Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Мудрость толтеков в новой эпохе,Норберт Классен

Норберт Классен



Мудрость толтеков в новой эпохе






Глаз видит лишь маски. Если что-то происходит, позади маски возникает нечто, чего мы не знаем.
Если ты хочешь с этим встретиться, ты должен проникнуть сквозь маску, как сквозь стену.
Герман Мелвилл «Моби Дик»
Посвящаю всем тем, кто безудержно расспрашивает, и вместе с тем безоговорочно действует.

Я хочу поблагодарить всех тех, кто в последние годы встретился мне в пути и повлиял на него.
Моя благодарность относится, прежде всего, Хоке за открытие склонности, Джессике за возрождение благоговения, Йоргу за юмор, Грэт за чувство совместной действительности, Мартину за глубокие беседы и дружественные похлопывания по лопаткам, моим спутникам Магдалене, Кире и Мэй, Рабито, Титусу и Слю за постоянный вызов, а также Грациэле Корвалан за прекрасный вечер.
Моя особенная благодарность — намерению и Земле; толтекским магам и ведьмам, прежде всего — Карлосу Кастанеде, Флоринде Доннер-Грау, Тайше Абеляр, Кэрол Тиггс, Энергетическим Трэкерам, Элементам, а также Голубому и Оранжевому Лазутчикам. Моя благодарность относится ко всем тем, кто делал пометки на семинарах и докладах, многочисленным интервьюерам и комментаторам. И, не в последнюю очередь, я благодарю тех, кто помог выпуску этой книги.
Пролог

Санта-Моника, Калифорния, ноябрь 1993. Незаметно для широкой общественности происходит нечто из ряда вон выходящее. В переполненном книжном магазине толпа ожидает докладчика необычного толка. Одетый по-спортивному мужчина лет шестидесяти, невысокий и мускулистый, неузнанным подходит к трибуне и берет слово:
«Мое имя — Карлос Кастанеда. Я хочу сегодня попросить вас кое о чем. Я прошу вас воздержаться от ваших суждений. Я прошу вас — только на один час — открыться возможностям, о которых я вам расскажу.
В течение тридцати лет я был недоступен. Я не выходил к людям и не говорил с ними. Но сейчас, на одно мгновение, я здесь. Это наш долг — вернуть хоть частицу тем, кто приложил все усилия, чтобы показать нам определенные вещи. Мы унаследовали это знание. Дон Хуан говорил нам, что мы не должны скрывать его. Мы хотим, чтобы вы узнали, что существуют странные прагматические возможности, которые находятся в пределах вашей досягаемости».
Карлос Кастанеда, ученик мексиканского мага дона Хуана Матуса, выступил перед общественностью. А прежде, прервав многолетнее молчание, появились на сцене повседневного мира со своими книгами и семинарами две его «соученицы» — Тайша Абеляр и Флоринда Доннер-Грау. Наследники дона Хуана виртуозно воодушевляли публику и пытались сделать вход в мир магов доступным для широких масс, подключить их к намерению, которое мексиканские шаманы древности выковали в неисчислимой последовательности поколений.
Развитие событий продолжалось и, между прочим, достигло уже и Германии. На таких семинарах, как в Берлине в июне 1997, Карлос Кастанеда и «ведьмы» (Тайша Абеляр, Флоринда Доннер-Грау и Кэрол Тиггс) при поддержке новой формации воинов, звучно именуемых Трэкеры энергии или Элементы, демонстрируют практические упражнения их традиции, которые позволяют участникам открыть непосредственный вход в мир магии.
Уже существуют и видеокассеты с этими упражнениями, дающие возможность тем, кто не может непосредственно принять участие в семинарах, все же получить пользу от наследия дона Хуана. Почти одновременно с выходом этой книги появилась учебная книга Карлоса Кастанеды под названием «Тенсёгрити — магические пассы», снабженная многочисленными фотографиями.
Кастанеда жмет на все педали: наряду с этими публикациями он издает журнал Readers of Infinity, который не только информирует читателей об актуальном развитии, но и предлагает основополагающие знания о мире магов и пути воина, а также в отдельной рубрике отвечает на вопросы читателей. Шаманы не шарахаются и от новейших средств массовой информации. В Internet существует адрес, с помощью которого Кастанеда информирует читателей его книг и статей о семинарах и новых книгах.
Мне посчастливилось наблюдать это развитие с первых его шагов и участвовать в нем. После опубликования моей первой книги о Кастанеде и учении дона Хуана «Мудрость толтеков» я неожиданно для самого себя вступил в контакт с кругом Карлоса Кастанеды и таким образом стал свидетелем движения, которое все еще набирает силу и вовлекает все новые и новые круги последователей.
Но чтобы пресечь в корне все возможные недоразумения: я не являюсь «учеником» Кастанеды или учеником его соратниц. Они — последние звенья в цепи, длинной линии магов, которая заканчивается вместе с ними. Несравнимым жестом человеческому духу отдают они сейчас человечеству свое наследство, завещание дона Хуана. Как часть этого общества, как один среди многих, я хотел бы только одного: облегчить этой книгой растущему числу людей подключение к этому движению, к намерению магов, чтобы они могли увидеть собственными глазами, что оно собой представляет.
Однако такое подключение вовсе не означает, что надо записаться в какой-то клуб или союз. Фундаментальный принцип магии заключается в том, чтобы принять ответственность за собственную жизнь и собственные действия. Кастанеда не устает подчеркивать: «Нет никаких гуру. Вам не нужен лидер. Все, что вам нужно, — это энергия. А энергию получают, если рассматривают и исследуют себя самого и всех остальных, не вынося суждений».
Кастанеда не может принять на себя ответственность за своих читателей и их действия, даже если эти действия и были вызваны чтением его книг или посещением одного из его семинаров. Это же справедливо и для данной книги. Кто бы ни практиковал описанные здесь техники, он должен всегда осознавать, что целиком и полностью несет за это ответственность сам. И еще — нет никакой гарантии успеха. Хотя я и могу указать на возможность, на путь, но идти каждый должен собственными силами и собственными ногами.
Возможно, такие требования звучат необычно в нашем мире организованной безответственности — в мире магов они основополагающи. То же самое можно сказать и об иных взглядах и намерениях магов, которые могут показаться современному человеку чуждыми, чудовищными или даже смешными. Наши внутренние защитные механизмы слишком быстро готовы палить из орудий всех калибров, если они видят угрозу привычным и удобным убеждениям и суждениям.
Поэтому я хотел бы, как и Кастанеда, попросить читателей: при чтении этой книги воздержаться от суждений, открыться возможностям, которые здесь будут представлены. Я хочу попросить вас рассматривать и исследовать самих себя и всех других без осуждения и таким образом, возможно, накопить достаточно энергии, чтобы самим войти в чудесный мир магов.
Январь 1998 Норберт Классен
ВВЕДЕНИЕ

Карлос Кастанеда, ученик магов и путешественник в иные миры, оставался долгое время в тени, несмотря на свою необычайную популярность автора бестселлеров. Немногочисленные интервью, которые он себе позволил на протяжении тридцати лет, рисовали расплывчатый образ мага, который, верно следуя учению своего наставника дона Хуана Матуса, оставался недосягаемым для мира.
И хотя книжки-интервью Грациэлы Корвалан «Путь толтеков» и Кармины Форт «Разговоры с Карлосом Кастанедой» и содержали подробную информацию о жизни Карлоса Кастанеды, к моменту их выхода в Германии они уже устарели. Корвалан говорила с Кастанедой в 1979 году — книга вышла на немецком языке лишь в 1987. «Разговоры...» Кармины Форт проходили в 1988 году — немецкий читатель смог получить удовольствие от чтения книги лишь в 1996.
С книгами самого мага дело обстояло иначе. Произведения Кастанеды — до сих пор их вышло десять — появлялись в Германии примерно спустя год после опубликования оригинала.
Первая книга Тайши Абеляр «Магический переход» появилась на немецком языке спустя два года после ее выхода в Соединенных Штатах. Только произведениям Флоринды Доннер-Грау, пожалуй, не везет. Ее последняя книга «Жизнь-в-сновидении» появилась в оригинале в 1991 году, а нам пришлось целых пять лет ждать, пока наконец одно издательство не согласилось опубликовать великолепно написанное сообщение о ее собственном опыте. «Шабоно», первенец Доннер-Грау, наконец-то, к счастью, спустя много лет вышла вторым изданием, так же как и ее вторая книга, «Сон ведьмы», которая в полностью переработанной версии нашла приют в том же издательстве, в котором выходит и эта книга.
Однако и все вышеперечисленные произведения почти не содержат актуальных сведений, что следует из самой природы этих книг. Все произведения Карлоса Кастанеды, за исключением его последней книги «Тенсёгрити — магические пассы», повествуют о времени его ученичества у дона Хуана, то есть включают временной промежуток с 1960 по 1973 год, когда тот покинул известный нам мир и сгорел в «огне изнутри». Книги Доннер-Грау «Сон ведьмы» и «Жизнь-в-сновидении», как и книга Тайши Абеляр «Магический переход» рассказывают об их встречах с миром магии в конце шестидесятых — начале семидесятых годов. Поэтому все события, описываемые в книгах, происходили более двадцати лет назад и никак не позволяют объяснить этот ошеломляющий выход магов к общественности, который, начиная с середины девяностых годов, притягивает все новые и новые слои населения и превратился в настоящее движение.
Хотя Кастанеда и пишет в «Искусстве сновидения», что он планирует книгу о том, чем занимаются наследники дона Хуана Матуса в настоящее время, однако, даже если предположить, что речь идет о работе «Тенсёгрити — магические пассы», мы не можем узнать даже из нее, что же привело к удивительнейшему раскрытию, которое, как представляется, противоречит всему тому, что мы знаем, — или думаем, что знаем, — о Карлосе Кастанеде и учении дона Хуана. Одна из целей настоящей книги — заполнить этот пробел и одновременно показать, что в действительности нет никакого противоречия.
В своей новейшей работе «Memorable Events» Кастанеда хотя и будет более подробно говорить о событиях, приведших к нынешнему положению вещей, однако уже сейчас известно, что и это произведение не будет хроникой, воспроизводящей шаг за шагом развитие ситуации и комментирующей его. Речь идет о еще одном томе цикла дона Хуана, работу над которым Кастанеда завершил некоторое время назад. Очевидно, он ждет, когда наступит наиболее подходящий момент для публикации этого произведения, самого личного из всего им написанного.
Здесь нет ничего удивительного, ведь и «Искусство сновидения» существовало в рукописи до своего издания несколько лет. Причину подобной задержки Кастанеда указал в тексте на суперобложке книги латиноамериканского издания:
«В мире дона Хуана Матуса определенные события иногда не следуют линейным законам общественного мнения — они искажаются, растягиваются, превращаются в нечто такое, что происходит, но не имеет ни причины, ни рационально объяснимого действия. Наглядный пример — то, что произошло с этой книгой, которую Флоринда Доннер-Грау и Тайша Абеляр несколько лет назад оставили в зоне второго внимания, той неописуемой зоне, которая не является ни реальной, ни ирреальной и, однако, существует вне параметров Common sense.
Когда я закончил работу над этой книгой, мы не захотели ее публиковать по очень личным причинам. Но вместо того, чтобы отправить ее в машину для уничтожения бумаг, как я этого хотел, Флоринда и Тайша взяли это на себя и унесли ее во второе внимание. Когда спустя годы мы начали ее искать, нам пришлось очень сильно напрячься, чтобы найти ее. И, после того как нам это наконец удалось, мы заметили, что текст получил странную и роковую силу, которой он не обладал прежде».
Кастанеда слишком хорошо знает, как тяжело будет его читателям, которые сами не являются магами, принять такое высказывание, не говоря уже о том, чтобы понять его. «Мы осознаем, что простейшее дело — сообщить об этом событии — является чем-то абсурдным», — пишет он далее. Очень тяжело согласиться с мыслью, что может существовать иной мир параллельно нашему, что можно войти в этот мир и депонировать там рукопись, которая еще к тому же сама по себе изменяется. Последнее удивило даже магов: «Рациональные замечания или пояснения этому были бы, во всяком случае, не только абсурдными: они невозможны».
Вышесказанное справедливо не только для возникновения книги, но и для ее содержания. Кто читал «Искусство сновидения», тому пришлось непосредственно столкнуться с невероятными историями, которые противоречат рассудку и находятся где-то на границе нашего воображения. Благодаря силе сновидения Кастанеда встречается здесь с существами из иного мира, существующего параллельно нашему, в который можно проникнуть с помощью магических техник. Он освобождает задержанное там существо, голубого лазутчика, и приводит его в наш повседневный мир, где это существо появляется в образе маленькой девочки. Дон Хуан знакомит его с одним древним магом, о котором говорится, что ему уже семь тысяч лет. Поэтому маги называют его бросившим вызов смерти.
Для тех, кто не знаком с произведениями Кастанеды, это должно звучать как некая смесь фантазии и фикции, и даже для верных поклонников Кастанеды это крепкий орешек. К тому же автор вновь и вновь утверждает, что он описывает только действительные события. «Моими книгами я пытался, — подчеркивает он, — показать возможность того, что сознание и восприятие могут использоваться как посредник для движения и физического перемещения. К сожалению, я не был достаточно убедительным: большинство до сих пор считает, что я пишу художественные романы».
Однако тому, кто входит в тесный контакт с Кастанедой и его окружением, приходится непосредственно встретиться с действительностью рассказанного им. Так, многим участникам семинаров пришлось лицом к лицу столкнуться с голубым лазутчиком. Девочка из «Искусства сновидения» превратилась между тем юную даму, которая успешно завершила изучение социологии в УКЛА, университете в Лос-Анджелесе, в котором учился и Кастанеда. Она оказывает чужеродное, эфирное воздействие, очарование, которое, как кажется, не принадлежит нашему миру.
Это вряд ли убедит скептиков. Мы живем в мире, в котором ложь и обман сделались повседневной практикой, нам хорошо известны случаи, когда люди действительно считают себя Наполеоном или капитаном космического корабля. Но наши герои не являются ни жадными до денег соблазнителями, ни сумасшедшими. Они жертвуют большую часть своих доходов на благотворительные цели, такие, как сиротские приюты или клиники для наркоманов. Все они — ученые, защитившие диссертации в различных отраслях науки: антропологи, историки, лингвисты и социологи. И они постоянно подчеркивают абсолютную необходимость ясного разума, чтобы уметь трезво и деловито оперировать знанием, которому они обучают.
Эти знания, которые они передают не только своими публикациями, но и видеокассетами, докладами и семинарами, ни в коем случае не являются их изобретением или их заслугой. Это — завещание дона Хуана, наследство непрерывной традиции магов Центральной Америки, традиции, простирающейся на многие тысячелетия назад. В связи с этим Флоринда Доннер-Грау указывает, что маги ее группы могут проследить свою линию через 27 прошедших поколений.
Кастанеда и его спутницы являются последним звеном длинной цепи, находящей в нынешней генерации свое завершение. Маги представили в последние годы свои знания публике, чтобы заплатить свой долг учителям — дону Хуану и его спутникам и, с другой стороны, спасти знания их традиции для человечества. Традиция заканчивается вместе с Кастанедой, знание будет жить дальше.
«Вещи, которые описаны в книгах, — практические руководящие линии», — подчеркивает Тайша Абеляр. Знание, представленное здесь для обсуждения, является не сбором данных, не лексическим набором слов и концепций, но — практическим знанием par excellence, знанием в смысле непосредственного восприятия и осознания. Только практический опыт дает знания из первых рук, и произведения Кастанеды и его спутниц в полном объеме поймет лишь тот, кто действительно следует этим руководящим линиям, кто превращает рассказы в опыт и опыт — в непосредственное знание. Любой другой способ постижения представляет из себя кокетство со знанием и в конечном счете является самообманом.
Маги традиции дона Хуана называют такие руководящие линии «Сказками о силе». В моей книге «Мудрость толтеков» я писал по этому поводу:
«Для дилетанта или ученика магов рассказы Силы звучат сначала как сказки или мифы, которые должны пояснить какое-либо символическое содержание. Таким образом, они кажутся символами. И обычный читатель книг Карлоса Кастанеды не поднимается выше этой ступени символического понимания рассказов. Это ни в коем случае не упрек, потому что первая ступень взаимодействия с рассказами Силы по необходимости требует символического понимания. Однако многим не ясно, как можно подняться над этой ступенью. Можно посоветовать самому повторить содержание рассказов и сделаться прототипом каждой истории...
Сказки о Силе — нечто большее, чем просто сказки или истории; они являются предвестниками действительных действий магов и как бы сценариями спектаклей, которые ставятся на магической сцене».
После того как в «Мудрости толтеков» я, среди прочего, написал и о том, как некоторые сказки о Силе стали для меня действительностью, знаниями из первых рук, я хочу в настоящей книге коснуться сказок, которые сегодня движут Кастанедой и его соратницами. Чтобы сделать эти сказки доступными для читателя, надо, однако, вначале подготовить для их понимания почву.
Так, часть первая данной книги не только излагает основные пункты учения дона Хуана, но и представляет собой грубый набросок истории магов его линии, заканчивающейся на Кастанеде. Затем будет сообщено о том, какие изменения произошли в окружении Кастанеды после того, как дон Хуан оставил этот мир: например, о смерти известной нам по книгам Кастанеды Ла Горды и о возвращении женщины-нагваля Кэрол Тиггс, отсутствовавшей после ухода дона Хуана на протяжении десяти лет.
Кастанеда и его группа столкнулись с ситуацией, совершенно новой в истории магии, для которой нужны были и совершенно новые решения. Хроника продолжается рассказом о беспримерном выходе магов к публике, о жесте, сделанном ими человеческому духу, жесте, превратившемся в настоящее движение, которое ширится и по сей день и позволяет все большему количеству людей подключиться к намерению магов и превратить их Сказки о Силе в живую действительность.
Вместе со взглядом на широкое окружение новых магов, на сподвижников, сторонников, вздыхателей и жаждущих выгоды оппортунистов, желающих эксплуатировать знания на свой лад, вырабатывается и совершенно новый взгляд на Карлоса Кастанеду, его группу и завещание дона Хуана. Мы почувствуем очарование магических актеров на сцене повседневного мира и получим впечатление от того, что Тайша Абеляр называет «действующим театром магии».
В то время как этот первый акт показывает мир магов с точки зрения повседневного мира, вторая часть книги поворачивает ось и открывает нам новые перспективы: взгляд на повседневный мир с точки зрения магов. Благодаря их расширенному восприятию, их знаниям об энергетических взаимосвязях в этом мире, мы получим новые сведения о существенных аспектах жизни, зачатия, секса и смерти.
Кастанеда и его соратницы впечатляющим и полным юмора способом показывают, чем является, собственно, наше развитие: мы всё еще — большие, туго соображающие обезьяны, не знающие своей истинной природы и не использующие своих возможностей. «Ведьмы» — Флоринда Доннер-Грау, Тайша Абеляр и Кэрол Тиггс — указывают в связи с этим на особую роль женщины, которая ни в коем случае не менее важна, чем роль мужчины. Напротив, маги утверждают, что Универсум по самой своей природе является женским.
Правда, это отнюдь не означает, что Универсум является миролюбивым местом. И здесь мы столкнемся с пугающими перспективами, не только с концепцией разбойничьего Универсума, но и с теорией о существах в нашем мире, которых мы обычно не замечаем, но которые делают нас глупыми и зависимыми, чтобы и далее питаться нашим осознанием.
Еще хуже то, что мы вследствие этого делаем с собой сами. По вине нашей ограниченной и ограничивающей социализации мы сами запираем себя в клетку, позволяющую воспринимать мир и судьбу только сквозь шоры. Тайша Абеляр удачно сравнивает наш повседневный мир с известным островом-тюрьмой Алькатрас. Мы настолько отчуждены от нашей собственной природы, так далеки от корней нашего восприятия, что как данность принимаем реальность «обезьяний театр повседневного мира», из которого нет выхода вплоть до самой смерти.
В самом деле нет? В качестве ответа на этот вопрос Кастанеда снова и снова подчеркивает революционную точку зрения дона Хуана: «Я не участвую в соглашениях, которые мною не заключались. Я не подписывал этого договора». Если человек действительно понял, если он знает, что он — существо, которому суждено умереть и, следовательно, нечего терять, то ему открываются все двери. Только большинству из нас это до сих пор, к сожалению, не ясно.
Третья часть книги предлагает возможность пояснить эту точку зрения в самой основе и показывает путь из повседневного мира в мир магов. «Трансформация повседневного мира» происходит не за один шаг. Необходимые шаги будут столь подробно освещены, чтобы их могли эффективно выполнять все, кому это важно. Они представляют собой практическую эссенцию завещания дона Хуана, путь воина, который ведет из тюрьмы повседневного мира на свободу.
«По ту сторону Алькатраса» нас ожидает — согласно заявлению Тайши Абеляр — сначала открытое море, кишащее акулами. У нас нет никакой гарантии, что мы когда-нибудь достигнем вновь твердой земли. Однако у нас есть союзник, в некотором роде близнец, которого мы вновь обретем на пути воина: энергетическое тело, которое называется также двойник или тело сновидения. С его помощью удается достичь новых берегов и получить опыт, который даже трудно себе представить.
С этим мы и войдем окончательно в четвертой части книги в мир магов и встретимся с действительностью совершенно иным способом. Это справедливо не только для других миров, но и для жизни в нашем мире. Способ жизни воина сталкивает нас с существующими альтернативами в обхождении с нашей действительностью — совершенно все равно, идет ли речь о других людях, других существах или иных мирах. Для большинства читателей будет, пожалуй, ошеломляющим то, какую огромную роль играет несгибаемая любовь воина, концепция, которую многие до сих пор не разглядели в произведениях Кастанеды.
Все вышеизложенное приводит нас к вопросу о значении всех откровений магов для сегодняшнего времени и для цивилизованного человека. Каковы с точки зрения магов шансы нашего постобезьяньего театра? Какие возможности нам открыты? Какую роль играет в этом современное движение, связанное с Кастанедой и его спутницами?
Размышлениями о наших возможностях и заканчивается эта книга.
Часть 1
Действующий театр магии

1
Краткая история магии

История — это ангел, летящий назад в будущее. История — это куча осколков. Ангел хочет вернуться назад, чтобы связать, отремонтировать то, что разбилось. Однако из рая дует штормовой ветер и все время относит ангела назад в будущее. Этот штормовой ветер называется прогресс.
Л. Андерсон, «The Dream Before»

Десятки тысяч молодых и старых читателей знают о первой встрече Кастанеды с доном Хуаном Матусом в 1960 году на пыльной автобусной станции в Аризоне вблизи от мексиканской границы больше, чем о встрече Данте с Беатриче на берегу Арно. Пожалуй, это объясняется тем, что учение дона Хуана было опубликовано во времена, когда большее, чем когда бы то ни было, число людей было склонно причислить к действительности также и иррациональные вещи», — жаловался американский журнал весной 1973 года. Журнал видел в произведениях Кастанеды и в их популярности неоспоримое свидетельство падения ценностей цивилизации, закат западной культуры просвещения.
Подобные опасения высказал в 1994 году и критик Ганс Штайн в своей рецензии к «Искусству сновидения», в которой он полемизирует с «отказом Кастанеды от ценностей общества, морали и разума». Штайн ставит произведения Кастанеды в один ряд с «Виннету» Мэя и «Демиан» Гессе: «Кому в семидесятые годы все еще было мало, тот читал Кастанеду. В его произведениях были еще раз рассказаны те же самые истории успеха». Можно было бы понять это высказывание как комплимент. Однако для Штайна Кастанеда — соблазнитель молодых людей, «малообразованный шарлатан», его индейский учитель дон Хуан — «типичная проекция, критикующая цивилизацию» и само учение — «скрытый плагиат: мешанина из Витгенштейна, Гуссерля, восточных мудрствований и психологических учений о спасении».
Похоже, универсальный метод защиты от мыслей, которые не нравятся, всегда один и тот же: тому, кто высказал эти мысли, приписывают либо заимствование из одного источника или исторической данности, либо из суммы разных — и дело с концом. Или все же дело обстоит не так? «А что, если Кастанеда ничего не выдумал»? — спрашивает обвиняемый в смысле ответа.
Пожалуй, эта мысль питала и скрытый страх физика, автора ряда книг и критика Кастанеды Ганса Петера Дюерра, когда Кастанеда пригласил его в 1982 году открыто высказаться. На этой встрече Дюерр познакомился также и с Флориндой Доннер-Грау, другой ученицей дона Хуана, что устранило его сомнения в том, происходило ли в действительности то, о чем Кастанеда сообщил в своих книгах. Он после этой встречи был «склонен верить, что существует (или существовал) как дон Хуан, так и группа учеников мага».
Между тем еще два члена этой группы — Флоринда Доннер-Грау и Тайша Абеляр — опубликовали сообщения о времени своего ученичества, что подтверждает достоверность изложенного Кастанедой и со всей очевидностью показывает, что полемика, развернутая Штайном и другими, по меньшей мере несвоевременна. Можно крутить хоть так, хоть эдак — Кастанеда и дон Хуан — это историческая действительность, да, они сами писали историю. Для тех читателей, кто не знаком с произведениями Кастанеды или кто прочитал много лет назад лишь «Учения дона Хуана», мы кратко воспроизводим здесь основные события.
Летом 1960 года Карлос Кастанеда, студент антропологии, посещает пограничный регион между Аризоной (США) и Сонорой (Мексика), чтобы провести полевые исследования лечебных и психотропных растений среди коренного индейского населения. На автобусной станции его друг обращает его внимание на старого индейца-яки, который представляется как Хуан Матус.
Встреча этих совершенно непохожих друг на друга мужчин подобна столкновению двух миров. С головой ушедший в науку исследователь, ищущий добровольного информатора, и традиционный шаман, узнавший в собеседнике своего избранного ученика, которого привели к нему силы Универсума. Недоразумения, которые следуют из такого культурного шока, запрограммированы.
Вначале Кастанеда принимает роль ученика мага только для вида, чтобы добраться до нужной ему информации. А дон Хуан прилагает все усилия, чтобы прорвать ограниченное восприятие своего ученика и привести его в состояние, в котором он может видеть мир таким, каким он является в действительности. Кастанеда подводит итог:
«Его поучения были как дубинка, которая долго стучала по моей глупой голове, пока я не понял, что мой драгоценный взгляд на мир в действительности является конструкцией, сотканной из всех возможных фиксированных интерпретаций, которые я использовал для того, чтобы защититься от чистого, удивительного восприятия».
Кроме всего прочего, дон Хуан использовал психотропные растения (растения Силы), чтобы разрушить устоявшиеся представления о мире своего ученика. Эту фазу своего ученичества Кастанеда изложил в первых книгах «Учения дона Хуана: путь знания индейцев яки» и «Отдельная реальность», в которой переживания, связанные с приемом психоделиков, занимают центральное место. Кастанеда был убежден, что он достиг заветной цели и получает информацию из первых рук для своих этноботанических исследований. Потребовалось довольно продолжительное время, пока он понял, что ввязался во что-то, не имеющее никакого отношения к его академическим амбициям, и что с помощью растений Силы дон Хуан лишь пытался преодолеть его привязанность к определениям и понятиям.
Последующие книги — «Путешествие в Икстлан» и «Сказки о силе» излагают основные фундаментальные аспекты учения дона Хуана. Кастанеда продвигается вперед по пути воина, учится и без растений Силы покидать застенки повседневного мира:
«Дон Хуан показал мне, что мир намного больше того, что мы обычно признаем, что наши нормальные представления о действительности являются следствием нашего социального соглашения, которое само по себе является лишь трюком. Нас приучают рассматривать и понимать мир через процесс социализации, который, если он правильно функционирует, убеждает нас в том, что интерпретации, с которыми мы соглашаемся, определяют и границы реального мира. Дон Хуан прервал во мне этот процесс, показав мне, что мы обладаем способностью перемещаться в иные миры, которые существуют постоянно и независимо от нашего в высшей степени ограниченного осознания. Магия приносит с собой новое программирование наших способностей воспринимать сферы, которые столь же действительны, единственны в своем роде, абсолютны и привлекательны, как и наш повседневный нечестивый мир».
Это перепрограммирование достигает своей высшей точки в конце обучения Кастанеды, что выражается в действии, только от попытки представить которое волосы становятся дыбом. После основательной подготовки под руководством дона Хуана и его сподвижника Хенаро, Карлос и его соученик Паблито прыгнули в отнюдь не символическую пропасть. Этой захватывающей сценой завершается четвертая книга цикла о доне Хуане.
Кастанеда приходит в себя в своем бюро в Лос-Анджелесе. Он совершенно ошеломлен. Чтобы выяснить, что же в действительности произошло, он отправляется в Мексику расспросить дона Хуана. Но его учитель исчез и не появляется больше. Он находит лишь группу учеников, среди которых и Паблито, который, со своей стороны, так же озадачен прыжком в пропасть, как и сам Кастанеда.
Книги «Второе кольцо силы» и «Дар Орла» отражают замешательство, в котором Кастанеда находится в это время. Фрагментами, кусочками всплывают снова и снова разрозненные воспоминания, которые вначале, как кажется, не имеют никакого смысла. Однако затем все складывается вместе, и он вспоминает. Дон Хуан вводил его каждый раз в состояние, которое он сам называл состоянием повышенного осознания. Одной из особенностей этого необычного состояния сознания является то, что, возвращаясь в нормальное бодрствующее состояние сознания, люди не могут вспомнить о событиях, происходивших в нем с ними.
Согласимся, это звучит невероятно. Однако если подумать о сравнимых состояниях, как, например, о лунатизме, о котором также не остается никаких сознательных воспоминаний, то можно представить себе, что понимается под этим расширенным осознанием. Сравнимым является и то обстоятельство, что мы не сохраняем никаких воспоминаний о большинстве наших снов. Но хороший гипнотизер может вызвать все эти воспоминания, так как они, очевидно, просто хранятся в нашей памяти в каком-то ином месте, чем обычные.
Кстати, это похоже на объяснения, имеющиеся для таких состояний у самих магов. Кастанеда знакомит нас в книгах «Огонь изнутри», «Сила безмолвия» и «Искусство сновидения» не только с вновь обретенными воспоминаниями об учении области сознания, но также и с высокоразвитым мировоззрением магов, базирующемся на их столь своеобразных исследованиях сущности сознания и сущности мира. Эти исследования, однако, могут быть понятны только в контексте истории тех магов.
По словам дона Хуана, более чем десять тысяч лет назад на высокогорной территории нынешней Мексики уже жили люди, которые то ли из-за голода, то ли из любопытства принимали психотропные растения. Под их влиянием они могли воспринимать другие миры или иные аспекты известного нам мира.
Древние шаманы вовсе не были столь «примитивны», как некоторые могут подумать. Это были исключительно трезвые мыслители, которые начали систематизировать свой опыт. Они не отдавались в своих психотропных путешествиях воле случая, а планировали их как научные маневры в области человеческого сознания.
Они узнали, что повседневное восприятие является лишь продуктом произвольного соглашения и с помощью определенных средств может быть прервано и заменено другими, столь же фактическими и объективными формами восприятия. Так, они, например, умели превращаться с помощью их «растений Силы» в зверей и птиц и совершать другие непредставимые действия — и умели это не только на уровне психологических желаемых представлений, но и в реальности. Они и были, собственно, основателями магии — манипуляции осознанием, которая включает в себя намного больше того, о чем мы осмеливаемся сегодня мечтать.
Те древние маги поколение за поколением проникали все глубже и глубже сквозь внешнюю оболочку явлений, пока наконец не достигли восприятия, которое больше нельзя было редуцировать: восприятия мира как энергии, того, что дон Хуан называет видением. Это название нередко вводит в заблуждение, поскольку мы идентифицируем его с деятельностью глаз. Видение — в противоположность обычному смотрению — акт всего тела или, как говорят маги, акт восприятия всего собственного энергетического тела.

Тэги: Шаманизм
Скачать книгу: Мудрость толтеков в новой эпохе [0.17 МБ]