Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

тайн. Мы живем бок о бок вот уже семнадцать лет,- добавил он
конфиденциально. Это "мы живем бок о бок" особенно понравилось
репортеру.
- Ну, прелестно. И вы знаете, где будет происходить заседание?
- А как же!
Репортер изобразил недоверие.
- Вам профессор и это сказал? Боже мой, но это же почти
государственная тайна! И вы в состоянии разобраться в столь
сложных вопросах? Хотя... видимо, да... если вы присматриваете за
таким знаменитым человеком, как Фаррагус...
Слуга все нежней гладил седые бачки.
- Оно, конечно... кое-что знаю. При покойном господине ректоре
Ховерье, который читал основы теории относительности... а в то
время это было внове... я был препаратором. Потом, когда к нам
пришел Тарлтон - тот, что сейчас доцентом в Нью-Йорке,- я уже сам
был на кафедре с тремя помощниками. Ну, а через девять лет приехал
мой профессор... тогда еще ассистент. Нервный... ужасно. Обмакнул
мел в чернила и написал на резолюции декана наискосок:
"Не согласен". А ведь ему тогда еще не было и тридцати...
- Зачем в чернила? - спросил репортер, лишь бы что-нибудь сказать:
он слушал одним ухом.
- Не знаю - видно, чтобы получше писалось. Очень способный, так
быстро защитил диссертацию. Я ему помогал. А как читал лекции!
Когда он говорил о матричном исчислении, то даже с других
факультетов студенты приходили, а таких демонстраций, как у нас,
ни у кого не было.
- Ну, да, да, - сказал репортер, даже глазом не моргнув. - А как с
этим открытием профессора? - закинул он удочку.
Рыбка клюнула.
- О, знаете ли, это великое, величайшее дело...
- Что, вам известны подробности? Нет, ни за что не поверю. Ведь
все это очень сложно... Старик скромно улыбнулся.
- А интегральное или матричное исчисление, вы думаете, проще? Но
ведь люди и в этом разбираются. Во время экзаменов ребята, бывало,
меня всегда просили: "Джон, встаньте рядом с дверью и, когда
профессор раздаст задания, подсказывайте... помогите сделать
работы... а то... а того..." Хи-хи-хи... да, да, было, было... но,
но зачем же вы все-таки приехали, если можно спросить? Не станете
же вы ждать профессора?
- Разумеется, нет. Я приехал, видите ли... есть данные...
подозрения, что профессору угрожает некая... опасность.
- Что вы говорите? - испугался старый ла-борант.
- Увы, да. Так я, видите ли, как бы это сказать... разведать, как
и что. На этой конференции не будет никого, кроме ученых, правда?
- неожиданно резко спросил он.
- Нет... профессор говорил, что только одни специалисты.
- От прессы, надеюсь, тоже никого? Эту голь пускать не следует.
- Вероятно, да.
- Дело в том, - сказал репортер, - что за профессором необходимо
установить наблюдение. Он возьмет с собой на заседание какую-
нибудь папку или что-нибудь в этом роде?
- Да... бумаги... наверно, свою работу.
- Я ее-то и имею в виду, - сказал репортер, - это очень важно. А
где машина профессора? Не пойдет же он так далеко пешком?
- То есть как далеко? Вы не знаете города? Ах, правда, вы же
приезжий! У нас нет машины. Профессор машин не любит.
- Мне придется осмотреть дорогу... - сказал как бы про себя
репортер. - Так как же мне туда пройти?
- Куда?
- Ну, на завтрашнюю конференцию?
- Вы не знаете, где Физический факультет? - с нескрываемым
удивлением спросил слуга.
- Ах, да! Столько забот в голове! Знаю, знаю, видел на плане.
Слуга принялся долго и пространно объяснять, рисуя пальцем на
столике, а репортер лихорадочно размышлял.
"Что делать? Сам не понимаю, как мне в голову пришла идея с
госдепартаментом... Теперь придется ехать на этой лошадке, сколько
удастся".
- Простите, - сказал он серьезно, почти угрюмо, - я вижу, что имею
дело с человеком разумным, интеллигентным и что вы осознаете,
какую ценность представляет профессор Фаррагус для нашей отчизны,
поэтому скажу вам все... Нашему департаменту стало известно, что
шпики иностранных держав пытаются слям... пардон, выкрасть плоды
трудов профессора. Самый опасный момент будет завтра, когда
профессор явится на конференцию. Они могут вмонтировать в стену
микрофон, либо подложить бомбу с часовым механизмом, либо при
помощи водопроводных труб впустить некую пластическую
субстанцию...
Репортер неожиданно осекся, так как, болтая, что ему на ум
взбредет, вдруг сообразил, что его собеседник знает физику.
- Поэтому, - быстро покинул он опасную тему, - наш департамент
хотел сначала дать знать профессору обо всем и прислать несколько
человек для охраны в критический момент, но мы опасались, что
профессор недооценит предупреждения. Вы же его знаете... а? Однако
мы не можем допустить, чтобы такому человеку что-либо угрожало, и
поэтому я был послан сюда самолетом со специальными полномочиями.
Хорошо, что я встретил именно вас. Профессор необыкновенный
человек, но очень уж того... нервный, правда?
- Ох, да, - вздохнул слуга, - он очень добрый, но уж если что-
нибудь решит, то на своем настоит, а когда разгневается - не
приведи господь.
- Вот именно. Мы об этом прекрасно знаем. Это наша обязанность.
Так вот, мне необходимо присутствовать на конференции, потому что
я обязан непрерывно следить за профессором, но он не должен об
этом знать. Понимаете?
- Понимаю... - теперь лаборант оттягивал свои бакенбарды и
накручивал их на пальцы. - Оно, конечно, надо бы, но...
- Какие могут быть "но", если речь идет о важном деле! Когда
профессор выйдет завтра из дома?
- В шесть вечера.

Скачать книгу: Конец света в восемь часов [0.04 МБ]