Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Он встал батарейки в гнездо, сделанное в рукоятки ножниц, и попробовал включить их. Никакого эффекта.
-Дурак! - пробормотал Говард. Он вынул одну из батареек, повернул ее другим полюсом и поместил обратно. На этот раз включенные ножницы зажужжали, щелкая в воздухе с такой скоростью, что толком их и нельзя было рассмотреть.
Он направился к двери кухни, затем выключил прибор и вернулся к столу. Ему не хотелось тратить время на то, чтобы закрыть гнездо для батареек, когда он изготовился кбитве, но последний проблеск благоразумия убедил его, что иначе нельзя. Если у него соскользнет рука, когда он будет орудовать ножницами, батарейки могут вывалиться из открытого гнезда, а что тогда? Все равно что идти на всю банду Джеймса с незаряженным ружьем.
Итак, он попытался водрузить на место крышку для батареек, выругался, когда ничего не вышло, и попробовал повернуть ее другой стороной.
-Эй, подожди меня! - кричал он через плечо. - Сейчас иду! Нам еще остается кое-что уладить!
Наконец крышка стала на место. Говард промчался через гостиную с ножницами в правой руке. Волосы у него по-прежнему торчали зубцами и иглами. Рубашка, разорванная под мышками и в нескольких местах прожженная, свободно свисала с его круглого животика. Босые ноги шлепали по линолеуму. Обрывки носков болтались вокруг лодыжек.
Фини заорал за дверью:
-Я вызвал их, кретин! Я вызвал полицию и, надеюсь, те, которые приедут, все будут ирландцами из болотной глуши, вроде меня!
-Засунь их себе в задницу, - машинально произнес Говард, совершенно не беря в расчет Фини. Деннис Фини был в другой вселенной; только его квакающий голос едва доносился оттуда сквозь субэфирное пространство.
Говард встал у двери ванной, словно полицейский из телефильма... только вместо "кольта" 38-го калибра кто-то по ошибке дал ему садовые ножницы. Он решительно нажал кнопку, расположенную на верху рукоятки ножниц. Глубоко вздохнул... и голос рассудка, уде едва мерцавший, в последний раз высказался, прежде чем умолкнуть навсегда:
"Можно ли доверять свою жизнь паре электрических ножниц, купленных на распродаже?"
-У меня нет выбора, - пробормотал Говард, слегка улыбаясь, и шагнул внутрь.
Палец по-прежнему высовывался из раковины жесткой кривой, напоминая Говарду новогоднюю петарду, которая с отвратительным пуканьем бросается под ноги ничего не подозревающему прохожему, если хлопнуть по ней. Он схватил одну туфлю Говарда, приподнял ее и разочарованно поставил обратно на линолеум. По виду разбросанных вокруг полотенец Говард догадался, что несколько из них палец пытался убить, пока не занялся туфлей.
Злобная радость вдруг охватила Говарда - как будто внутри его головы, которая гудела, как с похмелья, зажегся зеленый свет.
-Вот я, скотина! - завопил он. - Иди же ко мне!
Палец прекратил играться с туфлей, поднялся, треща своими чудовищными суставами, и быстро поплыл в воздухе к нему. Говард включил ножницы, и они зажужжали в охотничьем азарте. Пока все хорошо.
Обоженный, весь в пятнах кончик пальца качался перед его лицом, треснувший ноготь мистически перемещался взад-вперед. Говард бросился на него. Палец уклонился влево и обвил его левое ухо. Боль была адской. Говард одновременно ощутил ее и услышал неприятный треск, когда палец пытался отделить его ухо от головы. Он прыгнул вперед, схватил палец и, зажав его в левый кулак, начал резать. Ножницы резко дернулись, дойдя до кости, жужжание моторчика на высоких тонах перешло в низкий рев, но они и были рассчитаны на тонкие, жесткие ветки, так что ничего особенного. Абсолютно ничего. Настал второй раунд, настоящая суперигра, где счет действительно может измениться и Говард Митла загребет деньги лопатой. Кровь брызнула мелким дождиком, а потом обрубок отклонился назад. Говард следил за ним, а последние тридцать сантиметровпальца какое-то время свисали у него с уха подобно вешалке, пока не отпали.
Палец бросился на него. Говард присел, и палец со свистом пролетел над головой. Он, конечно, слепой. В этом у него преимущество. Учитывая, как палец схватил его за ухо, - конечно, Говарда повезло. Он сделал выпад ножницами, как фехтовальщик, и отсек еще полметра пальца. Отрубленный кусок свалился на линолеум и корчился там.
То, что осталось, пробовало втянуться обратно.
-Нет, - запыхавшись, кричал Говард. - Нет, не уйдешь!
Он побежал к раковине, поскользнулся в луже крови, чуть не упал, но сумел устоять. Палец исчезал в трубе, сустав за суставом, словно товарный поезд, скрывающийся в туннеле. Говард схватил его, попробовал удержать и не смог - палец скользил по его ладони, как промасленная бельевая веревка. Тем не менее он нанес удар и успел отсечь последние полметра пальца чуть выше того места, где он соприкасался с его кулаком.
Он наклонился над раковиной (теперь затаив дыхание) и заглянул в черное отверстие. И опять увидел, как там стремительно исчезает нечто белое.
-Возвращайся! - заорал Говард Митла. - Возвращайся, когда захочешь! Я тут буду ждать!
Он обернулся и сделал резкий выдох. В ванной еще стоял запах средства для чистки раковин. Не до него, еще много дел. За краном с горячей водой лежал большой кусок мыла. Говард схватил его и швырнул в окно ванной; разбив стекло, мыло отскочило от мелкой сетки, установленной снаружи. Он помнил, как ставил эту сетку - как гордился этим. Он, Говард Митла, тихий бухгалтер, ПЕКСЯ О РОДОВОМ ПОМЕСТЬЕ. Теперь он знал, что значит на самом деле ПОПЕЧЕНИЕ О РОДОВОМ ПОМЕСТЬЕ. Неужели было время, когда он боялся зайти в ванную, потому что думал, что там сидит мышка и ее придется убить щеткой? Видимо, было, но то время - и тот Говард Митла - было уже древней стариной.
Он осмотрелся. В ванной все было перевернуто вверх дном. На полу лужи крови и два обрубка пальца. Третий лежал в раковине. Мелкие брызги крови повсюду на стенах и зеркале. Ванна тоже залита кровью.
-Ладно, - вздохнул Говард. - Пора убирать, мальчики и девочки. - Он снова взялся за ножницы и принялся резать обрубки пальца на мелкие кусочки, чтобы их можно было спустить в туалет.
Полицейский был молодой, и был он ирландец по фамилии О'Бэннион. Когда он наконец появился, под дверью квартиры Митла и на лестнице уже толпилась кучка соседей. Кроме Денниса Фини, пылавшего яростью, вид у всех у них был озабоченный.
О'Бэннион постучал в дверь, потом хрюкнул, а затем уже принялся колотить.
-Ломайте ее, - предложила миссис Хавьер. - Мне на восьмом этаже было слышно.
-Он спятил, - сказал Фини. - Наверно, убил жену.
-Нет, - возразила миссис Дэттлбаум. - Она утром ушла, как обычно.
-Она же могла и вернуться, - снисходительно заметил Фини, и миссис Дэттлбаум замолчала.
-Мистер Миттер! - крикнул О'Бэннион.
-Митла, - поправила миссис Дэттлбаум. - Через "л".
-О черт, - разозлился О'Бэннион и поддал дверь плечом. Она распахнулась, и он вошел в квартиру, а Фини последовал за ним по пятам. Стойте здесь, мистер, - остановил его О'Беннион.
-Черта с два, - проворчал Фини. Он рассматривал кухню, где на полу валялись разбросанные инструменты, а шкафы были забрызганы блевотиной. Его маленькие глазки были исполнены любопытства. - Это мой сосед. И, в конце концов, я вызвал полицию.
-Мне наплевать, хоть Москву вызывайте по горячей линии, - отрезал О'Бэннион. - Проваливайте к чертям или я заберу вас в участок вместе с этим типом Митли.
-Митла, - поправил и неохотно вышел в прихожую, оглядываясь на то, что творилось в кухне.
О'Бэннион отослал Фини в основном из-за того, что не хотел, чтобы тот видел, как он растерян. Во-первых, раскардаш в кухне. Во-вторых, запах за сильной вонью химической лаборатории ощущалось нечто другое. О'Бэннион опасался, что этим другим могла оказаться кровь.
Он обернулся, чтобы удостовериться, что Фини совсем ушел, а не топчется в прихожей, где висели пальто, а затем осторожно двинулся в гостиную. Убедившись, что никто не смотрит, он выхватил пистолет из кобуры. Заглянув в кухню, он убедился, что там пусто. Все верх дном, но пусто. А... что это налипло на шкафы? Он не уверен, но, судя по запаху...
Звук позади него - легкое шарканье - прервал эту мысль, и он резко обернулся с пистолетом в руке.
-Мистер Митла?
Ответа не было, но снова послышалось шарканье. Из прихожей. Значит, либо в ванной, либо в спальне. Сержант О'Бэннион направился на звук, нацелив пистолет вверх. Он держал его точно так же, как Говард ножницы.
Дверь ванной была распахнута настежь. О'Бэннион был вполне уверен, что звук доносится оттуда, как и тот подозрительный запах. Он пригнулся, затем толкнул дверь дулом пистолета.
Ванная напоминала бойню в конце смены. Стены и потолок в потеках крови. Лужи крови на полу, широкие полосы снаружи и внутри раковины - вот где ее больше всего. Окно разбито, валяется пустой флакон средства для чистки раковин (вот откуда ужасный запах), мужские туфли в разных концах помещения. Одна из них изодрана в клочья.
Когда дверь раскрылась шире, он увидел мужчину.
Говард Митла, разделавшись с кусками пальца, забился в промежутком межу ванной и стеной. Электрические садовые ножницы лежали у него на коленях, но батарейки сели -видимо, кость оказалась все же прочнее веток. Волосы торчали во все стороны, как иглы дикобраза. На щеках и лбу запеклась кровь. Широко раскрытые глаза были совершенно пусты - такое выражение О'Бэннион всегда наблюдал у ненормальных.
"Господи Иисусе, - подумал он. - Этот тип был прав - он таки убил жену. Во всяком случае, кого-то он убил. Но где же труп?"
Он заглянул в ванну, но ничего там не увидел. Это было, казалось, самое подходящее место, но в то же время оно оказалось единственным, где не было ни одного пятнышка крови.
-Мистер Митла? - спросил он. Он не целился прямо в Говарда, но дуло пистолета глядело куда-то рядом.
-Да, это я, - ответил Говард отстраненным, вежливым тоном. - Говард Митла, аудитор, к вашим услугам. Хотите воспользоваться туалетом? Валяйте. Теперь вас ничто не побеспокоит. Думаю, эта проблема разрешена. По крайней мере на ближайшее время.
-Гм, вы бы лучше отдали оружие, сэр.
-Оружие? - Говард недоумевающе взглянул на полицейского, потом понял. - Вот это? - Он поднял ножницы для резки кустарника, и в первый раз дуло пистолета сержанта О'Бэнниона нацелилось на самого Говарда.
-Да, сэр.
-Разумеется, - произнес Говард. - Он равнодушно швырнул ножницы в ванну. Батарейки со стуком выскочили наружу. - Оно уже не действует. Батарейки сели. Но... что я говорил насчет туалета? По зрелому размышлению я вам все-таки не советовал бы.
-Да ну? - Теперь, разоружив человека, О'Бэннион не представлял, как действовать дальше. Было бы гораздо проще, если бы существовала жертва. Он думал, что следовало бы надеть наручники на этого типа, а потом вызвать подкрепление. Единственное, что он знал точно, - ему следует убираться из этой вонючей, жуткой ванной.
-Да, - продолжал Говард. - В конце концов, подумайте сами, сержант: на руке пять пальцев... на одной руке, заметьте... а вы когда-нибудь задумывались, сколько выходов в подземный мир из одной обыкновенной ванной? Считая отверстия кранов? Я насчитал семь. - Говард помолчал, а затем добавил: - Семь - это простое число, то есть число, которое делиться только на единицу и на себя.
-Прошу подержать руки вместе, сэр, - предложил сержант О'Бэннион, отстегивая наручники от пояса.
-Вай говорит, что я знаю всю на свете, - сказала Говард, - но Вай неправа. - Он медленно протянул руки.
О'Бэннион присел на корточки и ловко надел браслет на правое запястье Говарда.
-Кто это Вай?
-Моя жена, - ответил Говард. Он уставился на сержанта пустыми, блестящими глазами. - Она спокойно идет в туалет, когда там есть кто-то еще. Она бы, наверное, и вас не постеснялась.
Сержанта О'Бэнниона осенила ужасная, но вполне правдоподобная мысль: этот странный маленький человечек убил жену садовыми ножницами, а потом каким-то образом растворил труп жидкостью для чистки раковин - и все потому, что она не хотела убираться из ванной, когда тот пытался промыть слив.
Он защелкнул наручники.
-Вы убили свою жену, мистер Митла?
Говард, казалось удивился. Но тут же снова погрузился в странную, вязкую апатию.
-Нет, - сказал он. - Вай у доктора Стоуна. Они ставят полную верхнюю челюсть. Вай говорит, это грязная работа, но кто-то же должен ее делать. Зачем мне убивать Вай?
Теперь, когда этот тип был в наручниках, О'Бэннион более твердо ощущал почву под ногами.
-Ну, похоже, кого-то вы все-таки убили.
-Просто палец, - ответил Говард. Руки у него по-прежнему были протянуты вперед. Отблеск света лежал на цепочке наручников, словно капли ртути. - Но на руке не один палец. И потом, у руки есть хозяин. - Глаза Говарда бегали по ванной, уже погрузившейся в полумрак. - Я сказал, что он может приходить в любое время, но я тогда был в истерике. Я понял что... не справлюсь. Он рос, понимаете. Рос, как только попадал на воздух.
Что-то вдруг плеснуло под закрытой крышкой унитаза. Говард скосил глаза в ту сторону. Сержант О'Бэннион тоже. Плеск повторился. Похоже, там билась форель.
-Нет, я ни в коем случае не стану пользоваться туалетом, - твердо заявил Говард. - На вашем месте я бы крепился, сержант. Крепился, сколько мог, а потом пошел бы к мусорным ящикам.
"Сматывайся отсюда, парень, - сказал он себе. - Держись, а то спятишь, как этот тип".
Он взглянул на унитаз.
-Не стоит, сержант, - предостерег Говард. - Явно не стоит.
-Что здесь произошло, мистер Митла? - спросил О'Бэннион. - И что вы держите в унитазе?
-Что произошло? Это как... как... - Говард напряженно искал сравнение, потом улыбнулся. Это была улыбка облегчения... но глаза по-прежнему не отрывались от закрытого унитаза. - Как "Поле чудес", закончил он. - Вернее, как суперигра. Тема: "Необъяснимое". Ответ последнего тура: "Потому что оно может произойти". А знаете, какой вопрос последнего тура, сержант?
Остолбенело, не сводя с Говарда глаз, сержант О'Бэннион покачал головой.
-Вопрос последнего тура суперигры, - произнес Говард охрипшим от бесконечного крика голосом, - таков: "Почему с хорошими людьми иногда происходят ужасные вещи?" Вот какой вопрос последнего тура. Это все следует хорошенько обдумать. Но у меня масса времени. Если только я не буду подходить... к сливам.
Снова послышался плеск. На этот раз сильнее. Заблеванное сиденье начало дергаться вверх-вниз. Сержант О'Бэннион встал, подошел туда и наклонился. Говард с интересом наблюдал за ним.
-Суперигра, сержант, - сказал Говард Митла. - Сколько ставите?
О'Бэннион минутку подумал... затем, схватившись за крышку унитаза, обречено сказал:
-Ставлю все...


Скачать книгу: Палец [0.02 МБ]