Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное


Э. А. Уоллис



Египетская магия.




Сэру Дж. Норману Локиеру,
кавалеру ордена Бани 2-й степени,
члену королевского общества, и проч., и проч.,
знак уважения к великому астроному
и с глубокой признательностью другу.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Дошедшие до нас фрагменты религиозных текстов Древнего Египта
свидетельствуют о том, сколь важное место занимала в египетской религии
вера в магию, то есть в то, что с помощью магических имен, заклинаний,
чар, формул, фигур, изображений и амулетов, а также церемоний,
сопровождаемых «словами власти», можно достичь сверхъестественных
результатов. Несмотря на то, что египетская цивилизация постоянно
развивалась и достигла, очевидно, высокого интеллектуального уровня,
древние египтяне с самого начала своей истории и до ее завершения
находились под влиянием этой веры. Именно она определяла их взгляды на
преходящие и вечные ценности, взгляды труднообъяснимые на нынешнем
этапе мировой истории. Из-за своей скрупулезности в исполнении
многочисленных культовых церемоний, приверженности правилам
поклонения божественной Силе или силам, а также из-за преданности
религиозной магии египтяне в глазах тех, с кем они сталкивались,
приобрели репутацию чрезвычайно религиозных и суеверных людей. Эта
небольшая книга должна убедить читателя в том, что такую репутацию
египтяне действительно заслужили.
Египетская магия возникла в те времена, когда первобытные жители
додинастического и доисторического Египта полагали, что земля,
преисподняя, воздух, небо населены бесчисленными существами,
видимыми и невидимыми. Существа эти считались дружественными или
враждебными человеку в зависимости от того, были ли природные явления,
которыми они якобы повелевали, благоприятными или неблагоприятными
для людей. Доисторический египтянин полагал, что эти существа по своей
природе и характеру очень похожи на него и обладают всеми
человеческими страстями, эмоциями, слабостями и недостатками. Магия
должна была заставить их служить человеку. Благосклонность кротких и
дружелюбных существ могла быть достигнута дарами и
жертвоприношениями. А проявлений враждебности со стороны суровых и
неумолимых можно было избежать либо ублажая их и льстя им, либо
призвав на помощь — посредством амулета, тайного имени, магической
формулы, рисунка — силы более могущественные, чем та, что угрожала
ему. Большинство древних народов использовало магию для того, чтобы
придать человеку силу сверхъестественного существа, позволить ему
достичь того, что находится за пределами его возможностей, и стать на
время столь же могущественным, как и истинный обладатель этой силы. Но
египетская магия заставляла дружественные и враждебные силы (а позже —
даже самого Бога) исполнять волю человека независимо от их желания.
Вера в магию, в самом лучшем смысле этого слова, была в Египте старше
веры в Бога. Многие религиозные церемонии египтян, ставшие позднее
неотъемлемой частью высокого духовного культа, очевидно, берут свое
начало в суевериях и обычаях тех времен, когда Бог еще не осознавался
египтянами под каким-то конкретным именем или в какой-то конкретной
форме. Так, изображение секиры, ставшее позже иероглифом Единого Бога
и «бога» вообще, указывает, по-видимому, на то, что это оружие и орудие в
доисторические или, во всяком случае, в додинастические времена
использовалось в ряде религиозных магических церемоний, где
мистическим образом символизировало присутствие высшей Силы. Как бы
то ни было, совершенно очевидно, что магия и религия в Египте
развивались и процветали бок о бок на протяжении всей его истории.
Поэтому изучение одного из этих явлений неизбежно включает в себя и
исследование другого.
Из религиозных книг Древнего Египта мы знаем, что сила жреца или
человека, знающего и умело применяющего магию, считалась почти
безграничной. Произнося определенные слова или имена особым образом и
надлежащим тоном, он мог исцелять больных, избавлять от злых духов,
причинявших боль и страдание, возвращать мертвых к жизни и даровать
умершему силу, помогающую ему преобразовать свое бренное тело в
нетленное, в котором душа сможет жить вечно. Его слова давали человеку
возможность принимать по своей воле различные формы и позволяли душе
его вселиться в животное или другое существо. По его слову
неодушевленные предметы и изображения оживали и спешили выполнить
его приказ. Силы природы признавали его власть: ветры и дожди, бури и
штормы, реки и моря, болезни и смерть восставали, чтобы уничтожить его
врагов и врагов тех, кому было дано знание слов, добытых им от богов неба,
земли и преисподней. Неодушевленные предметы также повиновались этим
«словам власти». Весь мир был сотворен силой слов Тота, при помощи слов
можно было разверзнуть землю и вздыбить воды, вопреки их природе, и
даже ход солнца в небесах можно было остановить словом. Ни один из
богов, духов, бесов, демонов не мог противостоять «словам власти», и
египтяне прибегали к их помощи как в малом, так и в большом. Тому, кто
владел знаниями из книг «Двойного Дома Жизни», будущее было известно
так же хорошо, как и прошлое; ему были подвластны время и расстояние,
мистерии жизни и смерти; он мог сорвать покровы, скрывающие от
простого смертного тайны рока и судьбы.
Если даже образованные египтяне оценивали столь высоко силу магов', то
нет ничего удивительного в том, что подобные верования и суеверия в еще
более грубой форме процветали среди крестьян и ремесленников, не
понимавших символического характера исполнявшихся в храмах церемоний
и слишком невежественных для того, чтобы увидеть лежащее в их основе
духовное начало. Идя навстречу религиозным потребностям таких людей,
маги, а позже жрецы, сочли необходимым организовать пышные зрелища и
церемонии, обращенные в основном к чувствам, а вслед за этим
беспринципные, но умные люди, воспользовавшись невежеством народа,
стали претендовать на знание сверхъестественного и обладание властью над
богами, духами и демонами. Эти так называемые «маги» пользовались
своими мнимыми знаниями и силой ради наживы и готовы были
содействовать любым грязным делам или нелепым замыслам профанов,