Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное



Джоан Кэтлин Ролинг





Гарри Поттер и Кубок огня





Глава первая
ДОМ РЕБУСОВ




Жители деревушки Малый Ганглетон по-прежнему называли этот дом Домом
Ребусов, хотя прошло уже много лет с тех пор, как в нем жила семья Ребусов. Дом
стоял на холме, над деревней, его окна были забиты досками, крыша зияла дырами
обвалившейся черепицы, а вьюнок толстым ковром укрывал фасад. Когда-то красивое
поместье, без сомнения самое большое и величественное в округе, Дом Ребусов
стоял отсыревший, развалившийся, пустой.
Обитатели Малого Ганглетона единодушно полагали, что старый дом навевает
жуть. Полвека назад в доме произошло странное и страшное событие. Старожилы до
сих пор пережёвывали его, когда у них истощались темы для сплетен. Эта байка
была уже настолько затасканной и приукрашенной таким количеством подробностей,
что никто уже точно не знал, осталась ли в ней хоть капля правды. Однако все
россказни начинались одинаково: пятьдесят лет тому назад, на рассвете, одним
ясным летним утром в те времена, когда Дом Ребусов всё ещё был величав и красив,
вошедшая в гостиную прислуга застала там всех троих Ребусов бездыханными.
Служанка, сломя голову, кинулась вниз по склону в деревню, разбудив своим
криком всех, кого смогла.
«Лежат там, открыв глаза! Холодные, как лёд! В тех самых костюмах, которые
надели к ужину!»
Тут же была вызвана полиция, и вся потрясённая деревня вскипела
любопытством и плохо скрываемым весёлым возбуждением. Никто и не думал горевать
о Ребусах, поскольку в деревне их недолюбливали. Старшие мистер и миссис Ребус
были богаты, высокомерны и невежливы, а их взрослый сын Том и того хуже. Кто
убил Ребусов — было единственным занимающим жителей деревушки вопросом. Конечно,
три здоровых на вид человека не могли вот так сразу отдать концы от какого-то
недуга в один и тот же вечер.
Пивная «Висельник» в тот вечер допоздна отпускала спиртное — вся деревня
собралась там, чтобы обсудить убийства. Любопытство жителей, покинувших теплые
кресла у домашних каминов, было удовлетворено, когда в пивную явилась кухарка
Ребусов и объявила внезапно стихшему бару, что арестовали человека по имени
Франк Брайс.
«Франк! — вскричало несколько человек. — Не может быть!»
Франк Брайс был у Ребусов садовником. Он жил один в обветшалом домишке на
территории поместья. Франк вернулся с войны с негнущейся ногой и большой


неприязнью к толпам людей и шуму, и нанялся садовником в Дом Ребусов.
Кухарке поднесли стаканчик-другой и приготовились слушать подробности.
«Всегда считала его немножко того, — сообщила она нетерпеливым слушателям,
пропустив четыре рюмки хереса. — Настоящий бука. Ей-богу, если б я ему
предложила стаканчик, тыщу раз пришлось бы повторять. Даже словцом мы с ним ни
разу не перекинулись!»
«Ну, не скажите, — возразила женщина у бара, — он был на войне, этот Франк,
и просто любит тишину. И это не повод...»
«А у кого ещё были ключи от чёрного входа, а? — тявкнула кухарка. — Второй
ключ висит в домике садовника уж лет сто! А дверь-то вчера не была взломана, и
окна не были выбиты. Франк пробрался в усадьбу, пока все спали...»
Люди обменялись мрачными взглядами.
«Я всегда находил, что у него мерзкая внешность, да, именно так», —
проворчал мужчина у бара.
«Если вас интересует моё мнение, то на войне он тронулся», — сказал хозяин.
«Говорила ж я тебе, Дот, не хотела бы я оказаться у него на пути!» —
заявила женщина из угла.
«Жуткий характер, — с жаром согласилась Дот. — Вот помню, когда он был
пацанёнком...»
К утру в деревушке Малый Ганглетон не осталось никого, кто б сомневался в
том, что Франк Брайс прикончил семейство Ребус.
А неподалёку, в соседнем городке Большой Ганглетон, в тёмном и мрачном
полицейском участке, Франк упрямо повторял, что он невиновен и, что
единственного, кого он видел в тот день у Дома Ребусов, это незнакомого
подростка, темноволосого и бледного. Кроме Франка никто в деревне этого
подростка не видел, и в полиции решили, что Франк его просто придумал.
Но когда стало казаться, что Франку уже не выпутаться, прибыл отчёт о
вскрытии тел членов семьи Ребус, и всё изменилось.
Никогда ещё полиция не получала более странного медицинского заключения.
Консилиум врачей обследовал тела покойных и установил, что Ребусов не отравили,
не зарезали, не застрелили, не удавили, не удушили и вообще (насколько они могут
утверждать) не принесли им никакого физического вреда. И, в сущности, озадаченно
сообщалось в заключении, похоже, что семья Ребусов находилась в отменном
здравии, не считая того, что все они были мертвы. Врачи отметили (в отчаянной
попытке установить следы хоть какого-нибудь ущерба, нанесённого покойным), что
на лицах покойных отражался смертельный ужас. Но, как заявила растерянная
полиция, никто никогда не слыхал о троих людях, испуганных до смерти!?
Поскольку улик против Франка не нашли, полиции пришлось выпустить его на
свободу. Ребусов похоронили на церковном кладбище Малого Ганглетона. Их могилы
еще некоторое время навещали. К всеобщему удивлению, подозреваемый всей деревней
Франк Брайс вернулся жить в свой домик в поместье Ребусов.
«А я вот всё же уверен, что это он их убил. И наплевать на то, что говорит
полиция, — сказала Дот в Висельнике. — И если б он имел хоть каплю
порядочности, он бы убрался отсюда, раз он знает, что мы все знаем, что он —
убийца».
Но Франк никуда не убрался. Он продолжал заниматься садоводством, работая
на семью, поселившуюся в Доме Ребусов, а затем на следующую семью, поскольку ни
та, ни другая не задержались в поместье надолго. И, может быть, именно из-за
присутствия Франка, каждая новоприбывшая семья утверждала, что поместье навевало
на них какое-то недоброе ощущение. Без хозяина поместье начало приходить в
упадок.