Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное





Магия сейда



Фрейя Асвинн



Мифы и магия индоевропейцев




Любой серьезный подход к нордической магии и руническому Искусству
обязательно подразумевает наличие представления о двух основных формах
древнескандинавской магической практики: galdr (гальд) и seidr (сейд).
Гальд[1] - это магия заговоров, смесь поэзии и чародейства. Люди - во всяком
случае, в период язычества - терпимо относились к практикующим гальд, чего
нельзя сказать о сейде, который являлся практикой одновременно и вторичной,
и вызывающей неприятие многих. Действительно, сейду свойственна некая
"аура" антисоциальности и порочности, чему можно предложить множество
объяснений.
Занятие сейдом ввергало того, кто его практиковал, в состояние временной
слабости, что делало этот вид магии неприемлемым для воинов; и
действительно, заниматься сейдом было предоставлено женщинам. Позднее, с
течением времени и соответственно обычаям, сформировалось мнение,
согласно которому практика сейда стала считаться недостойной мужей.
Сейд, недостойный мужей
В Саге об Инглингах Снорри Стурлуссона, содержащей описание
возможностей Одина как мага, сообщается, что, помимо своих разнообразных
подвигов на поприще гальда, Один был знаком также с практиками,
связанными с самой могущественной из магий, и использовал их. Цели его при
этом, в рамках современных наших представлений, были, скорее, темными: они
включали предопределение судьбы человека, действия, несущие тому смерть,
болезнь, несчастье или неудачу, вызывающие помутнение разума и упадок
физической силы.
Следует задаться вопросом о причинах, порождавших слабость у тех, кто
практиковал сейд. Сейд во многих отношениях сходен с шаманизмом,
поскольку и тот, и другой подразумевают вхождение в состояние транса. С
точки зрения воина, транс - состояние, малопригодное для мужчины, ибо делает
его беззащитным перед лицом агрессии. Пророческие сновидения - дело другое:
даже воины время от времени должны спать. Однако подвергать себя опасности
ради занятий магией? Это должно было казаться воинам совершенно
неприемлемым. Быть может, слабость, порождаемая практикой этого вида
магического искусства, - не что иное, как результат отделения души
практикующего сейд от его физического тела, когда он "путешествует".
Как я уже говорила в моей работе "Листья Иггдрасиля" (Leaves of Yggdrasil),
слово seidr означает буквально "кипение", с оттенком сильного возбуждения в
состоянии транса или истощения по пробуждении. "Бить ключом", "кипеть"
может указывать также на употребление галлюциногенных веществ в целях,
например, отравления - или расширения сознания. Слово seidr можно также
связывать со словом siddhi, что означает "магические возможности".
Выглядит противоречием тот факт, что сейд считался видом магии,
недостойным зрелого мужчины, в то время как им занимался сам Один, первый
из воинов нордического пантеона, но одновременно и верховный его маг.
Альфаддир, "Всеотец"[2], не слаб и не женоподобен, и для его приверженцев
игнорирование одной из присущих ему способностей подобно молчаливому
поношению или скрытому оскорблению. Впрочем, не обязательно было
исповедовать культ Одина, чтобы практиковать сейд, и, несмотря на то, что
позднее сейд стал почти исключительно женским искусством, нет никаких
оснований полагать, что дело было именно в этом. Ведь главной
покровительницей сейда всегда была богиня Фрейя, которая и преподала это
искусство Одину.
Умеешь окрашивать?
В "Речах Высокого" (там, где повествуется об открытии рун Одином, висящим
на Древе Мира) содержатся указания, согласно которым, следует знать, каким
образом окрашивать руны, когда их хотят использовать в магических целях.
Наиболее известен пример окрашивания рун из Саги об Эгиле Скаллагримсоне.
На празднестве, которое этот скальд устроил на острове Атли в 934 году,
Гуннхильд, дочь Горма, предлагает Эгилю рог с отравленным питьем. Почуяв
опасность, тот вырезает руны по горловине рога, произносит заклинание и
"раскрашивает" их, т.е. окрашивает руны, проткнув себе руку и пропитав знаки
собственной кровью. Рог разлетается вдребезги, и отравленное питье
выливается наземь, не причинив вреда.
Это типичный пример использования крови для окрашивания рун. Кровь нельзя
добыть из тела человека иначе как нанеся ему ранение. Однако, кровь - не
единственная жидкость тела, которую, предположительно, использовали для
окрашивания; упоминание о других жидкостях покажет нам, почему сейд
считался столь могущественным и грозным видом магии классической эпохи
викингов.
В 1974 г. на симпозиуме "Миф в индо-европейской древности", проведенном
Калифорнийским Университетом, Жаннин Талли высказала мысль, что для
окрашивания рун, наряду с кровью, могла быть использована мужская сперма.
Талли установила наличие связи между рунами, мандрагорой и повешением -
предпочтительным способом жертвоприношения Одину, - связи, которую
трудно не принимать в расчет и которая заслуживает того, чтобы задержать на
ней наше внимание.
Мандрагора не является исконным растением северных областей, предпочитая
климатические условия Средиземноморья. Тем не менее, она занимает особое
место в мифах и фольклоре народов Севера. Обработанные фигурки из ее корня
обычно носили название alraunen в немецком языке, alrauns - в английском
(реже по-французски - alrune); слово это происходит от готского allrune.
Утверждалось, будто гунны происходят от браков злых духов с волшебницами,
которых называли alrunae: здесь мы видим еще один возможный вариант
происхождения сейда, который хорошо согласуется с уже имеющимися
сведениями, дополняет их понятиями брака и противоестественных

Тэги: Руны