Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Нечленораздельный вопль.
Голос китайца. Где моя мама? Господи, где моя мама?
Крики. Звуки, похожие на те, которые слышишь, когда беззубый старик ест рядом картофельное пюре.
Дагболт. Рубка полна червей. Выглядят они, как черви, но это, разумеется, не значит, что они и есть черви, это понятно. Похоже, они добрались до нас с основного объекта, того самого, который мы назвали "Звездой Полынь". Кроме червей, по рубке плавают части человеческих тел. Эти космические черви, судя по всему, выделяют какуюто кислоту...
В этот момент включились ракетные двигатели. Проработали они 7,2 секунды. То ли предпринималась попытка улететь, то ли таранить пришельца. В любом случае, маневр не удался. Черви забили камеры сгорания, и капитан Лин Янг, или другой офицер, взявший командование на себя, отключил двигатели во избежание взрыва топливных баков.
Голос американца. Боже, они в моей голове, они жрут мой гребаный м...
Статические помехи.
Дагболт. Я думаю, здравый смысл требует стратегического отступления в кормовой трюм. Все остальные мертвы. В этом нет никакого сомнения. Жаль. Храбрые были ребята. Даже толстый американец, который все время ковырял в носу. Но, с другой стороны, я не думаю...
Статические помехи.
Дагболт. ... всетаки все мертвы, даже Чин Линсун... потому что ее отрезанная голова проплыла мимо меня. С открытыми глазами, моргая. Похоже, она меня узнала и...
Статические помехи.
Дагболт. ...держать вас...
Взрыв. Статические помехи.
Дагболт. ...вокруг меня. Повторяю, они вокруг меня. Черви. Они... я хочу сказать, знает ли ктонибудь...
Крик, ругательство, снова крик. Опять звук пережевывания картофельного пюре беззубым стариком.
Связь обрывается.
Тремя секундами позже корабль "Дэн Сяопин/Трумен" взорвался. Три сотни земных телескопов зафиксировали начало, ход и развязку этого трагического контакта землян синопланетной жизнью, темным шаром, неведомо откуда прибывшим в Солнечную систему и названного Звездой Полынь. Судя по последним шестидесяти одной секунде, существа, похожие на червей, уничтожили весь экипаж. За мгновения до взрыва корабль просто исчез под массой червей. После взрыва, на единственном снимке, сделанном пролетающим мимо метеорологическим спутником, среди разлетающихся обломков хорошо видны ошметки, которые вроде бы можно принять за куски червей. С идентификацией плавающей среди них человеческой ноги в китайском скафандре проблем не возникло вовсе.
Но мир уже занимали другие проблемы. Ученые и политические лидеры обоих стран точно знали, где находится Звезда Полынь: над расширяющейся дырой в озоновом слое Земли. Чтото излучала эта Звезда, и ничего хорошего ждать от этого излучения не приходилось.
В космос полетели ракеты с ядерными боеголовками. Звезда Полынь легко уходила от встречи с ним, а потом возвращалась на прежнее место.
Спутниковая антенна Палсиферов сообщала о том, что все больше мертвяков поднимается из могил, и теперь их количество превысило критическую величину. Если в началезомби кусали только тех людей, которые оказывались рядом, то в последние недели, предшествующие тому, как на экране телевизора остались только помехи, мертвяки ужепринялись гоняться за живыми.
Им похоже, понравилась человечина.
Окончательную попытку уничтожить Звезду Полынь предприняли США. Президент одобрил решение атаковать темный шар ядерными ракетами, размещенными на орбитальных платформах, напрочь забыв о том, что Америка многократно во всеуслышание объявляла о том, что никогда не выводила в космос ядерного оружия. Впрочем, никто и ухом не повел. Все молились за успех этого начинания.
Идея, безусловно, была хорошая, да вот реализация подкачала. Ни одна ракета ни с одной орбитальной платформы не стартовала. Одна неудача следовала за другой.
Современная технология показала свою полную несостоятельность.
* * *
А уж потом, после всех катаклизмов на земле и на небесах, пришел черед битвы на маленьком и единственном кладбище острова Дженни. Но и это событие обошло Мэдди стороной. В конце концов, она там не присутствовала. С приближением конца цивилизации (до него оставалось совсем ничего), отрезанные от остального мира (какое счастье!), островитяне не считали, что жизнь кончена, и, както очень естественно, вернулись к законам, по которым жили еще в незапамятные времена. Они уже понимали, что их ждет, только не знали, когда. Но готовились встретить неизбежное во всеоружии.
Женщин от решения важных вопросов отстранили.
* * *
Организовать дежурства предложил, естественно, Боб Даггетт. Иначе, наверное, и быть не могло, потому что Боб уже тысячу лет возглавлял совет самоуправления Дженни. Через день после смерти президента (о том, что он и первая леди бродят по улицам Вашингтона, округ Колумбия, кусая живых за руки и за ноги, не упоминалось; не хотелось даже думать об этом, пусть и этот мерзавец и его блондинкажена были демократами) Боб Даггетт созвал первое со времен Гражданской войны чисто мужское собрание. Мэдди, хоть и не присутствовала на собрании, но все узнала. Дэйв Эймонс ввел ее в курс дела.
-Вы все знаете ситуацию, - начал Боб, он совсем пожелтел, как при желтухе, но люди помнили, что из четырех его дочерей на острове осталась одна. Остальные жили в городах... на материке.
Но, с другой стороны, у всех были родственники на материке.
-У нас на Дженни только одно кладбище, - продолжал Боб, - и пока на нем все спокойно, но это не значит, что так будет всегда. У нас ничего не произошло, но в многих местах... мне кажется, если гдето это началось, нам тоже этого не избежать.
По спортивному залу начальной школы, единственному помещению, которое могло вместить всех, пробежал гул одобрения. Мужчин собралось человек семьдесят, начиная от Джонни Крейна, которому толькотолько исполнилось восемнадцать, до Френка, двоюродного дедушки Боба, который в свои восемьдесят ходил со стеклянным глазом и жевал табак. Плевательницы в спортзале, конечно же, не было, поэтому Френк Даггетт принес с собой пустую баночку изпод майонеза, чтобы сплевывать в нее сок. Что он и проделал, прежде чем заговорить.
-Переходи к делу, Бобби. Это не предвыборная кампания, нечего тратить время зря.
Вновь зал одобрительно загудел, а на щеках Боба выступил румянец. Какимто образом дедушке всегда удавалось выставить его круглым дураком, а он ужасно не любил, когда его: а) выставляли круглым дураком; и б) называли Бобби. Он уже не ребенок, черт побери, а уважаемый гражданин, владеющий немалой собственностью. И он же еще материально помогал старому пердуну покупал ему эту гребаную жвачку!
Но всего этого сказать он не мог, потому что глаза старого Френка уже превратились в две ледышки.
-Ладно, - кивнул он. - К делу. Дежурить будем по двенадцать человек. Прежде всего составим список. Смена каждые четыре часа.
-Я могу стоять на вахте больше четырех часов! - громогласно заявил Мэтт Арсенолт, и, как поняла Мэдди со слов Дэйви, после собрания Боб пожаловался, что такие вот бездельники, живущие на пособие, вроде Мэтта Арсенолта, никогда не решились бы подать голос в присутствии приличных людей, если этот старикан не называл его Бобби, словно он мальчишка, а не солидный мужчина, которому через три месяца стукнет полтинник.
-Может, сможешь, а может, и нет, - ответил ему Боб, - но народу у нас достаточно, и никто не должен заснуть на дежурстве.
-Я не собираюсь...
-Я же не говорил, что ты заснешь, - прервал его Боб, а по взгляду, брошенному на Мэтта Арсенолта, чувствовалось, что думал он как раз о нем.
Мэтт Арсенолт уже открыл рот, чтобы сказать чтото еще, но посмотрел на сидящих вокруг мужчин, в том числе и на Френка... и сообразил, что лучше промолчать.
-У кого есть оружие, пусть берет его с собой на дежурство, - продолжил Боб. После того, как Арсенолта болееменее поставили на место, настроение у него улучшилось. - Если, конечно, это не мелкашка. У кого нет ружья крупного калибра, пусть приходит за ним сюда.
-Я и не знал, что в нашей школе оружейный склад, - сказал Кэл Патридж, и ему ответил дружный смех.
-Пока нет, но будет, - заверил его Боб, - потому что каждый мужчина, у кого есть несколько ружей калибром больше двадцать второго, принесет сюда все, кроме одного, - он посмотрел на Джона Уирли, директора школы. - Не возражаешь, если мы будем держать их в твоем кабинете, Джон?
Уирли кивнул. Рядом с ним преподобный Джонсон нервно потер руки.
-Как бы не так, - - воскликнул Оррин Кэмпбелл. - У меня жена и двое детей. Неужели я оставлю их безоружными? А вдруг, когда я буду нести вахту, компания мертвяков заявится к ним на обед?
-Если на кладбище мы все сделаем, как надо, к ним никто не заявится, железным тоном отрезал Боб. - У некоторых из вас есть пистолеты, револьверы. Здесь они нам не нужны.Сообразите, кто из женщин может стрелять, и раздайте им эти самые пистолеты. Мы сведем их в группы.
-Они смогут пропустить стаканчикдругой, - хохотнул старый Френк, и Боб тоже позволил себе улыбнуться. Похоже, все шло, как надо.
-Ночью мы поставим вокруг грузовики, чтобы нам хватало света, - он посмотрел на Сонни Дотсона, который работавшего на "Островной Амоко", единственной заправке на Дженни. Обслуживал Сонни не легковушки или грузовики, на Дженни не разъездишься, да и на материке галлон бензина стоил на десять центов дешевле, а рыболовецкие шхуны и моторные лодки. - У тебя достаточно горючего, Сонни?
-А расписки я получу?
-Если ты что и получишь, так это хорошего пинка. Когда все придет в норму, если придет, думаю, тебе за все заплатят.
Сонни огляделся, уперся в суровые взгляды и пожал плечами. На следующий день Дэйви сказал Мэдди, что он, конечно, надулся, но возражать не стал.
-У меня не больше четырехсот галлонов, в основном, солярка.
-На острове пять генераторов, - подал голос Барт Дорфман (когда Барт говорил, все слушали; единственному еврею на острове обычно внимали, как пророку). - Они работают на солярке. Если необходимо, я подключу к ним фонари.
В зале зашептались. Если Барт сказал, что подключит, так оно и будет. На островах знали, что евреи - лучшие в мире электрики.
-Мы осветим кладбище, как гребаную сцену, - заключил Боб.
Поднялся Энди Кингсбюри.
-Я слышал в выпуске новостей, что эти твари остаются лежать, если прострелить им голову. Иногда, правда, и не остаются.
-У нас есть бензопилы, - ответил ему Боб. - И если они не останутся лежать... что ж, мы постараемся, чтобы далеко они не ушли.
На том собрание практически и закончилось, разве что составили список дежурств.
* * *
Прошли шесть дней и ночей, и постовые, несущие вахту у маленького кладбища на острове Дженни начали задумываться, а тем ли они занимаются ("Может, зря стоим", - выразил общую мысль Оррин Кэмпбелл). С десяток мужчин сидели у ворот кладбища и играли в карты. Тут все и произошло, и произошло быстро.
Судя по тому, что услышала Мэдди от Дэйва, на кладбище чтото завыло, совсем как ветер в трубе в ненастную ночь, а потом могильный камень, под которым покоился Майкл, сын мистера и миссис Форнье, он в семнадцать лет умер от лейкемии (тяжелое дело, единственный ребенок, а люди они такие хорошие), повалился набок. Над жесткой травой поднялась высохшая рука с позеленевшим перстнем Академии Ярмута. Пробиваясь наружу, она лишилась среднего пальца.
Земля вздыбилась (как живот беременной женщины, собравшейся разродиться, уже хотел сказать Дэйв, но вовремя прикусил язык), разлетелась в разные стороны и из могилы поднялся этот юноша. Конечно, его бы никто не узнал, всетаки он два года пролежал в земле. Щепки торчали из того места, где было лицо, среди остатков волос синели клочки ткани. "От обивки гроба, уточнил Дэйв, глядя на свои руки. - Я это точно знаю, - он помолчал. - Слава Богу, отец Майка этого не видел".
Мэдди согласно кивнула.
Охранники, перепуганные насмерть, с перекошенными от отвращения лицами, открыли огонь по ожившему трупу бывшего чемпиона по шахматах местной средней школы и второго бейсмена школьной сборной, разнеся его на мелкие ошметки. Несколько пуль, выпущенных впопыхах, попали в мраморный надгробный камень. Им просто повезло, что они стояли все вместе, а не двумя группами на противоположных концах кладбища, как поначалу предлагал Боб Даггетт. Тогда они точно перестреляли бы друг друга. А так обошлось без ран, хотя на следующий день в рукаве Бада Мичама обнаружилась подозрительная дыра.
-Наверное, зацепился за шип ежевики, - предположил Бад. - В том конце острова ее много.
Никто с этим спорить не стал, но темные разводы вокруг дыры навели его перепуганную жену на мысль, что шип этот был довольно большого калибра.
Сын Форнье упал и застыл, за исключением отдельных частей, которые продолжали дергаться... но тут вздыбилось все кладбище, словно случилось землетрясение, не на всем острове, а лишь на клочке земли, выделенном под могилы.
До сумерек оставался час.
Барт Дорфман заранее подсоединил сирену к тракторному аккумулятору, и Боб Даггетт щелкнул выключателем. Не прошло и двадцати минут, как большинство мужчин сбежались к кладбищу.
И слава Богу, прокомментировал Дэйв Эймонс, потому что некоторые мертвяки едва не сбежали. Старый Френк Даггетт, которому жить оставалось только два часа, указывалвновь прибывшим, куда надо встать, чтобы не попасть под пули, и последние десять минут на кладбище Дженни выстрелы гремели, как в сражении на реке БулРан*. От густых клубов порохового дыма многие мужчины закашлялись. Но запах блевотины перебивал запах сгоревшего пороха... более резкий, и висел в воздухе дольше.
------------------------------------
*Сражение на реке БулРан - первое существенное сражение гражданской войны 21 июня 1861 г. между северянами (30 тыс. Человек) под командованием генерала Макдауэлла и конфедератами (24 тыс. человек) под командованием генерала Борегара.
* * *
И всетаки некоторые из них дергались и извивались, как змеи с перебитыми позвоночниками, особенно те, кто лег в землю недавно.
-Барт, бензопилы здесь? - спросил Френк Даггетт.
-Да, - ответил Барт, и тут же какойто странный звук вырвался из его груди, словно он пытался блевануть, но в желудке уже ничего не осталось. Он не отрывал глаз от копошащихся мертвяков, от перевернутых надгробий, от зевов могил, из которых появились мертвяки. - В кузове.
-Бензин залит? - синие вены вздулись на лысом черепе Френка.
-Да, - Барт поднес руку ко рту. - Извини.
-Блюй, сколько тебе хочется, - резко ответил Френк, - но только на ходу, когда будешь нести сюда пилы. И ты... ты... ты... и ты.
Последнее "ты" относилось к его внучатому племяннику Бобу.
-Я не могу, дядя Френк, - просипел Боб. Огляделся и увидел, что пять или шесть его друзей и соседей лежат в высокой траве. Они не умерли лишились чувств. Большинство из них увидели своих родственников, поднявшихся из земли. Бак Харкнесс стрелял в свою жену. И потерял сознание, увидев, как из затылка, словно болотная грязь, во все стороны полетели ее мозги. - Я не могу. Я...
И тут рука Френка, скрученная артритом, но твердая, как камень, отвесила ему звонкую оплеуху.
-Сможешь, и принесешь, племяш, - процедил он.
Боб повернулся и поплелся к грузовику.
Френк Даггетт мрачно смотрел ему вслед и потирал грудь, которая уже начала подавать опасные сигналы, посылая импульсы боли в левую руку. В старости Френк не стал глупее, так что прекрасно понял, что сие означает.
* * *
-Он сказал мне, что скоро у него разорвется сердце, и при этом постучал себя вот сюда, - продолжил рассказ Дэйв, коснувшись рукой левой стороны груди.
Мэдди кивнула, показывая, что все поняла.
-Он сказал: "Если чтото случится со мной до того, как с этим будет покончено, ты, Дэйви, Барт и Оррин возьмете командование на себя. Бобби хороший мальчик, но я думаю, что он, возможно, упал духом, по крайней мере, сейчас... а ты знаешь, если человек падает духом, ему лучше ничего не поручать".
Мэдди вновь понимающе кивнула, в который уж раз поблагодарив Бога, а она была Ему очень, очень благодарна, за то, что она - не мужчина.
-Мы взяли командование на себя, - продолжил Дэйв. - И с этим покончили.
Мэдди кивнула в третий раз, но тут у нее в горле чтото булькнуло, и Дэйв сказал, что дальше может и не рассказывать, если она не может это слышать. Замолчит с превеликим удовольствием.
-Я смогу, - спокойно ответила Мэдди. - Я смогу выслушать и не такое. Ты и представить себе не можешь, что я могу выслушать, Дэйви, - он с любопытством посмотрел на нее, ноМэдди отвела глаза до того, как он увидел в них ее секрет.
* * *
Дэйв не мог знать ее секрета, потому что на Дженни его не знал никто. Мэдди приняла такое решение и не собиралась отступать от него ни на йоту. Какоето время, пребывая в шоке, она только прикидывалась, что справляется с трудностями. А потом случилось нечто такое, что заставило ее с ними справиться. За четыре дня до того, как кладбище изрыгнуло свои трупы, перед Мэдди Пайс встал очень простой выбор: справиться или умереть.
Она сидела в гостиной, пила домашнее вино из черники, которое она и Джек сделали прошлым августом, как же давно это было, и вязала вещи маленькому. В данном случае, пинетки. А что еще ей оставалось делать? За последнее время никому и в голову не приходило сплавать на материк и заглянуть в ближайший торговый центр.
Чтото ударилось в окно.

Скачать книгу: Домашние роды [0.02 МБ]