Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

его мантию, как будто вдруг подумала, что он прячет Гарри под ней.
"Его принесет Хагрид".
"Вы считаете - возможным - доверять Хагриду такое важное дело?"
"Я бы доверил Хагриду свою жизнь".
"Я не говорю, что у него сердце не на месте, - сказала профессор Макгонагалл
неохотно. - Но вы-то знаете, что он довольно беспечен. Он старается, конечно, но
- что это было?"
Низкий грохочущий звук разорвал окружавшую их тишину. Он становился все
громче, пока они смотрели вверх и вниз по улице, ища свет фар; он перешел в рев,
когда они вдвоем посмотрели вверх - и огромный мотоцикл возник из воздуха и
приземлился перед ними.
Хотя мотоцикл и был огромен, он смотрелся миниатюрно по сравнению с
человеком, который сидел на нем. Тот был в два раза выше любого обычного мужчины
и почти в пять раз шире. Он казался очень большим и несуразным: длинные пряди
густых черных волос и борода практически скрывали его лицо, его руки были
размером с крышку мусорного бака, а его ноги в кожаных ботинках походили на
маленьких дельфинов. В своих огромных сильных руках он держал охапку одеял.
"Хагрид, - сказал Дамблдор облегченно, - наконец-то. Где ты раздобыл этот
мотоцикл?"
"Одолжил, профессор Дамблдор, сэр, - сказал гигант, осторожно слезая с
мотоцикла. - Молодой Сириус Блэк дал его мне, сэр".
"Никаких проблем?"
"Нет, сэр - дом был почти разрушен, но я вытащил его оттуда, пока не начали
собираться магглы. Он заснул, когда мы летели над Бристолем".
Дамблдор и профессор Макгонагалл склонились над свертком одеял. В нем, едва
видный, спал младенец. Под прядью блестящих черных волос на его лбу они могли
увидеть чудной шрам - в форме молнии.
"Это куда...?" - прошептала профессор Макгонагалл.
"Да, - сказал Дамблдор. - Этот шрам останется у него навсегда".
"Вы не могли бы что-нибудь сделать с ним, Дамблдор?"
"Даже если бы я мог, то не стал бы. Шрамы могут пригодиться. У меня самого
есть шрам над левой коленкой - прекрасная карта лондонского метро. Ну, Хагрид -
давай его сюда - нам пора заканчивать с этим".
Он взял Гарри из рук Хагрида и повернулся к дому Десли.
"Могу я... могу я попрощаться с ним, сэр?" - спросил Хагрид. Он склонил свою
большую, волосатую голову к Гарри и наградил мальчика колючим поцелуем. Потом,
внезапно, взвыл, как раненая собака.
"Шшшш! - прошипела профессор Макгонагалл. - Ты разбудишь магглов!"
"С-с-сожалею, - всхлипнул Хагрид, вынимая огромный грязный платок и вытирая
им лицо. - Но я н-н-не могу вынести - Лили и Джеймс мертвы - а, бедняжка Гарри
будет жить у магглов..."
"Да, да, это очень печально, но, Хагрид, возьми себя в руки, а то нас
обнаружат", - прошептала профессор Макгонагалл, робко хлопая Хагрида по руке,
когда Дамблдор перебрался через стену и пошел к парадной двери. Он мягко опустил
Гарри на крыльцо, вынул из плаща письмо, положил его внутрь свертка и вернулся к
ним обратно. Целую минуту они втроем стояли и смотрели на маленький сверток;
плечи Хагрида дрожали, профессор Макгонагалл яростно моргала, а обычно горевший
в глазах Дамблдора огонек, казалось, пропал.
"Ну, - наконец сказал Дамблдор. - Вот и все. Нам больше незачем здесь
оставаться. Мы можем с тем же успехом пойти и присоединиться к празднику".
"Да, - глухо согласился Хагрид. - Надо вернуть Сириусу мотоцикл. Доброй ночи
профессор Макгонагалл... Профессор Дамблдор, сэр".
Вытирая льющиеся слезы рукавом куртки, Хагрид оседлал мотоцикл и нажал на
газ; тот с ревом поднялся в небо и исчез в ночи.
"Я ожидаю вскоре увидеть вас, профессор Макгонагалл", - сказал Дамблдор,
кивая ей. Профессор Макгонагалл шмыгнула носом в ответ.
Дамблдор повернулся и пошел вниз по улице. На углу он остановился и достал
серебряную Гасилку. Он чиркнул ей один раз, и все двенадцать фонарей вспыхнули
разом так, что Бирючинный проезд внезапно озарился оранжевым светом, и ему было
видно, как полосатая кошка исчезает за углом на противоположном конце улицы. Ему
было видно и сверток одеял на крыльце дома номер четыре.
"Удачи, Гарри", - прошептал он. Он повернулся на пятках, взмахнул плащом и
пропал.
Легкий ветерок ерошил изгороди Бирючинного проезда, который лежал, тихий и
опрятный, под черным небом - самое последнее место, где могли бы произойти
удивительные вещи. Гарри Поттер пошевелился в одеялах, не просыпаясь. Маленькая
ручка сомкнулась на письме, лежавшем рядом с ним; он спал, не зная, что он
особенный, не зная, что он знаменит, не зная, что через несколько часов его
разбудит крик миссис Десли, когда она откроет парадное, чтобы выставить бутылки
из-под молока, не зная, что следующие несколько недель его будет щипать и тыкать
его кузен Дадли... Он не мог знать, что в этот самый момент, люди, тайно
встречающиеся по всей стране, поднимали бокалы и тихо говорили друг другу: "За
Гарри Поттера - мальчика, который уцелел!"

Глава вторая
Исчезнувшее стекло

Почти десять лет прошло с тех пор, как Десли проснулись и обнаружили
племянника на своем крыльце, а Бирючинный проезд ни капельки не изменился.
Солнце поднималось над такими же аккуратными садиками и освещало латунную
табличку с номером четыре на парадной двери дома Десли; оно прокрадывалось в
гостиную, которая осталась почти такой же, как и в тот вечер, когда мистер Десли
смотрел роковой репортаж о совах. Лишь по фотографиям на каминной полке можно
было определить, сколько времени прошло. Десять лет назад здесь было множество
фотографий чего-то похожего на большой розовый мяч в разноцветных чепчиках - но
Дадли Десли уже вырос, и теперь на фотографиях можно было увидеть большого
светловолосого мальчика на его первом велосипеде, на ярмарочной карусели,
играющего с отцом на компьютере, в обнимку с матерью. В комнате не было намека,
что в доме живет и другой мальчик.
Хотя Гарри Поттер все еще жил там: в данный момент он спал, хотя спать ему
оставалось недолго. Тетя Петуния проснулась, и ее резкий голос был первым, что
он услышал в этот день.
"Вставай! Вставай сейчас же!"
Гарри сел в постели. Тетя колотила в дверь.
"Вставай!" - крикнула она. Гарри слышал, как она ушла на кухню и ставила на
плиту сковородку. Он перекатился на спину и попытался вспомнить свой сон. Это
был отличный сон. С летающим мотоциклом. У него было странное чувство, что
когда-то он уже видел этот сон.
Тетя за дверью вернулась.
"Ты уже встал?" - требовательно спросила она.