Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное


Кинг Стивен
Возвратившийся Каин
Стивен Кинг
Возвратившийся Каин
Перевел с английского Виктор Вебер
С яркого майского дня Гарриш вошел в прохладу общежития. Какоето время его глаза приспосабливались к сумраку холла, так что поначалу он лишь услышал голос ГарриБобра, донесшийся из тени.
-Жуткий предмет, не правда ли?- спросил Бобер.- Действительно жуткий.
-Да,- кивнул Гарри.- Крепкий орешек.
Теперь его глаза различали Бобра. Тот тер прыщи на лбу, а мешки под глазами блестели от пота. Одет он был в сандалии на босу ногу и футболку. На груди висел значок- кнопка, гласящий, что Хоуди Дуди - извращенец. В полумраке белели громадные передние зубы Бобра.
-Я собирался сдать его еще в январе,- бубнил Бобер.- Говорил себе, что надо сдавать, пока есть время, но вот дотянул до последнего. Думаю, я провалил экзамен, Курт. Честное слово.
Комендантша стояла в углу, у почтовых ящиков. Невероятно высокая женщина, чемто похожая на Рудольфа Валентино. Одной рукой она пыталась вернуть лямку бюстгальтерапод платье, другой прикрепляла к доске объявлений какуюто бумажку.
-Тяжелое дело,- вздохнул Гарриш.
-Я хотел коечто спросить у тебя, но не решился, потому что у этого парня глаза, как у орла. Ты думаешь, что опять получишь А?
-Я думаю, что, возможно, завалил экзамен.
У Бобра отвисла челюсть.
-Ты думаешь, что завалил? Ты думаешь, что...
-Я пойду приму душ, ладно?
-Да, конечно, Курт. Конечно. Это был твой последний экзамен.
-Да, это был мой последний экзамен,- эхом отозвался Гарриш.
Он пересек холл, толкнул дверь, стал подниматься по лестнице. Пахло там, как в мужской раздевался. Сколько же лет ходили по этим ступеням. Его комната находилась на пятом этаже.
Куин и другой идиот, с третьего этажа, с волосатыми ногами, протиснулись мимо него, перекидываясь футбольным мячом. Заморыш в очках в роговой оправе, еле волочащий ноги, попался ему между четвертым и пятым этажами. Учебник по алгебре он прижимал к груди, словно Библию, а губы его шептали логарифмические формулы. Глаза его были пусты, как чисто вымытая классная доска.
Гарриш остановился и посмотрел ему вслед, гадая, а не показалась бы этому заморышу смерть - благом, но, пока он раздумывал, заморыш уже скрылся из виду. Гарриш поднялся на пятый этаж, направился к своей комнате. Свин уехал два дня тому назад. Четыре экзамена за три дня, памбам, мерси, мадам. Свин знал, как ухватить жизнь за шкирку. От него остались только фотографии красоток, два вонючих носка от разных пар да керамическая пародия на "Мыслителя" Родена, сидевшего, по воле подражателю гения, на унитазе.
Гарриш вставил ключ в замочную скважину.
-Курт! Эй, Курт!
Роллингс, тупорылый старший по этажу, который отправил Джимми Броуди к декану за пьянку, махал ему рукой с лестничной площадки. Высокий, хорошо сложенный, с короткой стрижкой.
-Ну как, развязался?- спросил Роллингс.
-Да.
-Не забудь подмести пол и составить список разбитого и неработающего, ладно?
-Сделаем.
-Бланк я подсунул тебе под дверь в прошлый вторник, не так ли?
-Было дело.
-Если меня в комнате не будет, подсунешь заполненный бланк и ключ мне под дверь, хорошо?
-Обязательно.
Роллингс схватил его за руку и дважды тряхнул. Рука у Роллингса была сухая, кожа - шершавая. Гарриш словно провел ладонью по рассыпанной по столу соли.
-Веселого тебе лета, парень.
-Спасибо.
-Только не перетрудись.
-Ладно.
-Поработать можно, но главное - не перетрудиться.
-Буду иметь в виду.
Роллингс окинул Гарриша взглядом, рассмеялся.
-Тогда, счастливо тебе.
Он хлопнул Гарриша по плечу и двинулся дальше, задержавшись у комнаты Рона Фрейна, чтобы сказать тому, что стерео надо приглушить. Гарриш представил себе мертвого Роллингса, лежащего в канаве. По его глазам ползали мухи. Роллингса это не волновало. Мух - тоже. Или ты ешь мир, или мир ест тебя, третьего не дано.
Гарриш постоял, пока Роллингс не скрылся из виду, потом вошел в комнату.
Со Свином пропал и сопутствующий ему бардак, так что комната выглядела пустой и стерильной. От груды вещей на кровати Свина остался один матрац. А со стены лыбилисьдве двумерных красотки с разворотов "Плейбоя".
А вот гарришева половина комнаты совсем не изменилась, там всегда поддерживался казарменный порядок. Если б кто бросил четвертак на его кровать, он отскочил бы от натянутого одеяла. Такая аккуратность просто бесила Свмнью. Он защищался по английскому языку и литературе и с чувством слова у него все было в порядке. Гарриша он называл бюрократом. Пустую стену за кроватью Гарриша украшал лишь постер Хэмпфри Богарта, который он купил в книжном магазине колледжа. Боджи, в подтяжках, держал в каждой руке по автоматическому пистолету. Свин еще заявил, что пистолеты и подтяжки символы импотенции. Гарриш сомневался, что Боджи
-импотент, хотя ничего о нем и не читал.
Он подошел к стенному шкафу, открыл дверцу, достал карабин ("Магнум", калибр .352) с прикладом из орехового дерева, подаренный ему отцом, методистским священником, на Рождество. Телескопический прицел к карабину Гарриш купил сам, в марте.


Действующие в колледже инструкции не допускали хранения оружия в комнатах общежития, даже охотничьих карабинов, но контролировались они не очень жестко. Вот и Гарриш забрал карабин из камеры хранения днем раньше, самолично расписавшись на бланкеразрешении на выдачу оружия. Карабин он уложил в водонепроницаемый чехол и спрятал в лесу за футбольным полем, А в три часа утра сходил за ним и принес в свою комнату. Благо все спали и его никто не заметил.
Гарриш посидел на кровати, положив карабин на колени, поплакал. "Мыслитель" смотрел на него с туалетного сидения. Гарриш положил карабин на кровать, поднялся, подошел к столу Свина, взял керамическую скульптуру и хряпнул об пол. И тут же в дверь постучали.
Гарриш спрятал карабин под кровать.
-Входите.
Вошел Бейли, в одних трусах. Из пупка торчала вата. Вот уж у кого не было будущего. Женится Бейли на глупой женщине, народятся у них глупые дети. А потом он умрет от рака или инфаркта.
-Как химия, Курт?
-Нормально.
-Слушай, а конспекты не одолжишь? У меня экзамен завтра.
-Сжег их сегодня утром.
-Блин! Господи, это проделки Свиньи?- он указал на останки "Мыслителя".
-Наверное.
-Зачем он это сделал? Мне нравилась эта скульптура. Я собирался купить ее у него,- острыми чертами лица Бейли напоминал Гарришу крысу. А трусы у него были старые, заштопанные. Гарриш легко представил его, умирающим от энфиземы в кислородной палатке. Пожелтевшего. Я мог бы избавить тебя от мук, подумал Гарриш.
-Как ты думаешь, он не будет возражать, если я позаимствую этих крошек?
-Пожалуй, что нет.
-Хорошо,- Бейли пересек комнату, осторожно переступая голыми ногами через осколки, снял плейбойских девочек.- И Богарт у тебя отличный. Пусть без буферов, но все равно есть на что посмотреть. Понимаешь?- Бейли всмотрелся в Гарриша, ожидая, что тот улыбнется, а когда его надежды не оправдались, добавил.- Как я понимаю, выкидывать этот постер ты не собираешься?
-Нет. Я собираюсь принять душ.
-Конечно, конечно. Веселого тебе лета, на случай, что больше не увидимся, Курт.
-Спасибо.
Бейли двинулся к двери, трусы свободно болтались на тощей заднице. Остановился, взявшись за ручку.
-Еще один семестр позади, Курт?
-Похоже на то.
-Отлично. Увидимся осенью.
Бейли вышел в коридор, закрыл за собой дверь. Гарриш посидел на кровати, потом достал карабин, разобрал почистил. Приложился глазом к дулу, посмотрел на световую точку в дальнем конце. Ствол чист. Собрал карабин.
В третьем ящике комода лежали три тяжелых коробки с патронами. Гарриш положил их на подоконник. Запер дверь, вернулся к окну, поднял жалюзи.
Залитой солнцем зеленую лужайку оккупировали студенты. Куин и его идиотприятель гоняли мяч, носились взадвперед, как заведенные, словно муравьи перед замурованной норой.
-Вот что я тебе скажу,- обращался Гарриш к Боджи.- Бог разозлился на Каина, потому что Каин почемуто принимал Бога за вегетарианца. Его брат знал, что это не так. Бог сотворил мир по Своему образу и подобию, и, если ты не можешь съесть мир, мир сожрет тебя. Вот Каин и спрашивает у брата: "Почему ты мне этого не сказал"? А брат отвечает: "А почему ты не слушал"? И Каин говорит: "Ладно, теперь слушаю". А потом как звезданет братца и добавляет: "Эй, Бог! Хочешь мяса? Давай сюда! Тебе вырезку, или ребрышки, илиабельбургер"? Вот тут Бог и прогнал его. И... что ты думаешь по этому поводу?
Ничего не ответил Боджи.
Гарриш поднял окно, уперся локтями в подоконник, так, чтобы ствол "магнума" не высовывался из окна и не блестел на солнце. Прильнул к окуляру телескопического прицела.
Повел карабином в сторону женского общежития "Карлтон мемориэл". больше известное среди студентов как "Собачья конура". Поймал в перекрестье большой "форд"пикап. Аппетитная студенткаблондинка в джинсах и голубеньком топике о чемто разговаривала с матерью. Отец, краснорожий, лысеющий, укладывал чемоданы на заднее сидение.
Ктото постучал в дверь.
Гарриш замер.
Стук повторился.
-Курт? Может, поменяешь на чтонибудь плакат Богарта?
Бейли.
Гарриш промолчал. Девушка и мать над чемто смеялись, не подозревая о микробах, живущих в их внутренностях, паразитирующих в них, плодящихся. Отец девушки присоединился к ним, и теперь они стояли втроем, залитые солнечным светом, семейный портрет в перекрестье.
-Черт побери,- донеслось изза двери. Послышались удаляющиеся шаги.
Гарриш нажал на спусковой крючок.
Приклад ударил в плечо, сильный, тупой толчок, какой бывает, если когда затыльник установлен, как должно. Улыбающуюся головку блондинки как ветром сдуло.
Мать какоето мгновение еще продолжала улыбаться, потом ее рука поднялась ко рту. Она закричала, не убирая руки. В нее Гарриш и выстрелил. И кисть, и голова исчезли в красном потоке. Мужчина, который засовывал чемоданы на заднее сидение, попытался убежать.
Гарриш застрелил его в спину. Поднял голову, оторвавшись от прицела. Куин держал в руках мяч и смотрел на мозги блондинки, заляпавшие знак "СТОЯНКА ЗАПРЕЩЕНА". Тело лежало под знаком. КУин не шевелился. Замерли все, кто находился на лужайке, словно дети игравшие в колдунчиков.
Внезапно ктото забарабанил в дверь, начал дергать за ручку. Опять Бейли.
-Курт? С тобой все в порядке, Курт? Я думаю, ктото...
-Хорошо вода, хороша еда, велик наш Бог, не упусти кусок!- проорал Гарриш и выстрелил в Куина. Дернул за спусковой крючок, вместо того, чтобы плавно потянуть, и не попал. Куин уже бежал. Невелика беда. Следующий выстрел достал Куина в шею и тот пролетел футов двадцать.
-КУРТ ГАРРИШ ЗАСТРЕЛИЛСЯ!- раздался за дверью вопль Бейли.- Роллингс! Роллингс! Скорее сюда!
Его шаги замерли в конце коридора.
Теперь побежали все. Гарриш слышал их крики. Гарриш слышал, как звук их шагов по дорожкам.
Он взглянул на Боджи. Боджи сжимал в руках пистолеты и смотрел поверх него. Он взглянул на осколки "Мыслителя" Свина и подумал, чем занят сейчас Свин: спит, сидит перед телевизором или есть чтонибудь вкусненькое. Ешь мир, Свинья, подумал Гарриш. Заглатывай его целиком, без остатка.
-Гарриш!- теперь в дверь барабанил Роллингс.- Открывай, Гарриш!
-Дверь заперта!- пискнул Бейли.- Он так хреново выглядел, он застрелился, я знаю.
Гарриш вновь выставил ствол карабина в окно. Парень в цветастой рубашке прятался за кустом, тревожно оглядывая окна общаги. Он хотел бы убежать, Гарриш это видел, да ноги не слушались.
-Велик наш Бог, не упусти кусок,- пробормотал Гарриш, нажимая на спусковой крючок.

Скачать книгу: Возвратившийся Каин [0.01 МБ]