Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

берега и поля. И сердце ваше наполнится счастьем». Он попросил, чтобы
царь позволил ему подготовить все для прогулки, и сказал, что ему
потребуется для этого двадцать инкрустированных золотом весел из
эбенового дерева, двадцать молодых дев с красивыми волосами,
прекрасными фигурами и стройными ногами и двадцать сетей, чтобы
облачить в них дев вместо обычных одеяний. Девушки должны были грести
и петь Его Величеству. Царь согласился на эти просьбы и, когда все было
готово, занял место в ладье. Девы катали его по озеру, царь наблюдал за
ними, и все заботы покинули его сердце. Но вдруг одна из дев запуталась в
своих волосах, и одно из ее украшений, сделанное из «новой бирюзы»,
упало в воду и утонуло. Девушка перестала грести, а за ней остановились и
другие. Царь, увидев, что все девы прекратили свою работу, спросил: «Вы
не хотите более грести?» И они ответили: «Та, что направляет нас,
перестала" грести». Тогда, повернувшись к девушке, которая уронила свое
украшение, он спросил ее, почему же она не гребет. Она рассказала ему, что
случилось, и царь пообещал вернуть ей украшение.
Потом Сенеферу повелел, чтобы Чача-эм-анх немедля предстал пред ним.
Как только мудреца привели, царь воскликнул: «О Чача-эм-анх, брат мой, я
сделал все, как ты сказал, и сердце Моего Величества возрадовалось, когда
я увидел, как девушки гребут. Но вот украшение из новой бирюзы, которое
принадлежало одной из дев, упало в воду. Она прекратила грести, и это
нарушило порядок в гребле. Я спросил ее: „Почему же ты не гребешь?" И
она ответила: „Украшение [мое] из новой бирюзы упало в воду". Тогда я
сказал ей: „Я достану его тебе"». Жрец и составитель книг Чача-эм-анх
произнес «слова власти» (хекау ) и поднял в озере одну часть воды на
другую. После этого он нашел украшение, лежащее на черепке, взял его и
отдал девушке. Озеро было 12 локтей глубины, а когда Чача-эм-анх поднял
часть воды, высота ее составила 24 локтя. Маг снова произнес нужные
«слова власти», и уровень воды в озере опять стал прежним. Царь устроил
праздник для всего царского двора и наградил Чача-эм-анха разными
дарами. Такова история о силе мага времен царя Хуфу (Хеопса),
правившего в начале IV династии (около 3800 г. до н. э.). Папирус написан
задолго до времен Моисея, и, следовательно, эту историю нельзя
рассматривать как искаженную версию чуда с водами моря, вставшими
«стеной по правую и левую сторону». Однако вполне вероятно, что чудо
Моисея как-то связано с чудом Чача-эм-анха.
Греки и римляне с большим уважением относились к египтянам не только
из-за их «мудрости», но и из-за их умения, как они полагали, работать с
магическими силами. Греческие путешественники, посещавшие Египет,
получили во время этих визитов немало сведений о египетской религии и
цивилизации, и хотя многое из увиденного и услышанного они понимали
неверно, все же величайшие греческие мыслители считали эту страну не
только центром научной мысли, колыбелью культуры и искусства, но и
родиной того, что называлось «белой магией» и «черным искусством».
Иногда они склонны были преувеличивать способности египтян, но, как
правило, в классических сочинениях египтянам просто приписывались
магические знания, на обладание которыми сами маги претендовали. Ярким
примером этого является история из второй книги «Метаморфоз» Апулея .
Напомним, о чем идет речь. Однажды студент Телефрон, прибывший в
Лариссу без гроша в кармане, увидел старика, стоявшего на камне и
громким голосом предлагавшего желающим наняться сторожить
покойников за хорошее вознаграждение. Телефрон поинтересовался,
неужели покойники пытаются убегать. На это старик сердито ответил, что
колдуньи по всей Фессалии имеют обыкновение отгрызать у умерших части
лица, нужные им для магических целей, и потому тела их надо стеречь.
Телефрон спросил, что же он должен будет делать, если согласится на эту
работу. Его собеседник ответил, что ему придется «всю ночь напролет
бодрствовать и не спускать глаз с трупа, не смотреть ни вправо, ни влево и
не закрывать глаз, даже чтобы моргнуть; ибо негоднейшие эти оборотни
могут принять вид любого животного и обмануть самое всевидящее и
недреманное око: то они обращаются в птиц, то в собак, то в мышей, иногда
даже в мух. Своими чарами они могут нагнать на караульщиков сон. В
случае если наутро тело не будет цело, караульщику придется возместить
недостающие части за счет собственного тела». Телефрон согласился
наняться за тысячу нуммов. Старик отвел его в какой-то дом и завел в
комнату, где лежал покойник. Там он увидел писца, который в
сопровождении семи свидетелей записывал на таблички, что «нос в
целости, не тронуты глаза, целы уши, не тронуты губы, подбородок».
Телефрона снабдили лампой и маслом, и он начал свое бдение. Поначалу,
хотя он и был смертельно испуган, все шло хорошо, но глубокой ночью в
комнату вбежала ласка и внимательно посмотрела на стража. Он прогнал
зверька, несомненно бывшего ведьмой, и тут же уснул. Ранним утром его
разбудили трубы солдат. Почти сразу в комнату вошла вдова в
сопровождении семи свидетелей и тут же бросилась к телу мужа, чтобы
убедиться, что все в порядке. Найдя, что никакого вреда телу не причинено,
она приказала выдать Телефрону плату и была так признательна ему, что
обещала сделать его одним из своих придворных. Однако Телефрон,
пытаясь выразить свою благодарность, произнес случайно некие
непристойные слова, так что слуги женщины набросились на него, избили,
выдрали волосы, разорвали одежду и выбросили из дома. Вскоре после
этого Телефрон, прогуливаясь, увидел похоронную процессию,
проходившую через форум. Как раз в этот момент к погребальному ложу
приблизился старик и стал, рыдая и заливаясь слезами, обвинять вдову
своего племянника в том, что она отравила его, чтобы получить наследство
и выйти замуж за своего любовника. Толпа, немедленно окружившая их,
собралась поджечь дом вдовы, со всех сторон в нее полетели камни,
мальчишки тоже кидались в нее камнями. Когда она, отрицая свою вину,
стала призывать богов в свидетели своей невиновности, старик вскричал:
«Хорошо, пусть Божественное Провидение, указав истину, ответит ей.
Смотрите, среди нас находится знаменитый пророк Заклас Египтянин; он
обещал мне, что за большие деньги заставит душу умершего вернуться из
подземного царства смерти и на короткое время вселиться вновь в его
тело». С этими словами он вывел из толпы человека в холщовых одеждах и
поношенных сандалиях из пальмовых листьев, голова его, как у всех
египетских жрецов, была выбрита. Старик принялся целовать ему руки и,
припадая к стопам мага, заклинал его силами звезд, именем богов
подземного мира, островами Нила и его разливами вернуть жизнь мертвому
телу, хоть на краткий миг, чтобы подтвердить правильность обвинений в
адрес вдовы. Поддавшись на его просьбы, Заклас трижды коснулся уст и
груди умершего каким-то растением, затем произнес молитву, обратившись