Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

- Вы поедете прямо в Лос-Анджелес. В восточном пригороде его
находится Центральная исследовательская станция Физического
факультета университета; там вы должны разузнать, где и когда
будет проходить конференция.
- А кто будет платить? Мормоны? После долгих поисков редактор
извлек из кармана тощую чековую книжку и принялся выписывать чек;
когда настала очередь проставить сумму - замялся.
- Смелее, смелее,-ободрил его Роутон,-вы знаете, сколько стоит
самолет до Лос-Анджелеса? Не стану же я терять время на поезд! А
какая там дороговизна!

Он взглянул на чек, словно бы беззвучно присвистнул и, не снимая
шляпы, почесал в голове.
- Да такой суммы мне в случае чего даже на аптеку не хватит, -
заметил он. - Ну, ладно, скажем, это на дорогу. Теперь выпишите
мне мой гонорар.
Редактора Салливэна, казалось, поразила столь неслыханная
наглость.
- Гонорар? А за что? Откуда я знаю, не кончите ли вы свое
путешествие в каком-нибудь полицейском участке? Сделайте из этого
сенсацию и тогда получите... получите...
- Три кругленьких, - подсказал репортер. Шеф поперхнулся.
Улыбающийся Роутон молча повернулся к двери.
- Впрочем, - добавил он в глубоком раздумье,- в "Чикаго сан" мне
дали бы, сколько я пожелаю. Они там сидят на долларах.
гДоконав редактора этими страшными словами, он осторожно прикрыл
за собой дверь.
Назавтра в полдень Салливэн, просматривая почту, увидел
телеграмму, подписанную буквой Р. и поспешно вскрыл ее.
ПРИЕХАЛ СТРАШНАЯ ДОРОГОВИЗНА ОГРОМНЫЕ РАСХОДЫ ПРИШЛИТЕ ДЕНЕГ, - с
помощью электрического тока сообщал прыткий репортер.
Салливэн поднял трубку внутреннего телефона.
- Алло! Мисс Эйлин, телеграфируйте, пожалуйста, Роутону: Лос-
Анджелес, 33-я авеню: "Как тетка? Зачем деньги? Салливэн".-
Записали? Прошу молнией.
Под вечер Салливэн забежал в редакцию. Его уже ждала телеграмма.
Как оказалось, секретарша, питавшая слабость к репортеру, послала
телеграмму с оплаченным ответом, поэтому на бланке было десять
слов:
ТЕТКА УГАСАЕТ ЕДИНСТВЕННОЕ СПАСЕНИЕ ДЕНЬГИ ДЕНЬГИ ДЕНЬГИ ДЕНЬГИ
ДЕНЬГИ ДЕНЬГИ
Салливэн застонал и схватился за сердце, рядом с которым покоилась
чековая книжка.
Обосновавшись для начала в небольшой гостинице, Роутон принялся
кружить по университетским корпусам. Прежде всего он старательно
пришил к лацкану пиджака несколько орденских ленточек и вставил в
петлицу значок известной бейсбольной команды. Это помогало при
установлении контактов со студентами и лаборантами.
Учебный год начался недавно, и толпы молодежи заполняли коридоры
старых кирпичных зданий, окруженных купами вековых лиственниц.
Репортер сосредоточил все внимание на здании Физического
факультета. Быстренько достал расписание лекций и даже -
невероятно! трудно поверить! - готовился записаться на первый
курс. Он старательно изучал все объявления, развешанные на стенах,
не исключая и тех, в которых сообщалось о поисках комнаты с
незапирающимся входом или напоминалось о необходимости возвратить
книги, взятые перед каникулами в университетской библиотеке.
На подобные занятия он потратил два дня, но все еще не напал на
след. Он рассчитывал на то, что на время конференции профессор
отменит лекции или лабораторные работы; однако заседание могло
произойти в какой-нибудь свободный день или в воскресенье, а,
похоже, так оно и было, потому что никакого объявления,
отменяющего лекции, Роутону обнаружить не удавалось. Вдобавок ко
всему оказалось, что Фаррагус читает только по вторникам и
четвергам. Роутон пошел на его лекцию по волновой механике и
благодаря своей железной воле выдержал два часа абсолютно
невразумительного брюзжания (как он со злости окрестил лекцию
профессора) только затем, чтобы с передней скамьи вперять в
старого ученого горящий энтузиазмом и умом взгляд да усердно
записывать в специально припасенной тетради математические
формулы, впрочем, в весьма вольной интерпретации.
-
После лекции он подошел к кафедре и робко спросил (хороший
репортер, если это потребуется, может изобразить даже робость), не
согласится ли профессор принять его завтра во второй половине дня
и поговорить об одной идее, недавно пришедшей ему в голову.
- Я напал на эту мысль при изучении вашего труда "Трансмутация
стереометрических инвариантов общей теории поля", - выпалил он без
запинки название работы Фаррагуса, которую несколько часов назад
листал в университетской библиотеке.
Старый профессор заинтересовался любознательным студентом и,
несмотря на то что явно спешил, начал оправдываться: "Нет, я не
могу встретиться с вами завтра, так как принимаю экзамены".
- Тогда, может быть, в пятницу,- попросил Роутон, всем существом
выражая глубочайшее разочарование и подавленность.
- Увы, и в пятницу тоже нет... утром я должен готовиться... у меня
будет этакое небольшое... в общем, хм, у меня не будет времени, да
и вторую половину дня я занят. Разве что поздно вечером, но не
могу ручаться, когда кончится... когда я вернусь домой. Может
быть, в субботу вы придете ко мне в лабораторию?
Сияющий Роутон поблагодарил, договорился на субботу и,
посвистывая, присоединился к толпам студентов, снующим по
лестницам.
"Честный старикан, все как на ладони, - думал он, - голову даю на
отсечение, что заседание будет в пятницу после обеда. Даже обидно,
что все так просто получилось. Дай бог, чтобы так шло и дальше.
Однако на всякий случай надо проверить".
Он кометой облетел лаборатории, мастерские и аудитории факультета.
Оказалось, что все занятия, назначенные на вторую половину дня в
пятницу, были перенесены на субботу или понедельник. Что это могло

Скачать книгу: Конец света в восемь часов [0.04 МБ]