Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное



СЕРДЦЕ МАСТЕРА ХАЛЕД ХАН



АЛИСТЕР КРОУЛИ




А.·. А.·. Публикация Класса B
Imprimature: O.S.V. 6°=5° Imperator




I . ВИДЕНИЕ.

Полутень.

Я – один из множества. Не в тяжести труда погрязло всё, но в летаргии. Обширны
просторы по ту сторону взгляда. Пусть даже не всё сокрыто завесой тумана и влаги, но
взором очерчиваются пределы. Некоторые из тех, кто был отчасти пробуждён, уставились
на Восток, который не приносил им света.
Увы, я слишком много жил в ужасающей и безнадежной боли ради сна одного из тех, кто
отчасти пьян! Ошеломлённый, одурманенный, я не знал ни кто я, ни откуда пришёл, ни
куда направлялся. Голос моего сердца неуверенно сказал: я не должен спать, ибо я –
солдат. Но кто мой командир и за что я тогда воевал? Я не мог себе даже представить. В
памяти остался лишь смутный образ далекой катастрофы: воспоминания о командующем,
павшем жертвой некоего замысла. Его позвоночник был сломлен. И я уверен в том, что
вся дисциплина была исполнена, вся храбрость – исчерпана, а цель – потеряна.
Было странно и то, что мрак позади меня виделся менее густым, нежели на Востоке, куда
устремился мой взор.
Казалось, что я инстинктивно чувствовал огромное возвышение, похожее на пирамиду из
абсолютно чёрного камня. Я был слишком слаб, чтобы поднять голову и посмотреть.
Внезапно, далеко позади меня, со стороны возвышенности раздался ясный, ровный,
смелый и уверенный голос. Это был голос доблестно выстоявшего солдата, который
отдавал команду. Я не мог ошибиться, я был уверен, что слышал этот раскатистый зов! В
каждом его торжественном тоне доносилась Истина и Победа!


Голос.

Командир воскликнул: "Смотрите, Звезда на Западе!". Всё в мгновение затихло.
Внезапное волнение в наших рядах означало, что далеко не все спали сном смерти – среди
наблюдателей были и подобные мне, даже более устремлённые...
Слева от меня раздалось невнятное бормотание, из которого я уловил два слова: "Ноль
часов". Это вернуло мне память: я вспомнил, что я – солдат великой армии, рассеянной и
разбитой, но всё ещё существовавшей.
Резким шёпотом, внушающим доверие и авторитет, было сказано: "Ноль – это Два".
Я понял, словно поражённый молнией, в один миг убитый и посвящённый, что эта
странная фраза постулирует последнюю Мистерию Истины, формулу Замысла Сражения
и Ключ ко всей Манифестации. Для разума же смысл услышанного оставался в
кромешной тьме.
Вновь всё замерло в торжественной неподвижности. Лишь немногие услышали голос
молодого командира, ибо самые молодые и сильные были погружены в сон смерти. Но
даже судьбы тех немногих, кто отчасти бодрствовал, были больны, их разумы обезумели
от горечи в собственных сердцах. Услышав Голос, они высмеяли его. Они молвили:
"Звезда на Западе. Какая чушь!"
или:
"Это не голос нашего командира!"
или:
"Звезда на Западе? Остерегайтесь! Эта Звезда именуется абсентом".
Затем со стороны загадочной возвышенности донесся тяжкий стон, после него – звук
падения, сопровождавшийся мерзким и злобным хихиканьем.
Вслед раздалось жуткое завывание. Мои зубы стиснулись от ужаса, который только
усугублялся зловещей мрачностью сих несвязных воплей и этой мистерии. Но Голос
пробудил во мне надежду, которую я не мог позволить себе оставить!
Всё равно страдания моей сущности были настолько пронзительны, опустошающи и
убийственны, что кромешная тьма одержала верх надо мной.


Тень.

В моём Видении я сражался в трясине из грязи и крови. Потом донёсся жуткий вой –
более дикий, чем вопли ада. Смрад разлагающейся плоти заставлял меня корчиться и
блевать в смертельных муках. Это было чувство самого отчаянного безумия: леденящие
душу призраки преступников и жертв убийц – казалось, что этому кошмару не будет
конца! Но нет, он исчерпал себя, заражённый собственной низостью, и замер.


Фантом.

Я очнулся от ужаса. Всё внутри сковало, мышцы оцепенели, боль пронзила каждую
косточку, в венах яд смешался с кровью.
Привиделась картина разгрома.
Что это? Мог ли этот Голос изречь Истину?
Мог ли это быть голос Звезды – Солнца, чей свет способен рассеять туман, окутавший
поле битвы, чей жар способен разогнать застывшие миазмы, поднимавшиеся ввысь
мириадами тусклых серых туч?
Слушай! Да, лишь немногие из тех, кто остался жив, видели то, что побудило их поднять
вверх свои израненные руки, открыть свои затуманенные, налитые кровью глаза. Они
видели то, что заставило их сломанные челюсти и порванные языки задвигаться в
бессвязном бормотании.
"Христа ради", - вопили выхолощенные куски плоти, - "не смотрите на эту проклятую
Звезду!"
"Мы пропали!", - визжали другие.
"Убийца, Изверг!", - кричали третьи.
Но это ничуть не испугало меня. Из движущихся воздушных потоков выползали существа
с чудовищными и отвратительными очертаниями. Устрашающие формы совершали
мерзкие движения. Вот она – отвратительная вера прошлого, наполнявшая мою смертную
сущность безумным страхом! Видя эти мерзкие создания, раненые корчились в
смертельных муках. Некоторые хватали грязь, в коей сами увязли наполовину, чтобы
швырнуть в призраков, чем ещё больше измазывали собственные лица.
Их бессильная ярость приобрела такую силу, что на мгновение я ощутил приступ смеха. И