Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

полного рассечения спинного мозга. Для этого он ввел в парализованные
конечности поток особо запрограммированных импульсов, предварительно
зарегистрированных - записанных - у здоровой, ходящей собаки. Нам говорят,
что в будущем это может стать великой надеждой для людей, пораженных
параличом. Они носили бы в кармане небольшой пульт, снабженный кнопками с
надписями "вперед", "направо", "налево", "стоп", и приводили бы в движение
самих себя, свои конечности, нажимая нужную кнопку. Об этом сегодня говорят
как о вполне реальной возможности.
А будущее? Оно заставит людей распроститься с "естественным", так
быстро устающим сердцем; быть может, придет очередь органов пищеварения,
подверженных стольким мучениям; после первого вторжения механизмов и
искусственных приспособлений - то есть более сильных, более выносливых, чем
"естественные", а также, и это самое важное, заменяемых - неизбежно будет
сделан следующий шаг: вторжение еще более смелое и более тонкое в глубь
микрохимических процессов организма. Тут еще так много надо улучшить,
создать. Но это будет означать как раз "прощание с природой", шокирующее
современного человека, почти неприемлемое. Конечно, эта волна перемен, эта
биологическая революция приведет к достижению такого долголетия, какое мы
сегодня не можем и вообразить. Но и здесь беда, поскольку мозг наш наверняка
не сможет веками служить телу: переполненный массой воспоминаний, он слишком
скоро превратился бы в мозг старца, костенеющего, лишенного динамизма и
живости мышления, теряющего способность поглощать новые впечатления.
Следовательно, и мозг, эта "святая святых", должен будет в свою очередь
стать объектом исследований и, быть может, "переделок"... Каких?
Генетических? Но здесь снова надо уяснить для себя, в сколь широком
диапазоне можно было бы смело и одновременно осторожно воздействовать на
плод, развивающийся в искусственной среде, вне матки, и где же предел этому
проникновению техники и химии в глубь той последней крупицы природы, которой
является наше тело - островка, до сих пор еще не затронутого вторжением
техники?
Ответ на этот вопрос мы дать не сможем. Мы только видим, что чем больше
мы пытаемся удалиться мыслью от сегодняшнего дня, тем больше будущих
достижений наполняет нас инстинктивным сопротивлением, протестом,
беспокойством, отвращением - хоть я говорю, все время говорил, только о
процедурах, об усовершенствованиях, которые должны служить жизни!
Взглянув шире: будущее не может быть химически очищенным от забот, боли
и страхов современности, абсолютно удобным, роскошно скроенным костюмом для
наших теперешних привычек, нужд и мнений. Ничего подобного - оно постепенно
пересматривает их, приводит к острым конфликтам, будет принуждать к выбору,
будет требовать расплаты за расширение физических границ жизни, будет, одним
словом, отбрасывать, уничтожать очень многое из того, что сегодня мы считаем
бесценным, незаменимым, нерушимым. И будет в этом безжалостно, как сам
прогресс, и, как он, неотвратимо. Ибо единожды сделанного изобретения,
открытия уже ничто не может уничтожить, разве только со всем человечеством;
идиллия какого-то якобы ожидающего нас "возвращения в природу" - фикция,
утопия, и именно поэтому путь, ведущий от современных открытий в глубь порой
невероятных грядущих последствий, не только трудно разглядеть. Еще труднее
современному человеку с ним согласиться.


До сих пор я умышленно говорил только о единично-биологическом аспекте
будущего, но не будет ли другой, социологический, еще более радикальным в
сравнении с нашими современными мечтаниями и представлениями? Проповедовать
во времена планового хозяйства свою личную страусовую политику, сужая все до
судеб живущего поколения, постулировать как идеальную цель тот же, столь
удобный и милый элитарный индивидуализм, который был, во всяком случае в
сфере духовной, уделом избранных кругов общества на переломе XIX и XX веков,
видеть в его массовом распространении решение основных проблем человеческого
существования - это, как говорится, хуже, чем преступление: это ошибка. Это
фикция, которой попросту нет места даже в современном мире, но сегодня еще
можно притворяться, что это не так. Абсурдность такой постановки вопроса
будущее докажет неоспоримыми фактами.
Первая же проблема - популяционная политика, иначе говоря, вторжение
государства, органов управления, в сферу жизни семьи, в глубь этой
досточтимой элементарной ячейки человеческого бытия, - показывает, стоит
лишь коснуться ее острием статистики, математики, неизбежность в будущем
именно таких операций, и причем все более радикальных. Неограниченная
рождаемость, естественный прирост, сдерживаемый только уговорами и
воззваниями, окольными путями, это палиатив решения, приемлемый сегодня.
Однако, когда сторонники неограниченной свободы в этой области жизни говорят
нам, что земной шар может, как подсчитано, прокормить не три, а восемь,
может, десять или даже пятнадцать миллиардов человек, то достаточно
спросить; а что дальше? А популяционная динамика учит, что каждое очередное
удвоение количества живущих на Земле людей требует гораздо меньшего времени,
чем предыдущее; в конце XXI века Земля оказалась бы до ужаса перенаселенной;
что тогда? Заселение других планет? Словно такая космическая эмиграция могла
бы что-либо изменить. Словно бы не очевидно, что растущее человечество рано
или поздно взорвет наконец тот универсализм, то интегрирующее мир
стремление, которое - а это, пожалуй, наиболее очевидная тенденция нашей
цивилизации - из отдельных племен, народов, рас создает в столкновениях и
резких противоречиях единую расу, человечество не только как лозунг и фразу,
но как реальность, отражающую происходящие перемены.
Количество может - а точнее, должно - перейти в дезинтегрирующий взрыв,
который своими центробежными силами преодолеет объединяющее действие
техники. Техника объединяет человечество, так как она едина для черных,
белых, желтых, так как она является наиболее рациональной платформой
взаимопонимания и сотрудничества, так как с помощью реактивных самолетов она
уменьшает расстояния, перемешивает, сплавляет в тигле взаимных массовых
контактов, совместной работы, соревнования, помощи. Но представьте себе
жизнь этого двадцатимиллиардного человечества, пусть еще не страдающего от
голода, не изнывающего от мук перенаселения, бездомности. Сокращение времени
работы, увеличение свободного времени, собственного времени каждого человека
создает возможности для колоссального развития культуры. Но какова будет эта
культура, взращенная на обломках индивидуализма, земного универсализма, на
этот вопрос мы должны найти ответ уже сегодня.
На первый взгляд это кажется невозможным. Но только на первый. Люди,
творчески одаренные, составляют достаточно стабильный процент всех едоков;
ученых, мыслителей, артистов появляется тем больше, чем попросту больше
живущих. А теперь подумайте: уже сегодня талантливых художников, артистов, в
какой-то степени заслуживающих внимания, на свете слишком много, чтобы

Скачать книгу: Куда идешь, мир [0.02 МБ]