Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

Черная богиня,Вронский Константин 

Константин Вронский



Черная богиня








1

Аннотация

Африканское Эльдорадо, легендарная страна, будто бы существовавшая в Нубии, давно манила Павла Савельева – горного спасателя.
Эту страну создали черные фараоны – поборники истины, порядка и закона. Они остановили разорение Египта, покончили с разбойными нападениями ассирийцев. Они построили великолепную столицу, свою собственную Долину Царей, великое кладбище фараонов в Мерое – далекодалеко от всего мира. Сюда никто не мог добраться. Никто.
А Павел Савельев решил добраться.
Что ждет его в бескрайних желтых песках, в далеких веках, в мифической золотой стране на самом краю мира?..

Константин ВРОНСКИЙ
ЧЕРНАЯ БОГИНЯ

ПРОЛОГ

«Когда великий фараон Рамзес II умер в 1224 году до нашей эры в 90летнем возрасте, началась эпоха заката Египетского царства и в то же время эпоха расцвета земель Куша. Кончилась золотая эра Древнего Египта. Затронные интриги ослабляли фараонов, превращая их в бесполезных роботов власти. Государство привыкало жить в состоянии кризиса, оно агонизировало. К власти рвались царижрецы.
А куши были независимы, смелы, решительны и напористы. Тутто и произошло нечто немыслимое, нечто невероятное: кушитский властитель Кашта вторгся в 750 году до Рождества Христова в земли Верхнего Египта, провозгласил себя фараоном, без ложной скромности назвав себя властителем Верхнего и Нижнего Египта. Его сын Пия, нежный, глубоко верующий властитель, свято почитавший древних богов, совсем не нежно покорил Мемфис. Отныне нубийский князь носил корону Египта и Куша, повсюду объявляя себя потомком своих далеких и знаменитых предшественников, великих завоевателей и реформаторов Тутмоса III и Рамзеса II.
Целых сто лет правили черные фараоны гигантской империей, границы которой простирались до Хартума и Средиземного моря. Они стали двадцать пятой династией царей египетских. Они покончили с разбойными нападениями ассирийцев. Они боролись с разорением египетским, они победили хаос, они, черные фараоны, были поборниками маат – истины, порядка и закона.
Черные фараоны вернутся в свою родную землю, построят себе великолепную столицу, свою собственную Долину Царей, великое кладбище фараонов в Мерое – далекодалеко от всего мира. Сюда никто не мог добраться – ни египтяне, ни ассирийцы. Никто.
Нубия, земли Куша, стали легендой, превратились не без помощи греков и римлян в африканское Эльдорадо, мифическую золотую страну на самом краю мира. И кому какое дело, что традиционно эти земли считались проклятой землей проклятого бога Сета».

Павел Савельев дописал последнее предложение, поставил точку, сохранил файл на жестком диске и с наслаждением отодвинул ноутбук в сторону. Все, хватит на сегодня!
Младшая дочурка вечно занятой добычей денег соседки по коммуналке с интересом смотрела на манипуляции Павла с клавиатурой:
– Дядя Паша, а зачем ты в Африку собрался? – наконец спросила она.
«Дядя Паша» весело улыбнулся:
– Не просто в Африку, а в самуюсамую Африку. Золото древней царицы искать!
– Дядя Паша, зачем тебе золото? – в синихпресиних глазенках девчонки светилось неподдельное изумление. – Ты ведь раньше в Тарктиду, в Гере… Геренладию все ездил. Ты ведь там снег искал, ледышечки, людей там спасал, эмчеэсил… Зачем тебе золото, дядь Паш?

…Засуха иссушала поля и изнуряла людское терпение. Оно растрескивалось, как умирающая земля. Люди уже несколько дней собирались на площади у ворот царского дворца, требуя от царицыбогини и жрецов помощи в страшном бедствии. Но как заставить бога дождя пролиться с небес благословенной влагой, прекратить заразу голодной смерти, крадущейся в родной город, или помешать финикам падать с деревьев? Кто может бороться против бедствия, ниспосланного свыше?
Верховный жрец бессильно разводил руками, стараясь успокоить расходившийся народ. Град камней неприятен, страшен, а дикие крики способны вселять ужас в сердца самых бесстрашных.
И вдруг рев толпы разом затих. Вместо проклятий, угроз и брани теперь раздались восторженные крики.
– Да здравствует мудрец! Помоги нам, спаси! Ты знаешь, тебе открыто все тайное. Тебе известна мудрость древних, заступись же за нас!
В чистой полотняной одежде, верхом на прекрасном белом осле ехал ТаабГорус, давний воспитатель брата царицыбогини Раненсета. Всегда ненавидевший старика народ сегодня почтительно и даже пугливо расступался перед ним. Любовь народная – презабавная штука…
– Веди меня к царице, верховный жрец! – важно приказал Тааб.
Толпа попрежнему гудела на площади перед храмом, словно громадный пчелиный рой. И верховный жрец скрепя сердце вынужден был подчиниться…
Царицабогиня встала при появлении ТаабаГоруса и поклонилась древнему магу. Он спокойно принял ее приветствие, как нечто само собой разумеющееся и подобающее.
– В твоем городе готовятся к смерти, – проскрипел старик.
Царица возмущенно вскинула голову, а верховный жрец пришел ей на помощь:
– Ты сам знаешь, Тааб, что нами было сделано все возможное. Но небо и боги остались глухими к нашим мольбам, они не только не помогли нам в беде, но готовы послать еще более тяжкие испытания.
– Я всю жизнь посвящал изучению мудрости древних, – Тааб отмахнулся от жреца, как от надоедливой мухи. – У меня есть ключ к их письменам и тайнам.
– Не сомневаюсь, – усмехнулся одними губами верховный жрец.
ТаабГорус рванулся к царице, протягивая обветшавшие свитки.
– Взгляни, богиня, взгляни на эти древние свитки! В них описаны чудеса, происходившие в прежние времена в нашем благословенном государстве. Тогда люди легко прибегали к известному нам магическому средству.
Царица своей неподвижностью больше напоминала золотую статую. ТаабГорус скромно поклонился.
– Вспомни, о богиня, что великая милость приобретается только великими дарами. Древние знали это, и когда бог дождя, от щедрости которого зависит благосостояние страны, медлил, они приносили ему в жертву то, что считали самым драгоценным – человеческую жизнь.
Великий жрец насмешливо рассмеялся.
– Тааб, ты не в себе: мы уже приносили богу дождя такой дар. Ты ж и приносил, забыл, что ли?! Толку пока что не видно, дорогой мудрец.
Горус скривил темные от старости губы:
– Можешь быть спокоен. И не трепещи за дочерей, сестер, сынов и братьев нашего народа! Еще в древности завет черных фараонов строго запрещал приносить в жертву природных детей Мерое, заменяя их чужестранцами, служившими иным богам.
Царица и жрец беспокойно переглянулись: мудрец и маг предлагал нечто немыслимое, немыслимо опасное!
– Слушай внимательно мои слова, царица: великий бог дождя требует своего дара. У тебя нет иного выхода… – и глаза ТаабаГоруса сверкнули гневом.
Царица грустно склонила голову:
– У нас нет иного выхода.
Верховный жрец насмешливо развел руками:
– У нас нет иного выхода. Слава мудрому Горусу! Тааб вскинул голову и прошипел:
– Твоя ирония неуместна, жрец! Ты предлагаешь сложить руки и ломать их до крови с отчаяния, пока голодная смерть не погубит всех вас до единого человека?! – тонкий и визгливый голос старика словно ударил по жрецу. – Народ умирает! Город гибнет. Солнечный зной сушит поля и сады. Покажи нам иной путь к спасению!
Верховный жрец отвернулся и вышел прочь из тронного зала. Золотая царица глухо произнесла:
– Да свершится воля твоя, Тааб.
Старик поклонился. «Мы добьемся своего, принц мой Раненсет, ученик мой. Они принесут в жертву чужеземцев, и генерал Симо Кхали будет вынужден силой сместить их. Дорога к власти будет открыта для тебя, о Раненсет… Да свершится воля моя».

Глава 1
ЗАТЕРЯННЫЕ В ПЕСКЕ

…Они блуждали по пустыне уже несколько суток, беспомощные, маленькие, жалкие в этом дьявольском замкнутом круге. Они сами нарезали круги, круг за кругом, круг за кругом в самом пекле геенны огненной под названием пустыня Сахара. И ничто не помогало: ни крики, ни тычки в черную спину их водителя Нага Мибубу… Маленький абориген не выпускал руль из цепких черных рук, гнал на бешеной скорости в никуда, громко распевая песни и смеясь. Ему было хорошо.
Три дня назад им тоже было хорошо. Тогда они выехали из лагеря экстремального туризма в Абу Хамеде, чтобы поснимать пустыню и дикое зверье на воле: четыре искателя приключений, некто, вроде гида и переводчика по совместительству, и чернокожий водитель Мибубу. «Лэндровер», взятый ими в Абу Хамеде в аренду, был размалеван белочерными полосами, как зебра, и Ванечка Ларин с усмешкой сказал тогда:
– Теперь нам только и остается, что хвостом мух цеце с ляшек отгонять…
Все сразу представили себе зебру, отчаянно шлепающую себя по бокам хвостом, и дружно рассмеялись. Хотя какие в Судане зебры?
В самом радужном настроении они отчалили из лагеря, нащелкали за три дня кучу самых классных фоток – вот родственнички потом потаращатся!
И тут на тебе! Все началось с того, что их гид, англичанин Брет Филиппс, родившийся в Судане, светловолосый, тощий наследник памяти туманного Альбиона, внезапно – и откуда только навеяло? – свалился с приступом малярии. Но и это еще не беда, да только както очень некстати выяснилось, что Нага Мибубу тайный, но отчаянный алкоголик, священнодействующий над бутылкой джина на каждой остановке. Неразбавленный, дьявольски крепкий джин Мибубу пил, как другие пьют воду или чай с лимоном.
И вот теперь, на четвертый день их «сафари», когда Филиппс без сознания лежал в машине на куче одеял, Мибубу окончательно вышел изпод контроля. Он выцарапал из тайника сумку с бутылками, рассовал несколько пузырьков по бесчисленным карманам куртки цвета заношенного хаки и показал «рашэн туристо», какой африканец не любит быстрой езды.
– Мы должны возвращаться! – выдохнул Савельев. Павел был спасатель, фельдшер, так что коечто понимал в болячках, а поэтому страшно переживал за англичанинапереводчика. – Две таблетки хинина, которые я ему дал, кажется, вообще не помогают. Наверное, он раньше принимал чтонибудь покрепче. Нам нужно возвращаться, ребята, иначе парень ластыто откинет.
– Но как? Как возвращатьсято? – Вероника Розова, археолог с детства (это она выкопала бездонные шурфы на огороде бабушки в семилетнем возрасте), молоденькая, спортивная девушка в тесно облегающих стройные ножки джинсах и изящных полусапожках, с выразительной гримаской кивнула на распевающего песни водителя за рулем. – Вы ему это скажите!
– Нам нужно заставить его ехать в лагерь!
– Да ладно тебе, Пашка! – Алик Шелученко, московский бактериолог, горестно всплеснул руками. – Только без насилия! Мы же всетаки гости этой страны. Нас же за то, что мы его заставим…
– Ну и что? Мы за билеты на самолет и визы зря, что ли, денежку платили? – возмутился Ванька Ларин. Его шуточки не могло притормозить даже полное окосение Мибубу. – Давай, Пашка, вмажь этому пьеру нарциссу…
Как будто понимая порусски, Мибубу с восторгом газанул и рванул машину к далеким горам. «Лэндровер» взревел почеловечьи, пассажиры вцепились кто во что успел, лишь бы удержаться. Лежавшего без сознания Филиппса мотало из стороны в сторону. Теперь Мибубу гнал по прямой, к легендарным Лунным горам, на вершинах которых в сказках жили боги Африки.
– Может, доберемся с грехом пополам до Атбары, – пробормотал Савельев, с трудом удерживая на коленях карту. – Господи, загнется ведь парень, он уже и так тапки ангелам вовсю нюхает, – Павел наклонился к Филиппсу. Англичанин весь покрылся холодным липким потом, дыхание со страшным хрипом рвалось из широко раскрытого рта. – Я ему дал уже десять таблеток хинина, а толку – ноль на палочке. Жрет лекарства, как конфеты…
Неумолимо приближался вечер. Небо посерело, как от неизлечимой болезни, и даже золотые искры изпод копыт великолепной колесницы Ра, убегавшей в ночь, не красили его сейчас: кровь небесная утекала в бесконечность.
– Может, этот черт пьяный уснет? – усталопугливо пробормотал Шелученко. – Негры не оченьто любят кататься по ночам в пустыне…
Вероника помогала Павлу в безнадежной возне с Филиппсом. Она смочила водой из фляги полотенце и положила на лоб больному.
– Бабушкино лекарство, – улыбнулась она жалобно, словно просила у Савельева за чтото прощения. – Может, ему полегчает?
– Боюсь, что при таком приступе малярии ваше бабушкино лекарство поможет не больше, чем дедушкино «Отче наш».
Внезапно машину сильно мотнуло, Вероника вскрикнула, больно ударившись головой. Нага Мибубу резко затормозил. Глянул на своих пассажиров с широкой, разудалой улыбкой, а потом выкрикнул поанглийски:
– Стопа машина! Моя отдыхать! Вечер! Палатка ставить!
Потом повесил на шею, словно амулет на шнурке, ключ от зажигания и выполз из машины.
Савельев хотел поддержать его, но не успел подхватить, Мибубу рухнул на землю как подкошенный.
– Возвращаться! – на таком же, как у негра, ломаном английском выкрикнул Павел. – Домой надо! Мибубу! Мистер Филиппс – плохо, очень плохо! Понимаешь? Плохо!
– Вечер! – Мибубу ткнул пальцем в быстро темнеющее небо. – Палатка ставить! Все! – он улегся на спину. – Здесь лагерь! – пьяно прорычал водитель. – Здесь хороший лагерь! Ночью моя не поедет.
– Вот видите… – чемуто обрадовался Алик Шелученко. – Я же читал, что ночью негры не катаются по пустыне.
Савельев пнул ногой колесо «лэндровера».

Скачать книгу: Черная богиня [0.17 МБ]