Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Брат царицыбогини Раненсет отдыхал в своей роскошной купальне.
Совершенно раздетый, он стоял в теплой воде, наполнявшей большой бассейн белого мрамора. На одном из бортов бассейна лежала фигура бородатого божества, из вазы, на которую опирался каменный бородач, вытекала широкая струя холодной воды, ее собирали в изящные чаши из алебастра пять бронзовокожих юношей и обливали тело принца.
– Больше, больше лейте, еще больше, – кричал Раненсет, отдуваясь и громко фыркая от удовольствия.
Наконец, с криком «довольно!» он нырнул в бассейн, вода фонтаном брызнула во все стороны, словно в нее с огромной высоты рухнул обломок скалы. Раненсет вынырнул, поднялся на мраморные ступени купальни, весело потряс головой. Слуги обернули его тончайшими льняными полотнами, спрыснули драгоценной эссенцией нежного запаха, и он вошел в маленький, убранный пестрыми коврами покой.
Бросившись на гору мягких подушек, Раненсет произнес:
– Хорошото как! Прав ты, Тааб! Нет ничего лучше воды. Она тушит любой жаркий пламень в голове и теле. Особенно сейчас, когда за несколько дней должно произойти столько событий, сколько в другое время не бывает и за год.
– Будь осторожнее, – сморщился Тааб. – Верховный жрец и твоя сестра очень хорошо знают твои желания.
Раненсет презрительно фыркнул.
– Если бы я надел маску всем довольного человека, они ждали бы грозы. Я же просто молчу и все, ни во что не встреваю, а при случае режу правду им в лицо. Все правильно! Кто желает напасть на врага сзади, не должен шуметь.
Тааб неопределенно пожал плечами.
– Чтобы поймать мышь, нужно сало; кто желает заманить в ловушку людей, должен знать, как они чувствуют и думают, и тогда уж приниматься за их ловлю, – проворчал старик.
Раненсет внимательно глянул на наставника.
– Кстати, Горус, а чего хочешь ты? Что ты выгадаешь от нашей авантюры с жертвоприношением чужеземцев?
Тааб смиренно поклонился и произнес с тихим упреком:
– Ты же знаешь, Раненсет, что я желаю оставаться верным единственной цели моей жизни.
– Да? И что же это за цель?
– Благо этой страны…
– Ты забываешь еще одну – подняться самому так высоко, как только можно. Например, стать новым верховным жрецом…
Тааб развел руками и склонился еще ниже.
– Я не забываю, а только не говорю о ней вслух, – усмехнулся ТаабГорус. – Но стать новым верховным жрецом мне бы не помешало…
Принц оглядел наставника с ног до головы, а затем задумчиво произнес:
– Мне понятно, отчего тебя так ценит тот суданский генерал Симо Кхали. Кстати, а что за настойки ты посылал ему втайне ото всех?
Тааб недовольно поморщился: ну до чего же любит принц совать нос не в свои дела!
– Они помогут Симо Кхали подняться самому так высоко, как только можно, друг мой… В Судане, сам слышал, неспокойно.

В столице Судана все еще заседал кризисный штаб, хотя поиски пропавших археологов давно прекратили. Нет, конечно, местность регулярно прочесывали и жителей деревенек допрашивали, иногда совсем даже не нежными методами. Но что толку щелкать плетками, не террористы же какихто археологов в заложники прихватили? А «лэндровер» с пассажирами как корова языком слизнула.
Кормушка для международной прессы. Журналисты всех стран решили объединиться, слетелись в Судан, словно мухи на кучу навоза, брали бесконечные интервью, факсы работали, Интернет накалился, журналисты даже выехали в пустыню со спецрасследованием… тайны росли каждый день, а толку с гулькин нос. Целую неделю газеты жили энергетикой этой сенсации, а потом смолкли, повампирски жадно хватаясь за новую кровавую жвачку.
На седьмой день после исчезновения группы археологов в суданском аэропорте приземлился «Боинг» суданских пассажирских авиалиний. Из самолета вместе с кучкой арабов и элегантных цветных бизнесменов по трапу спустился высокий, спортивный мужчина с коротко стриженными каштановыми волосами. Он сел в такси и велел ехать в Хартум. Там для него уже был зарезервирован номер в отеле «Аполло». Он переоделся, торопливо переговорил с кемто по телефону и через полчаса вышел из гостиницы. Генерал Жакоб Симо Кхали сразу же принял его и многозначительно пожал руку, как старому другу, хотя и видел гостя впервые в своей жизни.
– К сожалению, я ничем не могу помочь вам, господин Холодов, – начал генерал поанглийски, протягивая гостю стакан ледяного апельсинового сока. – То, что пишут в газетах, увы, чистейшая правда: нет никаких следов, нет никаких зацепок.
– Не могут же шесть человек пропасть вот так вот – бесследно!
– В Африке могут. И сколько раз пропадали.
– Госпожа Розова – моя невеста…
– Дада, вы писали, – генерал Симо Кхали кивнул и полистал тоненький блокнотик. – А вы – врач, хирург, у вас собственная клиника в Петербурге, филиалы в Уфе, Красноярске. Ох, Петербург. Красивый город. Крепость, дворцы, фонтаны…
– Я попытаюсь сам отыскать мою невесту… – перебил Холодов веселого генерала.
– Но это невозможно, мистер! – Симо Кхали в один миг посерьезнел. – Этого я вам не позволю!
– Так, значит, вы чтото скрываете?
– Мы? Нет! – Симо Кхали похлопал ладонью по столу. – Представители международной прессы и то убедились, что у нас нет террористов. Нет у нас никакой подпольной организации боевиков.
– И тем не менее люди исчезают. Ну, не странно ли?
– Очень даже странно, – генерал Симо Кхали вытер шишковатую лысую голову носовым платком, больше похожим на скатерть. – Что да, то да. Необъяснимо… Именно поэтому мы вынуждены были перекрыть все дороги в той области, для любого… пока не найдем объяснения, когданибудь…
– Вот я и хочу помочь вам, – вскочил со своего стула Алексей Холодов. – Я уже неоднократно бывал в Судане. Это изза меня, изза моих разговоров Вероника поехала в экспедицию. Я эти места знаю.
– И об этом нам тоже известно, мистер, – Симо Кхали вновь полистал блокнотик. – Вы даже работали целый год в столичном госпитале. Мы все знаем. И тем не менее. Наше правительство не может гарантировать вам стопроцентной безопасности.
– Я сам позабочусь о собственной безопасности, генерал.
– Сомневаюсь, мистер.
– В одиночку иногда удобнее действовать.
Симо Кхали колебался. Он пристально разглядывал пустой стакан и кивал головой, как китайский болванчик. Только почерневший от жаркого солнца пустыни.
Наконец, генерал сломался.
– Ладно, делайте, что вам угодно, мистер. Я выпишу вам пропуск. А что вы будете потом делать – не мои проблемы. Кто знает, что вы в Судане?
– Никто.
– И ни одна газета?
– Ни одна.
Симо Кхали шумно вздохнул. Бедный генерал отчегото страшно боялся прессы. Еще один исчезнувший европеец… Это здорово бы поцарапало полировку его блестящего имиджа.
– Ищите! Ищите свою невесту! – сказал он напоследок и пожал Холодову руку. – И если вы тоже пропадете… считайте, что мы не встречались, искать вас мы не будем!
На следующий день Алексей Холодов купил видавший виды джип за пару сотен долларов, затолкал в него все необходимое для долгого пути и забил аптечку всеми возможными лекарствами. И на следующее утро, едва только взошло солнце, отправился в «сафари» по пустыне.
До Абу Хамеда добираться довольно долго.
Белый человек в одиночку собирался раскрыть африканскую тайну.
…Генерал Симо Кхали вызвал незаметного чернокожего капитана и протянул ему запечатанный конверт:
– Почтенный ТаабГорус должен быть предупрежден, – кратко распорядился генерал. – Устно же передай ему, что мне бы тоже хотелось взглянуть на один ритуал их города…

Глава 4
ЧЕРНАЯ ЦАРИЦА

Посреди древнего города стоял старый царский дворец – великолепное здание с бесчисленными дворами, ходами, комнатами, залами. Роскошные сады окружали дворец; масса слуг возделывала цветники, тенистые аллеи, кусты и деревья, чистила пруды, откармливала рыб, ухаживала за зверинцем и множеством пестрых птиц.
Солдатам в черной кожаной чешуйчатой форме была отведена большая площадь между городскими улицами и царским дворцом.
Плоская крыша дворца была засажена широколиственными растениями и целыми рощами благоухающих кустов. Один только выход вел к этому роскошному убежищу, всегда полному прохлады и аромата. Никто не смел войти туда без приказания; никто не смел нарушать покой живых богов.
Чтобы добраться до бога, нужно пройти Путь. Путь наверх, к самым небесам…
…Двести ступенек. Двести крутых ступенек надо преодолеть, чтобы попасть во дворец. Лестница пятидесятиметровой ширины и приблизительно десятиметровой высоты. Дворец, больше похожий на святилище, окруженный колоннадой… Колонны из древнихдревних скал. А за дворцом – горой грозила уставшему от людей небу священная пирамида. И росли, росли из камня ступени. Тому, кто поднимался по ним, казалось, что забирается он прямо на облака.
– Мне кажется, что я попал в сон, в самый заветный из моих снов, – признался Савельев. Ночь они провели в «доме для гостей», именно так назвал это жилище их похититель. В комнате, где археологов заперли на все засовы, не было даже окон, так что сразу становилось ясно, что слово «гость» лишь вежливый синоним «узника».
Филиппса они так и не увидели.
– Он лежит в нашей больнице, – заверил их «атаман» чешуйчатой шайки. – Как только этот человек поправится, он непременно присоединится к вам.
– Больница! – Савельев попытался разговорить загадочного незнакомца. – А ее можно осмотреть?
– Вам доведется увидеть еще очень многое, пока не погаснет для вас солнце, – отозвался «атаман» и запер своих подопечных.
Савельев тяжело вздохнул. Вновь цветистые речи, которые так подходили к этому месту и которые не означали ровным счетом ничего иного, кроме угрозы.
– Пока солнце для нас не погаснет… – поморщился Павел и повернулся к Веронике. Она сидела на каменной скамье, поверх которой была брошена какаято лохматая шкура. Ларин метался по комнате, как запертый в вольере цепной пес. Шелученко апатично съежился на скамье, взгляд египтолога был пустой, а руки нервно перебирали незримые складочки на футболке.
– Я видела местную ювелирную мастерскую, – внезапно сказала Вероника. – Представляете, у них ювелиры работают теми же самыми инструментами, что и четыре тысячи лет назад. Каменщики – тоже. В общем, ребята, ожившая картинка из учебника по древней истории. Нам никто не поверит, когда мы обо всем расскажем нашим.
– Я почти что сошел с ума! – мрачно оповестил товарищей Алик. – Я всегда предчувствовал нечто подобное.
– Ну, и что ты предчувствуешь сейчас? – неприязненно поинтересовался Савельев.
– Кровь. Много крови.
– А парень и в самом деле того – тронулся! – возмущенно воскликнул Ларин.
Его шуточки уже не помогали… настроение у всех было подавленное. Не улучшилось оно и после того, как двое молчаливых слуг внесли еду. Чтото смахивающее на овощное рагу, которое, как заявил Ларин, ктото переварил до них, но все равно вкусно. На столе стоял кувшин чуть кисловатой воды, удивительно освежающей, а на подносе лежало несколько кусков хлебных лепешек.
На следующий день в комнате «гостей» показался еще один незнакомец, которого без натяжки можно было назвать родным братом «атамана». Он был того же роста, так же строен, с точеной красивой головой и бронзовым цветом кожи. Вот только вместо «чешуи» из кожи на нем были надеты длинные одежды, прошитые золотой нитью, а на голове остроконечная высокая шапка, похожая на миниатюрную пирамиду. Спереди этот колпак был украшен золотыми пластинками, между которыми поблескивали мелкие камешки горного хрусталя.
– Меня зовут Домбоно, – представился незнакомец на неживом какомто английском. – Домбоно, – повторил он для вящей убедительности. – Ви есть откуда?
– Из России, – Савельев оказался единственным, кто был еще в состоянии спокойно разговаривать с кем бы то ни было из местных аборигенов, да еще на их родном языке. Шелученко всю ночь преследовали «голоса», Ларин вздумал сыграть роль супермена из дешевого американского боевика и два часа подряд дубасил кулаками в наглухо закрытую дверь, а Вероника невозмутимо зарисовывала все, что им довелось увидеть в загадочном городе Мерое, – пирамиды, храмы с высоченными лестницами, одежду мероитов. Правда, ввиду отсутствия бумаги рисовала девушка на подкладке собственного пиджачка. Про свой фотоаппарат Ларин, казалось, позабыл.
– Россия? Чтото мы уже слышали о России, – кивнул Домбоно. – Следуйте за мной. Царица и богиня желает видеть вас…
Это было гдето с полчаса назад. И вот теперь они медленно поднимались по огромной дворцовой лестнице, минуя посты стражи в чешуйчатом одеянии: прекрасных людей с бронзовым оттенком кожи, но без какойлибо примеси негроидных черт. Наконец, едва дыша, они добрались до входа во дворец.

«Я все время думаю о Нага, втором по значимости после Мерое городе черных фараонов. Именно в храме львов такие знаменитые искатели золота и приключений, как Джузеппе Ферлини, должны были искать защиту от „царей зверей“ и враждебно настроенных бедуинов. Вся область вокруг Нага кишмя кишела к тому времени – XIX век – львами. А первым европейцем, отправившимся на поиски затерянных городов, был молодой француз Линан де Беллефонд. Он появился в Нага 28 февраля 1822 года. Его проводник Мохаммед предупреждал Беллефонда о разбойничавших в этих краях шайках – племенах бедуинов. Им удалось добраться до священного храма львов. Мохаммед заметил, как обрадовался его господин, увидев изображенного на барельефе человека со вскинутым оружием – царя Натакамани. Француз бросился осматривать храм. И прервал свое занятие только тогда, когда появились четыре конных араба. К счастью, европейцу и Мохаммеду удалось оторваться от преследователей на верблюдах. А вернувшись в Шенди, Линан рассказал о своих приключениях и об открытии своему соотечественнику Фредерику Каллье.
Каллье не долго думал, мгновенно нанял проводника и уже 22 марта 1822 года был в Нага. Ему мы должны быть благодарны за первый топографический план этого загадочного места с целым комплексом из тринадцати храмов и святилищ. Благодаря этим документам Рихард Лепсиус вместе с Прусской Королевской экспедицией 1 февраля 1844 года добрался до древнего города после «восьмичасовой тряски на верблюдах». Он дополнил планы и чертежи француза, исследовал храм и барельефы, оставив подробнейшие – понемецки скрупулезные – описания. А затем город вновь погрузился в забвение.
Жаль! Ведь что мы знаем о священном храме лъвов? Да ничего! Разве что скажут вам немногие, что посвящен он львиноголовому мероитскому богудемиургу Апедемаку. А совсем уж немногие добавят, что был Нага резиденцией царицы Аманиторы и ее супруга Натакамани, последователей знаменитой воительницы и дипломата Аманисхахето. И мало кому известно, что здесь исчезает привкус пряностей из исторической лавки эллинизма, что только здесь можно окунуться в пески настоящей Африки с ее удивительной працивилизацией древних богов и традиционным, исконным владычеством женщин. Здесь и только здесь можно увидеть портреты царской семьи, связанной с богами. Вздымаются в одиночество небес колонны и стены храмов. Фантастическая история, про которую мы ничего не знаем.
Мы не видели этих храмов, в которых когдато преданно служили космическому миропорядку, победе Добра, победе богов над Злом и Хаосом. Мы предпочитаем называть Африку «темной», «дикой», никак не желая признавать, что мероитская цивилизация более чем на пять тысяч лет старше египетской.
А мероиты были великодушны: зная о том, что гдето далеко от их земли появился на свет маленький Христос, они велели воздвигнуть в его честь солнечный храм…»

Классно сочинять статьи о древней цивилизации, канувшей, по мнению ученых всего мира, в Лету, сочинять, поднимаясь по безумно высокой лестнице под охраной живых – живее не бывает! – представителей этой исчезнувшей цивилизации. Классно еще и потому, что тогда не остается времени на размышления о собственной, скорее всего, невеселой участи.
Ларин буквально обвис на Савельеве, а Алик просто рухнул без сил на верхней ступеньке.
– Двести ступенек! – задыхаясь и придерживаясь рукой за левый бок, сообщил он. – У меня аж коленки дрожат. Самоубийство, а не лестница!
– И это только начало, – проворчал Ларин. – И почему этого никто из вас никак не хочет понять? Отсюда мы никогда не вернемся в наш мир!
– А на каком основании они будут удерживать нас здесь? – удивленно вскинул брови Павел.
– Основании? Не будь таким наивным, Савельев! – Шелученко недовольно поморщился, подсасывая вставную челюсть, багаж слишком раннего старения. – Об этом городе никто не знает… так кто же отпустит нас отсюда в целости и сохранности? Чтобы мы растрезвонили о кусочке древнего мира по секрету всему свету?! Лично мне здесь никто не напоминает самоубийц, милейший друг мой Павел.
– Шелученко прав, – тихо проговорила Вероника. – Они впустили нас в тайну… и в этой тайне нам придется остаться навсегда.
Домбоно, переговорив с офицером дворцовой стражи, вернулся за археологами. Их ввели в огромный, пустой на первый взгляд зал, стены которого сантиметр за сантиметром были испещрены вырезанными на каменных монолитах изображениями богов. Одно изображение все время повторялось: человеческое тело, а на плечах – голова хищной птицы с чуть приоткрытым острым клювом.
Савельев закусил губу.

Скачать книгу: Черная богиня [0.17 МБ]