Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

дяди, я в ужасе, с отчаянным криком бросился к отцу. Подхватив на руки, он
долго успокаивал меня:
- Ну, ну, сынок, нечего бояться. Дяди Нариана в действительности здесь
нет: он у себя дома, в Австралии, а к нам пришел лишь с телевизитом. Ты ведь
знаешь, что (такое телевизор? Вот он, на столике. Когда я его выключу, то
дяди не будет видно. Вот - трак! - видишь?
Отец считал, что, если подробно разъяснить ребенку суть непонятного
явления, у него пропадет страх. Однако должен признаться, что до четырех лет
я не мог освоиться с телевизитами дядей, из которых Нариан жил в Австралии,
близ Канберры, Амиэль - за Уралом, а третий, Орхильд, - иногда в Трансваале,
а иногда - на южном склоне лунного кратера Эратосфен. Он был инженером и
выполнял какие-то крупные работы в межпланетном пространстве. Четвертый,
старший из братьев, Мерлин, жил на Шпицбергене, всего в тысяче трехстах
километрах от нас, и еженедельно по субботам являлся к нам собственной
персоной.
Теперь я должен рассказать вам об одном семейном предании, сочиненном
дедом и переходившем от одного поколения нашей семьи к другому. Моя бабушка
при всем богатстве ее ума и сердца отличалась исключительной рассеянностью,
что причиняло ей немало огорчений. Дедушка - не знаю, хотел ли он утешить
бабушку или сам действительно верил в то, что говорил, - утверждал, что
рассеянными бывают только талантливые художники. Исходя из этой теории,
бабушка с дедушкой ждали, что у кого-нибудь из их детей обязательно
проявятся выдающиеся способности художника, а когда эта надежда не сбылась,
дедушка внес в свою теорию поправку: способности передаются через поколение,
великими художниками будут не дети, а внуки.
Однако мои сестры не оправдали этого ожидания. Брат уже с детских лет
питал особое пристрастие к технике. У нас на крыше и до сих пор сохранилась
сконструированная им "воздушная кровать" - система вентиляторов,
выбрасывающих вверх такую сильную воздушную струю, что она свободно могла
держать на весу тело человека. Свои изобретения брат испытывал на мне,
впрочем без большого желания с моей стороны: висеть в объятиях воздушной
струи, имевшей силу урагана, было нелегко и не позволяло не только отдыхать,
но и просто дышать. Было ясно, что мой брат станет изобретателем.
Разочарованная бабушка решила, что художником - теперь уж наверное - будет
самый младший из внуков, то есть я. Поэтому, хотя я и доставлял родителям
немало забот, мне сходили, с рук многие проделки, за которые другой получил
бы подзатыльник.
Когда мне исполнилось три года, меня привели на склад игрушек; я этого
события не помню, но слышал рассказы о нем неоднократно. Ошеломленный
огромным количеством сокровищ, которые могли быть моими, я бегал по
зеркальному залу, хватал все, что попадалось под руку - модели ракет,
воздушные шары, радиоволчки, куклы, - и не только не мог расстаться ни с
одной из этих прекрасных игрушек, но набирал все новые. Наконец я с криком и
гневными слезами упал под бременем своего богатства. Бабушка начала что-то
говорить об импульсивном темпераменте артистов и художников, но точка зрения
отца была более прозаичной:
- Мальчишка просто дик, потому что вырос в лесу.
Высказав этот взгляд, он повернулся ко мне и полусерьезно сказал:
- Если бы ты родился в древности, то стал бы пиратом или
конквистадором.
Как я уже говорил, остальные дети в нашей семье были значительно старше
меня. Я еще только начинал читать по слогам, когда обе мои сестры окончили
курс метеотехники. Старшая, Ута, как-то рассказала мне о чудесных
возможностях ее профессии: когда она дежурила на местной климатической
станции, от нее зависела хорошая погода.
- А если бы ты не пошла на дежурство, что бы тогда было? - спросил я
ее.
- Тогда не было бы никакой погоды.
Не знаю почему, но из этого разговора я сделал вывод, что от Уты
зависит не только погода, но и вообще существование мира. Будучи уверен,
что, если бы не Ута, с миром произошло бы нечто ужасное, я преисполнился
уважением к сестре. Но вскоре она подарила мне прибор "Молодой метеотехник",
при помощи которого я мог управлять движениями небольшой тучки. Тут во мне
проснулись смутные подозрения. Я хитро выспросил, зависит ли от сестры еще
что-нибудь, кроме движения туч и ветра. Не догадываясь, о чем идет речь, она
сказала, что не зависит, и потеряла в моих глазах авторитет могущества.
- Да-а? - протянул я. - Тогда знаешь что? Метеотехника никому не нужна.
Не знаю, как вам, женщинам, - великодушно добавил я, - но нам, мужчинам, как
раз нужны бури, ураганы, вихри, а не какой-то искусственный сладенький
климат.
Брат, который учился уже в четвертом классе, относился ко мне
пренебрежительно. А мне было шесть лет, и я горел неугасимой жаждой
приключений. В Меорию, во дворец детей, меня, как слишком маленького, еще не
пускали одного, хотя от нас до города было недалеко, а давали в провожатые
старшего брата. Он с презрением относился к инсценировкам сказок и, когда на
сцене происходили неслыханные чудеса, насмешливо подсказывал мне шепотом на
ухо, как развернутся дальнейшие события. Меня это очень огорчало.
Бывая в Меории, я останавливался у витрины каждого автоматического
магазина. Особенно сильно меня привлекали склады игрушек и кондитерские. Я
спрашивал маму, могла бы она взять себе все торты и все чудесные вещи,
выставленные в витринах.
- Конечно.
- Почему же ты не берешь все?
Мама смеялась и говорила, что "все" ей не нужно. Этого я не мог понять.
"Вот вырасту, - мечтал я, - тогда возьму себе и игрушки, и торты, и
вообще все. У меня будет целая ванна крема!"
Однако прежде надо было вырасти, и я всеми силами старался ускорить
этот процесс. Поэтому, когда ничего особенного не предстояло, я с
удовольствием уходил пораньше спать.
- И не стыдно тебе, такому большому мальчику, забираться засветло в
постель? - спрашивала мать.
Я хитро помалкивал: мне-то было известно, что во сне время проходит
быстрей, чем наяву.
На восьмом году я впервые попытался навязать свое мнение близким. Тогда
у нас обсуждался вопрос о том, как отметить приближавшийся день рождения
отца.
Вычитав в книгах что-то о древних властителях, я предложил построить
отцу королевский дворец, Надо мной посмеялись, и тогда я решил выполнить
этот план своими силами. Мама попыталась втолковать мне, что отцу дворец не
нужен.

Скачать книгу: Магелланово Облако [0.29 МБ]