Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

(даже если на самом деле вы укололи свои пальцы много-много лет назад). Итак, мы
используем пять наших внешних чувств и для внутреннего понимания взаимосвязей.
Сосредоточьтесь и представьте, что вы пьете настоящий лимонный сок, и уже через
несколько секунд вы, ощущая вкус лишь мысленно, определенно почувствуете усиленное
слюноотделение. Таким образом, мысленные представления тоже взывают реакции
организма.
Бэндлер и Гриндер говорят о том, что все наши внутренние процессы, такие, как
раздумывание, вынашивание идей, построение планов, прогнозирование предполагаемых
опасностей и воспоминания, протекают при живом внутреннем сопереживании. Наш
словарный запас принимает в этом живое участие: мы рисуем себе будущее в ярких
красках или терпим фиаско у шефа. Какая-нибудь блузка приходится нам не по вкусу, а
другой предмет одежды становится чистым загляденьем. В каком-то деле просвет может
так и не наступить, и однажды оно просто осточертеет. Порой мы находим жизнь
тягостной и желаем испытать облегчение или увидеть слабый проблеск надежды.
Свои внутренние переживания мы используем для красноречивого описания наших
чувств. Когда я говорю "Мне тяжело", едва ли кто-нибудь подумает, что я тащу на себе
мешок угля или иную реальную тяжесть. Несмотря на то что я ничего не несу, моему
собеседнику понятно, что я хочу выразить своими словами. Точно так же никто не
предполагает, что блузку, пришедшуюся мне не по вкусу, я однажды жевала или как-
нибудь еще определяла ее вкусовые качества. Внутренние впечатления не идентичны
фактическому содержанию, но при коммуникации они транспортируют внутреннее
состояние в виде слова или переживания. Люди искусства испокон веков умели
передавать свои внутренние переживания через картины, музыку и другие произведения.
Уже по краскам, по игре света и тени дилетанты чувствуют, какого звучания
(оптимистического или пессимистического) картина, которую они рассматривают. Мир
наших чувств будоражит и музыка. Когда кто-то в другой комнате смотрит фильм, по
музыкальному сопровождению вы интуитивно, не следя за действием вместе со зрителем,
понимаете, что именно происходит в данный момент: кого-то убивают, двое любовников
находятся вместе, полиция гонится за преступником. Музыка подсказывает нам чувства,
соодететвующие кадрам фильма. Р. Бэндлер в своей книге "Пусть мозг поможет тебе
измениться" пишет, что прежде всего различные качества отдельных каналов органов
чувств тесно связаны с нашей эмоциональной жизнью). Если рассматривать зрение, мы
можем вообразить себе настоящего кинооператора, снимающего для нас .."внутренние
фильмы". Выражение "это мне близко и понятно" указывает на весьма неравнодушное
восприятие события. При фразе "у меня работы выше головы" речь идет даже об
искажении масштаба.
Внутренние переживания могут заставить человека ощущать себя куда менее
значительным, нежели он есть на самом деле, а материал для внутренних переживаний
предстает в сильно преувеличенном виде. Решающее значение приобретают все
возможные варианты, о которых можно узнать естественным путем, начиная с домашнего
просмотра телепрограмм. Черно-белое изображение настраивает скорее всего по-
деловому, цветное - пробуждает эмоции. На некоторых людей, напротив, тревожные
кадры черно-белой кинохроники воздействуют сильнее, чем, скажем, те же изображения в
пастельных тонах. В свою очередь, неоновые огни (то есть кричащие цвета) нередко
усиливают страх. Игра светлыми и темными красками тоже вызывает явные различия в
чувствах. Например, депрессия часто ассоциируется с темнотой, а радостные
переживания, наоборот, отображаются или рисуются в воспоминаниях в светлых,
радужных красках. Подумайте еще и о таких словах, как "озарение", "блестящая мысль"
или даже "свечение", исходящее от определенных людей. Хотя и тут каждый реагирует
индивидуально.
Подобные различия в чувствах вызывает и мир звуков. Внутреннее звучание, звуки и
шумы пробуждают эмоциональные реакции так же, как и внешние "слуховые контакты".
Прислушайтесь однажды к тому, как нервничающий школьник произносит слово
математика; словно стартует автомобиль с дряхлым аккумулятором. Сходным образом
многие из тех, кто готовится к экзамену, внутренне откликаются на слово экзамен, как в
фильме ужасов, когда раскаты эха тонут во мгле. Дети склонны к тому, чтобы спонтанно
напевать слова, означающие для них что-то особенно прекрасное: "Каникулы! Каникулы!"
Этим умело пользуются специалисты по рекламе. Стоит только вспомнить одну из
многочисленных рекламных припевок, обращенных прежде всего к детям: "Фрутелла!
Вместе будет наслаждаться!", как внутренний голос тут же пропоет вам эти слова.
Давайте проведем эксперимент. Представьте себе, что слушаете записанный на
магнитофон рефрен "Фрутелла" в повторяющемся и очень монотонном воспроизведении.
Звуки становятся глубже и протяжнее, ритм замедляется. Неожиданно рефрен утратил
свою бьющую ключом жизнерадостность. Слова остались прежними. Одна лишь
качественная трансформация слухового восприятия изменила наше чувство.
На самом деле рассуждать об этой теме можно бесконечно. Если вас это очень
заинтересовало, прочитайте книгу Бэндлера "Пусть мозг поможет тебе измениться".
В моей работе меня интересовало, насколько тщательно мозг кодирует слово, как он
рисует "географическую карту", с тем чтобы вызывать именно то чувство, которое человек
индивидуально связывает с этим словом. Например, Гельмут Коль не только крупный и
влиятельный канцлер Германии. У части немцев он вызывает восхищение, другая часть
населения, напротив, осуждает его политику. Запечатленное мозгом имя, помимо
создания связи этого имени с объективной информацией, должно быть еще
индивидуально закодировано. То есть слово должно будить деятельность параллельно
работающих модулей мозга. И тогда эта модульная программа будет отвечать за чувство,
с которым связано слово, образ (значение слова) и за определенные характеристики,
воспринимаемые на слух (речевое высказывание и звучание слов влияют слова). Кроме
того, могут возникать ассоциации, связанные с обонянием или вкусом. Все эти проявления
сосуществуют, взаимно дополняя друг друга и образуя единую комбинацию,
обусловливающую субъективное восприятие слова, и все они имеют отношение к одному
и тому же феномену, причем каждый из каналов органов чувств вносит свой вклад в
создание общей картины объективного и субъективного значения слова. Итак, мы вновь
возвращаемся к пяти нашим чувствам.
Моя работа убедила меня в том, что мысленно люди совершенно по-разному
изображают слова. Большое влияние имеет значимость того или иного слова для
человека. Обычно я спрашиваю: "Когда вы представляете себе это слово на листке бумаги
- в каком виде оно предстает перед вами? Оно напечатано или написано от руки? Какие по
размеру буквы? Они цветные?". В ответах отражаются, по большей части, субъективные
переживания, вызываемые словом. Например, у большинства людей слова ила имена,
внушающие страх, появляются перед мысленным взором в виде больших темных или
черных печатных букв. У многих взрослых проблемное слово всплывает написанным в
традициях начальной школы: по-детски аккуратно, причем сегодня почерк у человека
совсем иной. Это тем более удивительно, если человек закончил школу много лет назад.
Можно предположить, почему мозг предлагает такое визуальное кодирование:
символически школьная пора может быть связана, помимо всего прочего, с принуждением
или страхами, с ощущением "малости" самого себя. И азбучной манеры письма окажется
достаточно для запуска соответствующей модульной программы страха.
Не менее показательны и рассказы о звучании отдельных слов, которые улавливает
наш внутренний слух. Вспомните пример с "Фрутеллой". Внутренний слух может
непроизвольно "улавливать" искаженные слова. Оному молодому человеку, например,