывает половое возбуждение лишь в том случае, если он вполне расцвел и издает зловонный запах».
Народное поверье обратило внимание и на мандрагор (atropa mandragora). (Греки полагали, что это именно тот волшебный корень, с помощью которого Цирцея обратила союзников Одиссея в свиней. Пифагор, Диск-корид и Плиний всячески расхваливали его волшебную] силу. Мандрагор - это в сущности тот же библейский! корень «dudaim», из которого Лаван делал различных идолов; Лея же пользовалась им для повышения своей плодовитости. Ценность этих идолов в средние веха была необычайно велика. Пара таких идолов была у короля Рудольфа II, но они были сделаны не из настоящего мандрагора. Говорят, что и орлеанская дева пользовалась мандрагором в качестве волшебного средства. Арабы еще до сих пор видят в нем действенное любовное средство.
Этот корень, измельченный в порошок и принятый в каком-нибудь растворе, вел к беременности. Но его очень рано начали употреблять и в любовных напитках. Афродиту называли еще и Мандрагоритис.
В своем труде «New Kreutterouch» (Neues Krauter-j bueh) Leonbart Fuchs говорит следующее: «Корень мандрагора, положенный под постель или подушку, пробуждает сильную. страсть к женщине и подавляет все моменты, уничтожающие половой инстинкт». То же самое действие производит и кориандр. «Его нужно держать целую ночь в крепком вине. Но не следует особенно увлекаться им, так как он производит разрушающее действие на умственные способности человека». И льняное семя, «смешанное с перцем, пробуждает естественное влечение в человеке». Совершенно исключительной репутацией пользуются кукушкины слезки. «Мужчины, которые употребляют этот корень, производят на свет божий мужское потомство».
Далее мы встречаем в книге «New Kreuterbuch» перечисление огромного количества растений, имеющих половое значение.
В богатейшей различными медицинскими травами Мексике мы встречаем массу растений, которые способствуют повышению силы полового инстинкта.
Но вместе с. тем Fisch приводит целый ряд таких растений, которые разрушающе действуют на органы оплодотворения.
Кровь, извлеченная с помощью насечки из тел двух супругов, кроет в себе, по мнению многих, волшебную силу. Этой же силой отличаются печень и почки мальчика. Ушная сера в связи с каким-нибудь другим жиром называется на хлеб и употребляется в качестве любовноro средства. Сладкая слюна, размешанная в каком-нибудь напитке, также применяется как средство для повышения силы полового инстинкта. Подобную смесь очень легко приготовить, а потому ею пользуются в самых широких размерах.
Мы теперь переходим к наиболее интересной группе любовных чар; в этой группе мы, действительно, встречаемся со всевозможными процессами оккультного характера. Различные процедуры с изображениями любимого человека и тому подобные магические операции, двоенные нами из практики древних веков, глубоко юренились в психике новейшего времени. Афинские гетеры и римские девственницы отливали из воска изображения своих возлюбленных с тем, чтобы вызвать в чувство взаимности. Эта же цель преследовалась и при изготовлении всевозможных кукол из шерсти и фугих материй. Далее сжигались отдельные куски платьев, принадлежащих любимому человеку, или зарывались под порогом. Вырезывая имя своего врага на металлической пластинке или прокалывая булавочкой изображение, человек надеялся добиться смерти его. могло также иметь своим последствием уничтожение половой силы мужчины... Все эти церемонии, сопровождаемые самыми нелепыми формулами, были усвоены высокопоставленными лицами... Безумие Калигулы было до известной степени обусловлено philtrum, орый дала ему жена его Ценолия; сластолюбивая Агриппина подсовывала своим фаворитам различные обуждающие средства с неменьшим успехом, чем ядовитые грибы своему слабоумному мужу. Подобная мантика известна и так называемым первобытным народам.
Prof. Schiuz рассказывает, что африканские он-донги, как и вообще все ветви Аоямбского племени, сокрушения своего противника пользуются таким средством: сидя за горшком воды, они так долго всматриваются в него, пока там не появится ображение врага; тогда только они начинают произносить соответствующие заклинания. Или, держа в своих руках предмет, принадлежащий их врагу, они произносят над ним целый ряд убийственных заклинаний. Поэтому человек, путешествующий по стране, закапывает обыкновенно все свои вещи с тем, чтобы они не сделались как-нибудь объектом чародейства. По тем же соображениям они засыпают обыкновенно свои экскременты толстым слоем пескy. Нечто аналогичное рассказывает Ливингстон о племени ма-калоло. После стрижки они тщательно собирают свои волосы и сжигают или закапывают Они боятся, как бы эти волосы не попали в руки чародея, который причинил бы им своим колдовством сильнейшую головную боль. То же самое можно сказать и о племени Вандо-Вобо, мвущем в Восточной Африке. Это же поверие господствует у патагонцев и других индийских племен.
На острове Борнео одна колдунья устранила свою соперницу, сделав изображение ее из воска и растопив потом на огне. Силы соперницы ее убывали по мере как растоплялся воск.
Индейцы племени Малайали вырезывают из стеблей пизанга человеческую фигуру и вбивают в нее бесчисленное количество гвоздей; при этом они распевают всякие чародейские заклинания. Фигуру эту они затем кладут в такое место, по которому должен пройти околдованный. Существует поверье, что у этого человека появляются тяжелые раны в тех именно местах, в которых вбиты гвозди у деревянной фигуры. С этой же целью иногда разламывается палка или ветка; впрочем, этот обычай можно встретить и у южных славян. Чаще всего колдовство совершается с помощью кокосового ореха. В выдолбленную скорлупу ореха кладут рис, уголь, человеческие волосы, маленькие металлические пластинки и все это бросают в колодец, принадлежащий преследуемому человеку или закапывают на пороге его дома. Результаты подобного приема, говорят, крайне серьезны и значительны.
Мадьярская девушка закапывает волосы своего возлюбленного у порога его дома. И она пользуется менструальной кровью в качестве вернейшего средства для пробуждения любовной страсти. Она проливает несколько капель ее на печенье или фрукты, которыми затем угощает молодого человека. Вместо менструальной крови очень часто употребляется кровь, выжатая из пальца. Южная славянка обмакивает сахар в менструальной крови и заваривает его в каком-нибудь блюде, которое подает своему возлюбленному. Если же замужняя женщина хочет снискать себе любовь своего супруга, то она берет первое яичко, которое снесла черная курица. Семь дней она держит это яйцо у себя под левой мышкой. Все эти ночи она должна тщательно избегать всяких соприкосновений со своим мужем. На восьмой день она из этого яйца делать пирог, который предназначается только для мужа. То же значение, вероятно, имеет и следующий обычай: во время родов женщина берет к себе в руки рыбу, которую держит до тех пор, пока рыба не умрет. Затем она заваривает ее и дает своему мужу с тем, чтобы он воспламенился новой любовью к своей супруге. С этой же целью женщина иногда глотает семя, выделяемое ее мужем.
Индийская же эротика полна всяких советов мужчинам.
«Тот человек, который после полового акта берет в левую руку немного семени и касается им левой ноги своей жены, подчинит себе свою супругу». Далее:
«Если взять свое собственное семя, влить его в брюшко воробья, очищенное от всяких внутренностей, и смешать все это с водой, взятой из cuphrobia antiqub-rum (растение, похожее на кактус); затем, продержав это семь дней, заварить в каком-нибудь блюде и подать женщине - то не только она воспылает к нам любовью; - против этого не устоит и жена Вазисты» .
Вообще следует заметить, что любовными чарами занимались далеко не одни только женщины. Как в прежние времена, так и теперь, мужчина самым энергичным образом конкурирует на этой почве с женщиной.
Так, например, в Богемии молодые люди подмешивают к различным блюдам и напиткам свою сперму, а затем угощают этим любимых девушек. В Гессене, Шлезии, Ольденбурге и Бадене крестьянские парни носят у себя под мышкой хлеб или сахар; и когда это насквозь пропитывается потом, они угощают этим знакомых девушек. К сожалению, мы не можем в точности сказать, знает ли девушка о совершенной манипуляции или нет. Для того, чтобы сильно привязать к себе молодую девушку, эти парни очень часто, особенно во время танцев, стирают с ее лица пот с помощью платка, который они носят обыкновенно под мышкой.
У индейцев существуют рецепты не только для мужчин, но и для женщин. Вот один из них; он имеет своей целью повышение половой потенции мужчины: «Отвар, приготовленный из aspargus racemosus, astera cantha longifolia и gmelina arborea и принятый рано утром в соединении с менструальной кровью, оказывает самое выгодное действие на половую потенцию и удлиняет человеческую жизнь».
Подобные рецепты знакомы и современной женщине. Вот один из них: Чтобы вызвать к себе любовь мужчины, надо взять три кофейных боба, поместить их в vagin'y и держать там до тех пор, пока они насквозь не пропитаются находящейся там слизью. Далее, поворачивая каждый боб три раза, необходимо сосредоточить свои мысли на любимом человеке, приговаривая при этом: «он полюбит меня, он будет верен и ласков ко мне». Ибо один боб означает любовь, другой - верность, а третий — снисходительность. Затем все эти три боба заваривают в какой-нибудь пище, которая подается этому мужчине. Не следует, однако, никому говорить об этой церемонии, в противном случае она останется совершенно безрезультатной.
А вот другой рецепт. Надо положить несколько волос, принадлежащих любимому человеку, под крышку часов, на самом механизме их, тогда этим человеком овладевает страшное беспокойство, которое прекращается лишь тогда, когда он наконец догадается прийти к обладателю часов. Третий рецепт: В Иванов день вечером сорви несколько листьев сатранила, обмой и высуши их. Затем носи их девять дней не сердце своем. Запаренные в пище и принятые любимым человеком эти листья оказывают самое благоприятное действие.
Среди южных славян широко распространено следующее средство. Несколько волос, принадлежащих любимому человеку, заворачивают в маленькую тряпочку и носят их на голом теле под самым сердцем. Для того чтобы возлюбленный пришел, достаточно в первый день новолуния бросить эти волосы в огонь и сжечь их.
В британской Ост-Индии та же процедура совершается с помощью арекового ореха. Там в дело идет и засохшая менструальная кровь и отдельные частицы слизистой оболочки vulv'bi. Все эти колдовские вещества завариваются в блюде, составляющем смесь из аре-ка, извести и табака. Это блюдо предназначается любимому человеку.
В Новой Гвинее мы находим такой обычай. Молодой человек заворачивает в своей сигаре несколько волос своих. Затем он зажигает сигару и передает ее своей возлюбленной. Если та выкуривает ее, то чувство взаимной любви с ее стороны вполне обеспечено. Процесс курения является, таким образом, особым видом любовных чар.
О любовных чарах в Пруссии повествует Frichbier. Сели за ужином после нескольких глотков вина вытереть себе губы цветком, взятым в церкви, и подать этот цветок любимой девушке, то он обязательно пробудит в ней чувство любви. И здесь совершаются всевозможные манипуляции с кровью и потом, подмешанными в различные напитки. Точно так же мы встречаем здесь различные отвары, смешанные с пеплом сожженных вещей. Вопреки южно-славянскому обряду мы встречаем здесь обычай подавать свой передник или носовой платок с целью вытереть любимого человека.
Carrient жалуется: «Ворожба совершается и с помощью восковых изображений: люди наносят таким образом тягчайшие раны друг другу... Этот вид колдовства весьма многообразен: Они делают восковое изображение человека, которого хотят поразить своей неприязнью. Эту фигурку они ставят на пол и стреляют в нее; для этого они всегда имеют при себе маленький лук; стреляют они обыкновенно по тем членам, которые им особенно нравятся. Попав стрелой в ту или иную часть, они тем самым поражают соответствующий орган своего врага».
Об этом типе колдовства Парацельс говорит следующее: «Если я крою в себе неприязнь по отношению х какому-либо человеку, то эта неприязнь должна быть устранена с помощью какого-нибудь медиума, т.е. с помощью тела corpus'a. Таким образом оказываете! вполне возможным, что злой дух пронзит и низвергнет моего врага без содействия тела, без меча и ножа. Сообразно моему желанию я воплощаю дух моего противника в воск, и это изображение я уродую и калечу по своему усмотрению. Знайте, что воля обладает чрезвычайным влиянием. Ибо человек, презирающий себя и накликающий на себя всякие бедствия, может действительно подвергнуться в жизни самым страшным испытаниям, вызванными его же собственными проклятиями. Так как проклятие черпает свою силу в угнетенной состоянии духа. Поэтому вполне возможно, что изображение человека может быть проклято, что оно может быть подверженно лихорадке, эпилепсии, апоплексии к т.д. Вы, врачи не думайте, что это шутка; вы совершенно не знаете, как велика сила, присущая человеческой воле. Ибо воля является источником таких духов, с которыми разум ничего общего не имеет.» В другом месте мы на ту же тему читаем следующее: «Тело сильно, но вера дважды сильна. И пусть этот пример будет тебе в назидание: Ты - материя телесная, видимая, но в тебе заключено еще одно начало — таинственное, незримое. В то самое время, когда тело действует, работает в тебе и другое, незримое начало. А потому знай: человек сделает восковое изображение своего врага, нанеся ему тягчайшие раны, а главное не забывай, что изображение имеет своим источником ту таинственную черту в человеке, о которой я говорил. Невидимый тебе незримо поразил и поверг своего врага. То, что .Господь допустил до этого, является лучшим подтвер ждснием тех возможностей, которые мы заключаем себе, но это нисколько не доказывает, что мы должны использовать все эти возможности. Кто делает это, тот искушает Бога; кто роковым образом пришел к этому -горе его душе! Так поступают все волхвы: они разрисовывают изображение человека на стене и вбивают в него гвоздь. То же совершает и их злая воля: она вбивает незримый гвоздь в таинственную природу врага. Господь! Не допусти до этого! При помощи таких восковых изображений околдовывают и женщин.»
Для того, чтобы усилить действие этих колдовских средств, восковые изображения подвергались акту крещения, причем им давали при этом' те же имена, кото рые носили изображаемые лица. Это «крещение» должен был совершать непременно священник; да оно так и в действительности было. В своей книге «Damonoma-nia» Bonn горько жалуется по поводу продажности священников. Он говорит: «Священники дают этим людям святую просвиру, Jungferpergament; они кладут их мерзкие изображения, которые во время богослужения покоятся на алтаре».
Далее мы читаем у Camcliter'a: «Всевозможные пытки, которым чародеи подвергают людей, этим еще не исчерпываются. Здесь мы обычно встречаем своеобразную стряпню, которая служит средством колдовства. Этим обыкновенно занимаются служанки, покинутые своими возлюбленными. Во имя дьявола и в угоду ему они откапывают различные коренья, заваривают их в новом, специально для этой цели купленном горшке, подмешивая к этому несколько волос, принадлежащих любимому человеку. При этом они выкрикивают его кия. Если он почему-либо не услышит их и не придет, то его постигает умопомешательство, а иногда и смерть».
Лучшим и наиболее достоверным примером колдовства этого рода является процесс, возбужденный против генеральши von Neitschutz. Она была матерью Sybille von Neitschutz, любовницы Иоанна Георга IV саксонского. Ее обвиняли в колдовстве. Обстоятельства дела представляются в следующем виде.
Magdalena Sybilla von Neitschutz, дочь саксонского полковника, родилась 8 февраля 1675 года. Когда ей было всего тринадцать лет, она своей редкой красотой привлекла к себе внимание всего двора курфюста Иоанна Георга III саксонского. Высокопоставленные лица, находившиеся при дворе, всячески добивались ее руки; среди них следует особо упомянуть коменданта дворца von Haxthausen'a и графа Vitzthum'a, любимца короля : Фридриха Августа. Но вдруг перед ними предстал серьезный соперник в лице красивого, кронпринца, страстно влюбившегося в эту девушку. Это обстоятельство весьма не понравилось родителям молодого принца; желая покончить с этой привязанностью, они посылали его в далекие путешествия и заставили принять участие в нескольких походах против Франции. Но вот умирает его отец, курфюст Иоанн Георг III. Молодой человек ; приобретает полнейшую свободу и самостоятельность и не успев еще вполне устроиться в Дрездене, он открыто (объявляет г-жу Neitschutz своей фавориткой. Мать курфюста, потеряв всякую надежду на исправление сына, : решилась на последнее средство: брак. К сожалению, выбор ее был не вполне удачен: он пал на вдову маркграфа Ansbach'a, женщину, которая была гораздо старше курфюста; что же касается ее внешности, то, по свидетельству историков, она была далеко не красива, осанка ее была полна достоинства и серьезной строгости. Брак был заключен в Лейпциге в 1692 году во время весенней ярмарки (большая месса) и, вопреки новившемуся обычаю, он прошел без всякой торженности и пышности. Вместе с тем разнесся слух, курфюст удалил от себя любимую им девушку Neitschutz, назначив ей годовое содержание в 4000 талеров.
В действительности же дела обстояли не так. Через некотое время графине Neitschutz снова представился случай Убедиться в пламенной любви к ней курфюста. Вполне понятно, что все старания ее были направлены к тому, чтобы возможно сильнее упрочить свое положение. В этом ей оказывала сильную поддержку ее мать.
Тем временем Neitschutz, сопровождала курфюста в поход против Франции, родила во Франкфурте девочку. Это обстоятельство еще сильнее привязало к ней Курфюста. Однако, домогательства графини Neitschutz заходили гораздо дальше. Она хотела, чтобы ей был пожалован княжеский титул; этим самым она приобрела бы возможность вступить в брак с курфюстом. Но тут произошло одно обстоятельство, которое разрушило все планы матери и дочери: Neitschutz заболела оспой и умерла 4 апреля 1694 года. На похоронах ей были отданы княжеские почести; при благовесте всех церквей она была погребена в княжеской гробнице в придворной церкви св. Софии в Дрездене.
Но недолго пришлось горевать курфюсту. Сидя у постели больной, он впитал в себя яд оспы. Через некоторое время он также заболел оспой и в двадцать дней его не стало.
Со смертью курфюста начала постепенно раскрываться таинственная роль, которую играли мать и дочь в своих отношениях к нему. Разоблачения эти вызвали бурю негодования, как при дворе, так и во всем народе. Был обнаружен факт колдовства и убийства курфюста и его отца, Иоанна Георга III.
В письме одного дрезденского советника, относящемся к тому времени, мы читаем следующее: «Вы достали где-то несколько волос, принадлежащих курфюсту Иоанну Герогу III, замесили их в воске или в каком-нибудь другом чародейском ингредиенте и сделали из этого маленькую человеческую фигурку. Затем, проткнув ее булавкой, вы начали растоплять ее на магическом огне. Этим самым вы хотели околдовать курфюста; вы призывали всяческие проклятия на его голову, вы желали, чтобы кости его лишились мяса, чтобы его внутренности испарились, словом, вы хотели чтобы он погиб. Вы достигли этого: через 4 дня после вашей злодейской операции он скончался. В вашей власти, конечно, было усилить или ослабить боли курфюста; для этого вам достаточно было по своему усмотрению увеличить или уменьшить магический огонь».
И действительно, при вскрытии трупа курфюрста оказалось, что его «легкие отвердели; цвета они были фиолетового, смешанного с красным; в них не видно было ни одной кровинки. Сердце находилось почти в таком же положении, что и легкие; в нем не видно было никаких, даже самых отдаленных признаков крови».
«Своей преступной чародейской игрой вы пробудили сверхъестественную любовь в сердце молодого курфюрста. Вы держали котел на вечном огне и варили в нем различные колдовские снадобья. Этим вы окончательно обворожили курфюрста. И вот, когда он в своей бесконечной любви приподал к устам своей супруги, его обжигал сильнейший магический огонь и в душу его проникали ужас и смятение. Но стоило ему приласкать Neitschutz - злодейский огонь, соразмерно падал и курфюрст предавался усладе и покою».
Но этим Neitschutz не ограничилась. По совету своей матери она часто угощала курфюрста паштетом, орошенным ее кровью и кровью ее матери. К левому колену ее был постоянно привязан маленький пучек волос, вырванных из половых органов курфюрста. В связи с процессом, возбужденным против генеральши von Neitschutz, была открыта могила ее дочери; тут у нее на плечах нашли ленту, сотканную из волос курфюрста. В
этом факте также узрели чародейскую проделку генеральши: она будто бы снабдила этим свою дочь с тем, чтобы последняя увлекла с собой в могилу и Гоанна Георга III. Г-жа Neitschutz замышляла подобное же злодеяние и против Августа Сильного, но ее замысел был раскрыт и против нее было возбуждено уголовное преследование.
Далее мы проводим приговор, вынесенный по этому делу; мы, конечно, при этом опустим все те пункты обвинения, которые никакого отношения к разбираемому нами вопросу не имеют:
«Что касается колдовства, которое вменяется в вину подсудимой, то, как из собственных показаний ее, так и из показаний многочисленных свидетелей, ясно видно, что она была подвержена различным суевериям, часто пророчествовала, читала по звездам и т.д. Она верила в то, что человека не ожег постигнуть жестокая кара, если он увидал своего судью раньше, чем судья успел заметитьего. Кроме того у ее подруги Petschaft были найдены различные письма любовного содержания и целый ряд всяких подозрительных вещей. Надо полагать, что все это было оставлено у подруги лишь из предосторожности. Из вещей, найденных там, особенный интерес представляют следующие; три красных мешочка, наполненных полотнянными лоскутками; все эти лоскутья были покрыты гыстой, запекшейся кровью; далее, три коралла; кусок пергамента, на котором были написаны какие-то неизвестные слова, портрет св. Анастасия, нарисованный на пергаменте, с подписью: « Effigies Sanoti Anastasii Mart. ord. Carm. cujus aspektu fugari Daemones morbosque curari Acta duor Con-cilior. fessantur». Далее там были найдены: икона Спасителя, маленький кусок бумажки, в которую был завернут красивый цветок, и несколько кусков полотнянной материи, покрытой кровавыми пятнами. Подсудимая вела знакомства с лицами, заподозренными в занятии колдовством; всехих она охотно принимала, выписывала из самых отдаленных стран и относилась к ним с величайшей теплотой и радушием. Но ближе всего она сошлась с известной ведьмой, Аиn'аой Margereth'oft Burmeisterin. Щедро наделяя ее различными подарками, она искала ее поддержки в своих кровавых замыслах. Она хотела, чтобы von Haxthausen женился на ее дочери, чтобы ее муж, генерал Neitschutz, был возвращен к своей прежней деятельности; далее, она всячески стремилась к тому, чтобы тогдашний кронпринц Иоанн Георг IV полюбил ее дочь сильной, вечной любовью. К первому желанию ее г-жа Burmeisterin отнеслась крайне отрицательно; она утверждала, что г-н von Haxthausen никогда не женится на ее дочери, так как она достоверно знает, что она продажная женщина. Что же касается нсего прочего, то по ее мнению, не следует особенно тропиться; необходимо выждать момент, когда положение дел примет более благоприятное направление. Нмоследствии оказалось, что через самое короткое время умер курфюрст Иоанн Георг III.
«... Показания свидетельницы Krappin также наводят на сильные подозрения. По ее словам, та же участь готовилась курфюрсту Иоанну Георгу IV. Maigaretha Burmeisterin пророчествовала ему какое-то несчастье, которое должно его постигнуть через два или три дня. И действительно, через несколько дней курфюрст, неудачно ступив, упал, причинив себе этим страшные боли. Далее был намечен день его кончины, которая должна была наступить через три года, что в действительности приключилось.»
« Что касается пламенной любви курфюрста к дочери подсудимой, любви, навеянной колдовскими средствами, то следует в общем заметить, что курфюрст отличался весьма рассудительным умом, что он крайне отрицательно и враждебно относился к женщине. В этом отношении и дочь подсудимой не составляла исключения: курфюрст глубоко презирал ее и все гнусные проделки, с которыми ему приходилось сталкиваться, он неизменно приписывал von Neitschutz: так напр., когда был найден мертвый ребенок, курфюрст не колебаясь заявил, что это - дело рук его любовницы von Neitschutz. Далее курфюрст, вступив в законный брактсо своей супругой, принял твердое решение удалить от себя дочь подсудимой; но выполнить это намерение ему не удалось: он не только проводил с ней большую часть времени, но посвящал ей даже целые ночи. Из показаний различных свидетелей выяснилось, что, как колдунья Burmeisterin, так и сама подсудимая, очень часто говорили: нет ничего невозможного в том, чтобы два человека, близко сошедшиеся друг с другом, воспылали бы страстной взаимной любовью; «моя дочь»,- говорила подсудимая, - «находится в самых близких отношениях с одной высокопоставленной особой, но все же это еще нельзя назвать настоящей любовью; когда воцарится истинная любовь между ними, Бог пошлет спсение молодому курфюрсту, а ведьма Burmtisterin также не останется без награды». Сама von Neitschutz показала, что Krappin велела ей принести несколько волос ее дочери и курфюрста. С чародейским-искусством Krappin познакомилась по известным руководствам, относящимся к этому вопросу; она, по ее же собственным словам, вычитала из какой-то книги следующий совет: чтобы привязать к себе мужчину страстной, пламенной любовью, необходимо начертать на своей руке определенные знаки, специально предназначенные дл этой цели. Надо полагать, что подобные знаки были начертаны и на руках дочери подсудимой; весьма вероятно, что, целуя курфюрста, она держала во рту какое-нибудь чародейское снадобье. Все это, вместе взятое, послужило причиною того, что курфюрст страстно полюбил ее и не в силах был расстаться с нею. Многочисленные показания свдетелей наводят на мысль о том, что к этому колдовскому заговору был приобщен и градский палач, lohann Meichior Vogel. Последний дал самые подробные объяснения относительно любви, существовавшей между Иоанном Георгом IV и von Neitschutz, вообще он рассказал очень много любопытного относительно поведения подсудимой и ее дочери.
«Далее необходимо остановиться на том факте, что, как графиня von Neitschutz, так наз. Spiritus Familiaris, что'подобные мешочки они зашивали в платья, принадлежащие сыну курфюрста. Кроме того графиня отрвала кусок своей рубахи, забрызганной менструальной кровью, присоединила к нему еще один кусок материи, пропитанный потом курфюрста, и отправились в Бартоломееву церковь в Дрезден, она свернула их там и спрятала в маленькую коробочку. Это, по мнению чародеев, должно вызвать в любом человеке чувство взаимной страсти. В комнате жены курфюрста воскурялся волшебный фимиам, который должен был привести курфюрста к неминуемому и резкому разладу со своей супругой: были предприняты все меры к тому, чтобы внушить курфюрсту отвращение к половому сожительству с супругой. Курфюрст нередко жаловался, что всякий раз, когда он хочет остаться со своей супругой, его охватывает такой безконечный ужас, что он должен оставить ее и вернуться к себе в комнату, так как только там к нему возвращается обычное спокойствие его.» «Подсудимая обыкновенно сопровождала свою дочь по дороге в курфюрстов замок; она, по ее же собственным словам, благославляя ее крестным знамением всякий раз, когда графиня должна была оставаться целую ночь с курфюрстом. Но свои колдовские проделки подсудимая не оставила и после смерти графини. Она положила в гроб своей дочери портрет и волосы курфюрста несмотря на протесты всех придворных врачей.»
"Из всего обвинительного материала, собранного по делу, явствует с очевидностью, что одна подданая наша совершила неслыханное злодеяние против первых лиц нашей страны: курфюрста и супруги - На основании этого против нее возбуждается преследование за посягательство на существующий строй и за оскорбление верховной власти. Да совершиться над ней суд по всей строгости законов наших».
К генеральше была применена пытка, которую, однако, вскоре оставили. Через полтора года она была выпущена на свободу. Поселившись в имении своего сына, она там и кончила свой бурный век.
Чтобы уяснить себе сущность того процесса, который происходит при различных операциях с изображениями людей, вспомним то место из Ката, где он говорит о материи. В статье: «Traumen eines Geistersehers» мы читаем:«В материи, по видимому, заложено какое-то духовное начало, тесно связанное с нею. Это начало ничего общего не имеет с теми силами, которые определяют взаимоотношение между отдельными элементами материи, оно является скорее внутренним принципом ее." Каково это начало? На этот вопрос мы можем приблизительный ответ в исследованиях lerepa. Он установил, что последние остатки материи, отделяющиеся при процессе разложения, должны подвергнутьтя окислению с тем, чтобы устранить один из всей совокупности материи и дать свободный ход тому жизненному процессу, который протекал до тех пор. при этом окислении освобождаются чрезвычайно утонченные вещества, к которым неприменимы никакие методы химического исследования. Эти вещества lerep называет жизненным двигателем; в них он видит источник различных физических и психических состояний, вроде , гнева, ужаса, грусти и т.д.
Всякий раз, когда возникает определенное взаимодействие между телом и духом, эти вещества приходят в сосьояние крайней активности. Так, внешнее раздражениe, достигшее какого-либо органа нашего тела, вызывает некоторое разложение нервной и мозговой протоплазмы; другое дело — волевой импульс, который с помощью сокращения мускулов ведет, напр, к поднятию руки. Отсюда как бы само собой следует, что воздействие этого своеобразного вещества привело в ш случае к освобождению чувственного раздражения, тогда как во-втором случае оно явилось причиной воздействия волевого импульса на нервную систему,
Жизненный двигатель относится к элементам материальной природы: вместе с тем он лишен видимости и материальности химической субстанции. Его можно уловить чисто физиологическим путем; наблюдая биение пульса или дрожание руки, мы тем самым имеем дело с проявлениями жизненного двигателя. В связи с этим он должен занять совершенно особое место среди порочих химических веществ, подобно своеобразно-действующим эманациям неорганических тел, которые мы не без удивления заметили на примере радия.
Тот факт, что в вопросе о жизненном двигателе речь идет об отложениях протоплазмы — этой основной материальной субстанции всех органических существ, свободно обращающихся, как в организме, так и вне его — делает еще более правдоподобным предложение о том взаимоотношении, которое существует между ним и человеческим духом.
Жизненный двигатель играет первенствующую роль во всех исследованиях, произведенных de Rochas'oM профессором Luys'oM. Так De Rochas совершил много опытов над различными лицами, на которых навевал сомнабулистический сон. При этом неизменно обнаруживался один и тот же факт: исчезновение чувствительности кожи. Но он вместе с тем установил, что эта чувствительность на самом деле не исчезает: здесь вокруг тела сомнабулиста скорее возникает целый ряд концентрических, чрезвычайно тонких слоев магнетического или, по терминологии Reichenbach'a одического характера. Сами по себе эти слои обладают большей чувствительностью, но они отделены друг от друга промежуточными зонами, лишенными всякой чувствительности. Расстояние между двумя смежными слоями равно 3-6 ссантиметрам: самый нижний слой отстоит от тела на расстоянии 1 1/2-3 сантиметров; некоторые нз них расположены на расстоянии нескольких метров от тела. Если поместить стакан воды в области того слоя, . который непосредственно примыкает к телу, то при этом появляется «одическая тень» и вода, поглощающая од, приобретает крайнюю чувствительность. Вместе с тем возникает магнетическое взаимодействие между одизированной водой и тем возникает магнетическое взаимодействие между одизированной водой и тем лицом, над которым совершается опыт; всякое прикосновение гипнотизера к воде вызывает у сомнабулиста боль в тех частях тела, около которых находился стакан и из которых излучался од.
«Опыты, таким образом, вполне подтверждают как теорию Humbolut'a и Rell'a о нервной атмосфере так и учение Reichenbach'a об оде, который был назван Mesmer'oM животным магнетизмом. Люди с глубокой серьезностью заговорили о магнетизированной воде, которая в течение столетий вызывала ироническую улыбку на устах ученых. Оказалось, что феномены животного магнетизма, в которых хотят видеть результат внушения, покоятся, по крайней мере, в известной степени на почве реального одического излучения, чмо магнетическое взаимодействие, которое также пытались свести к явлениям внушения, обуславливается особой одической спаянностью. Ведь внушение можно себе представить лишь как воздействие одного мозга на другой, но как объяснить влияние безжизненного предмета на мозг? Rochas, однако, показал нам, что не только вода, но и жирные, липкие вещества обладают способностью впитывать в себя од и сообщать чувствительность телу. Он поместил маленькую восковую статуэтку в сферу одической чувствительности и уколол ее несколько раз иголкой; это вызвало сильную боль в тех частях тела сомнабулиста, к которым примыкал дальний слой ода. В голову восковой фигурки Rochas вложил несколько волос, вырванных на затылке одной сомнабулистки. Эту фигурку он передал другому лицу, которое и унесло ее. Затем он разбудил сомнабулистку и начал с ней беседовать. Вдруг она схватилась за голову и вскикнула, что кто-то тянет ее за волосы. Далее был сделан такой опыт. Фоторгафическая пластинка была помещена в экстериоризованный слой ода и вместе с тем был сделан снимок с сомнабулистки; но магнетизер нечаянно задел иголкой фотографию. Вдруг раздался страшный крик и сомнабулистка впала в беспамятство. Оказалось, что у нее заболела правая рука, т.е. именно то место, которое было задето иголкой на фотографии. Когда она пришла в себя, на ее руке заметны были две красные царапины, которых у нее раньше не было и которые вполне соответствовали расцарапанным местам фотографии. В другой раз Rochas навел иголкой на фотографической пластинке скрещенные руки; сомнабулистка ударила при этом в слезы и через две-три минуты появились соответствующие отогнаты. Возможность внушения или самовнушения здесь совершенно исключена; дело в том, что Rochas намеренно отвел свои глаза, когда расцарапывал пластинку; кроме того, сомнабулистка не знала в каких местах курточка была расцарапана».
"...Rochas поднес раствор глауберовой соли к руке спящей девушки; затем он велел кристаллизовать этот раствор. Лишь только это было сделано, у сомнабулистки появилась контрактура руки, сопровождаемая сильнейшими болями. Через двенадцать дней в эту кристаллизованную массу было опущено острие кинжала. Сомнабулистка, находившаяся в соседней комнате, почувствовала этот укол и страшно вскрикнула.
Подобные эксперименты были совершены и доктром Joire'oM (Sille). Он нашел, что субъект ощущает прикосновение к воде, содержащей в себе различные экстериоризированные вещества, но что они нисколько не реагируют на свои прикосновения к стакану , который "одержит в себе эту воду. По этому поводу он говорит: «Вряд ли субъект не ощущает при'этом (при прикоскосновении к стакану) никакой дрожи. Если речь идет о самовнушении, то именно эта дрожь должна явиться условием удачного внушения; на самом же деле, субъект ровно ничего не ощущает. Но если я погружаю в воду иголку, то этот укол сообщается данному субъекту, хотя здесь о механической или какой бы то ни было другой дрожи и речи быть не может».
Astere Denis, директор гипнотического института в Верьвье, сообщает следующие данные относительно своих экпериментов:

Скачать книгу: Половая магия [0.03 МБ]