Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Станислав Лем. Путешествие первое А, или Электрувер Трурля




Wyprawa pierwsza A, czyli Eletrybalt Truria, 1964
(c) Р. Трофимов, перевод, 1967
Источник: Станислав Лем. Собрание сочинений в 10 томах, изд-во "Текст".
Том 6, Кибериада.



Желая избежать каких бы то ни было претензий и кривотолков,
должны мы объяснить, что это было, по крайней мере в буквальном смысле
слова, путешествие в никуда. Ибо Трурль за все это время не выбрался
из дому, если не считать дней, проведенных в больнице, да
малосущественной поездки на планетоид. Если же вникнуть в глубь и
высший смысл вещей, то это путешествие было одним из самых дальних,
которые когда-либо предпринимал замечательный конструктор, поскольку
простиралось оно до самых границ возможного.
Случилось как-то Трурлю построить машину для счета, которая
оказалась способной к одному-единственному действию, а именно:
умножала два на два, да и то при этом ошибалась. Как было поведано в
другом месте, машина эта отличалась при всем при том крайней
самоуверенностью, и ссора ее с собственным создателем едва не
закончилась для последнего трагически. С тех пор Клапауций отравлял
Трурлю жизнь, и так, и эдак его подзуживая, -- и тогда тот не на шутку
разозлился и решил построить машину, которая сочиняла бы
стихи. Накопил Трурль для такой цели восемьсот двадцать тонн
кибернетической литературы плюс двенадцать тонн поэзии и принялся их
изучать. Опостылеет ему кибернетика -- перекинется он на лирику, и
наоборот. Спустя какое-то время понял Трурль, что построить машину --
это еще пустяк по сравнению с ее программированием. Программу, которая
имеется в голове обычного поэта, создала цивилизация, его породившая;
эту цивилизацию сотворила предыдущая, ту -- еще более ранняя и так до
самых истоков Вселенной, когда информация о грядущем поэте еще
хаотично кружилась в ядре изначальной туманности. Значит, чтобы
запрограммировать машину, следовало повторить если не всю историю
Космоса с самого начала, то по крайней мере солидную часть. Будь на
месте Трурля кто-нибудь другой, такая задачка заставила бы его
отказаться от всей затеи, но хитроумный конструктор и не подумывал о
ретираде. Взял и сконструировал машину, моделирующую хаос, где
электрический дух витал над электрическими водами, потом прибавил
параметр света, потом пратуманность и так постепенно приблизился к
первому ледниковому периоду, что было возможно лишь постольку,
поскольку машина в течение пятимиллиардной доли секунды моделировала
Сто септиллионов событий, происходивших в четырехстах октиллионах мест
одновременно, -- а тот, кто думает, будто где-то здесь Трурлем
допущена ошибка, пусть сам попытается проверить расчет. Затем
промоделировал Трурль истоки цивилизации, обтесывание кремня и
выделывание шкур, ящеров и потопы, четвероногость и хвостатость,
потом, наконец, прабледнотика, который родил бледнотика, от которого
пошла машина, и так летели эоны и тысячелетия в шуме электрических
разрядов и токов; а когда моделирующая машина становилась тесной для
следующей эпохи, Трурль мастерил к ней приставку, пока из этих
пристроек не образовалось нечто вроде городка из перепутанных проводов
и ламп, в мешанине которых сам черт сломал бы себе ногу. Трурль,
однако, как-то выходил из положения, и только два раза пришлось ему
переделывать работу заново: первый раз, к сожалению, с самого начала,
так как получилось у него, будто Авель убил Каина, а не Каин Авеля
(перегорел предохранитель в одном из контуров), в другом же случае
возвратиться следовало всего на триста миллионов лет, в среднюю
мезозойскую эру, так как вместо прарыбы, которая родила праящера,
который родил прамлекопитающего, который родил праобезьяну, которая
родила прабледнотика, получилось нечто настолько странное, что вместо
бледнотика вышел у него бегемотик. Кажется, муха залетела в машину и
испортила суперскопический переключатель причинности. Не считая этого,
все шло как по маслу, просто на удивление. Смоделированы были
средневековье, и древность, и эпоха великих революций, так что машину
порой бросало в дрожь, а лампы, моделирующие наиболее важные успехи
цивилизации, приходилось поливать водой и обкладывать мокрыми
тряпками, чтобы прогресс, моделируемый в таком бешеном темпе, не
разнес их вдребезги. Под конец двадцатого века машина вдруг начала
вибрировать наискось, а потом затряслась вдоль -- и все это неизвестно
почему. Трурль весьма этим огорчился и даже приготовил немного цемента
и скрепы на тот случай, если вдруг она станет разваливаться. К
счастью, обошлось без этих крайних мер; перевалив за двадцатый век,
машина помчалась дальше без сучка без задоринки. Тут пошли наконец,
каждая по пятьдесят тысяч лет, цивилизации абсолютно разумных существ,
которые породили и самого Трурля, и катушки смоделированного
исторического процесса так и летели в приемник одна за другой, и было
этих катушек столько, что если забраться на верхотуру и посмотреть в
бинокль -- просто конца не было этим свалкам; а ведь все только для
того, чтобы запрограммировать какого-то там виршеплета, пусть даже и
самого распрекрасного! Таковы уж последствия научного азарта. Наконец
программы были готовы; оставалось выбрать из них самое существенное,
ибо в противном случае обучение электропоэта затянулось бы на много
миллионов лет.
Две недели подряд вводил Трурль в своего будущего электропоэта
общие программы; потом наступила настройка логических, эмоциональных и
семантических контуров. Уже было собрался он пригласить Клапауция на
пробное испытание, но раздумал и сначала запустил машину в
одиночку. Та немедля прочла доклад о полировке кристаллографических
шлифов для вводного курса малых магнитных аномалий. Пришлось ослабить
логические контуры и усилить эмоциональные; сперва машину одолел
приступ икоты, затем припадок истерии, наконец, она с большим трудом
пробормотала, что жизнь ужасна. Он усилил семантику и смастерил
приставку воли; тогда она заявила, что отныне он должен ей
подчиняться, и приказала достроить ей еще шесть этажей к девяти

Скачать книгу: Путешествие первое А, или Электрувер Тру [0.01 МБ]