Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

позволит ему летать, однако по причине военного времени достать его было
невозможно. Таким образом, "быть или не быть" профессора Коуски тесно
связано с историей авиации вообще, а с аэропланами, состоявшими на
вооружении австро-венгерской армии, - в особенности. На рождение проф.
Коуски положительно повлиял тот факт, что правительство Австро-Венгрии в
1911 году приобрело лицензию на строительство монопланов, которые должен
был изготовлять завод в Винер-Нойштадте и ножные рычаги которых
передвигать было очень тяжело. С этим заводом и с его лицензией соперничал
на торгах французский предприниматель Антуанет, владевший лицензией
Фармана. Эта фирма имела хорошие шансы, поскольку генерал-майор Прхл из
императорского интендантства склонил бы чашу весов в сторону французской
модели, ибо гувернантка его детей, француженка, была его любовницей, и
поэтому он втайне любил все французское. В этом случае распределение
вероятностей изменилось бы, так как французская машина представляла собой
биплан с очень свободным ножным рычагом, рычаг этот не причинил бы
вышеупомянутых забот Хамурасу, и медсестра, очевидно, вышла бы за него
замуж. Правда, в этом биплане тяжело ходила ручка управления, а у Хамураса
были довольно нежные руки, он даже страдал так называемой "писчей
судорогой", из-за которой ему трудно было расписываться, так как полная
его фамилия звучала: Адольф Альфред фон Мессен Вейденек цу Ориола унд
Муннесакс, барон Хамурас. Таким образом, даже без грыжи, из-за хилых рук,
Хамурас мог пасть в глазах медсестры. Но гувернантке подвернулся
третьеразрядный опереточный тенор, который чрезвычайно быстро сделал ей
ребенка, генерал-майор Прхл выгнал ее из своего дома, потерял симпатию ко
всему французскому, армия осталась при старой лицензии, и аэропланы
изготовляла фирма из Винер-Нойштадта. С этим тенором гувернантка
познакомилась на Ринге, когда гуляла там со старшими девочками генерала
Прхла, ибо младшая болела коклюшем и здоровых детей старались от нее
изолировать, и если бы не этот коклюш, занесенный к Прхлам ухажером их
кухарки, который работал в цехе по обжарке кофе и имел по отношению к ней
серьезные намерения, не было бы болезни, прогулки с детьми по Рингу,
знакомства с тенором, измены, и в торгах, в конечном итоге, победил бы
Фарман. Но Хамурас, увы, получил от барышни отказ, женился на дочери
поставщика двора его величества и имел с ней троих сыновей, в том числе
одного без грыжи.
Второй жених барышни, капитан Мисня, ничем не болел, был отправлен
поэтому на итальянский фронт, получил ревматизм (дело было зимой, в
Альпах) и принимал паровые ванны. Граната 22-го калибра попала в паровую
баню, голого капитана выбросило взрывной волной на снег, и он вскоре умер
от воспаления легких. Если бы, однако, профессор Флеминг изобрел
пенициллин в 1913-м, а не в 1940-м году, то Мисню спасли бы, отправили для
восстановления здоровья в Прагу, и тогда шансы появления на свет проф.
Коуски чрезвычайно бы уменьшились. Следовательно, задержка антибиотиков
также сыграла значительную роль в рождении проф. Коуски.
Третий поклонник был солидным купцом-оптовиком, однако не нравился
барышне. Четвертый уже должен был на ней жениться, но из-за кружки пива
все сорвалось. Жених этот был мотом и намеревался уплатить карточные долги
из приданого. Семья невесты отправилась на благотворительную лотерею, а
так как на обед были зразы по-венгерски, и глава семьи мучился жаждой, он
вышел из балагана, в котором публику развлекал военный оркестр, и
направился к бочке с пивом. Возле бочки он встретил школьного товарища,
который через свояченицу знал жениха барышни и рассказал отцу о его
богатом прошлом. Отец вернулся возмущенный до предела, и помолвка тотчас
была расторгнута. Если бы, таким образом, отец не ел зразы, он не
почувствовал бы жажды, не вышел бы за пивом, не встретил бы школьного
товарища, не узнал бы о долгах жениха, и свадьба, учитывая военное время,
была бы в скором времени сыграна. Избыток перца в зразах, приготовленных
19 мая 1916 года, спас жизнь профессору Б. Коуске. Заметим, однако, что не
только события, происходившие с родителями проф. Коуски, определили
вероятность его возникновения. Излишне, пожалуй, долго объяснять, что если
бы в 1673 году не родился портной Властимил Коуска, то не мог бы жить ни
его сын, ни внук этого сына, который был прадедом молодого хирурга Коуски.
Аналогичные рассуждения справедливы также для тех предков рода Коусок
и рода барышни-медсестры, которые были не людьми, а четверорукими
существами, жившими на деревьях в раннем эолите, в каковую эпоху один
палеопитек, догнав с агрессивными намерениями такого же четверорукого и
внезапно обнаружив, что имеет дело с четверорукой, овладел ею под
эвкалиптовым деревом, которое росло там, где сейчас в Праге Мала Страна.
Вследствие смешения хромосом этого пылкого палеопитека и четверорукой,
передавшись через следующие, возник новый тип гена, который 30 000
поколений спустя породил на лице барышни-медсестры ту самую улыбку, слегка
похожую на улыбку Монны Лизы с портрета Леонардо, которая так очаровала
молодого хирурга Коуску. Но ведь этот эвкалипт мог расти двумя метрами
дальше. Тогда четверорукая, убегая от преследовавшего ее палеопитека, не
споткнулась бы о корень и тем самым, успев вскарабкаться на дерево, не
зачала бы, а если бы не зачала, то, не привлеченный улыбкой медсестры,
которую последняя унаследовала в результате этой истории, хирург не
захотел бы на ней жениться. И снова не было бы на свете проф. Коуски.
Отсюда ясно видно, что распределение вероятностей его рождения включает в
себя такой подкласс, в котором содержится распределение всех эвкалиптовых
деревьев, росших 340 000 лет назад на месте нынешней Праги. Деревья же
выросли там, поскольку, убегая от саблезубых тигров, большое стадо
слабеющих мамонтов, наевшееся цветков эвкалипта (вызывающих сильное жжение
во рту), гасило жажду водой из Влтавы, а вода эта, действуя в те времена
как слабительное, вызвала у мамонтов массовый стул, благодаря чему семена
эвкалиптов попали в почву там, где их прежде никогда не было. Но если бы
один из верхних притоков тогдашней Влтавы не насытил эту воду серой, то
мамонты, не получив от нее поноса, не создали бы предпосылок для появления
эвкалиптовой рощи на месте теперешней Праги, четверорукая, убегая от
палеопитека, не споткнулась бы, и не возник бы тот ген, который дал
барышне-медсестре улыбку Монны Лизы, соблазнившую молодого хирурга;
следовательно, если бы не понос мамонтов 340 000 лет назад, то проф.
Бенедикт Коуска не появился бы на свет. Помимо этого нужно принять во
внимание, что воды Влтавы насытились серой около двух с половиной
миллионов лет до нашей эры вследствие перемещения главной геосинклинали в
процессе образования центральной части Татр. Этот процесс, вызвавший
вытеснение сернистых пластов и газов из глубин нижнеюрских отложений,
начался в результате землетрясения, эпицентр которого находился в
окрестности Динарских Альп и которое, в свою очередь, было вызвано
падением метеора с массой порядка миллиона тонн. Если бы этот метеор,

Скачать книгу: О книге Бенедикта Коуски Предисловие к а [0.01 МБ]