Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

вражьей крепости, которую надлежало взять штурмом, то план наступления,
начертанный за ночь, оказался превосходной зарисовкой этой крепости,
выполненной вдобавок в абстракционистском духе, совершенно противоречащем
армейским традициям. На уровне артиллерийских корпусов проявлялось главным
образом тяготение к самым сложным философским проблемам; вместе с тем по
рассеянности, свойственной гениям, эти большие соединения то оставляли где
попало оружие и тяжелое снаряжение, то вообще забывали, что идут на войну.
Что же касается целых армий, то их души были переполнены различными
комплексами, как обычно бывает у особенно сложных и богатых натур, и
пришлось каждой армии придать специальную моторизованную
психоаналитическую бригаду, которая на марше проводила соответствующие
процедуры.
Тем временем при немолчном громе литавр обе армии занимали исходные
позиции. Шесть ударных полков пехоты, соединившись с гаубичной бригадой и
запасным батальоном, когда к ним подключили карательный взвод, сложили
"Сонет о тайне бытия" - и это во время ночного перехода на позиции. По обе
стороны творилась какая-то сумятица; восьмидесятый марлабардский корпус
кричал, что непременно надо уточнить дефиницию понятия "неприятель",
которая пока что кажется полной логических противоречий, а может, даже и
вообще бессмысленной.
Парашютные части старались алгоритмизировать окрестные деревни, ряды
перемешивались, и оба короля начали слать флигель-адъютантов и курьеров,
чтобы те порядок в строю навели. Каждый, однако, как только подскачет,
повернет коня и подключится к соответствующему корпусу, чтобы узнать,
почему такой кавардак творится, так немедленно отдает свой дух корпусному
духу. Вот и остались короли без адъютантов. Коллективное сознание
оказалось страшной ловушкой, в которую легко войти, а выйти из нее
невозможно. На глазах самого Безобразика его кузен, великий князь
Дербульон, желая поддать духу воинам, помчался к войскам, но лишь только
подключился, так сразу духом влился, слился, и нет его, как не бывало.
Видя, что дела плохи, хотя неизвестно почему, кивнул Мегерик двенадцати
дворцовым трубачам. Кивнул и Безобразик, на возвышении командном стоя.
Приложили трубачи медь к губам, и заиграли трубы с обеих сторон, подавая
сигнал к бою. В ответ на этот протяжный зов каждая армия начала решительно
соединяться целиком. Грозный железный лязг смыкающихся контактов раздался
на будущем поле боя, и вместо тысяч артиллеристов и танкистов, летчиков и
минометчиков возникли две гигантские души, которые миллионами глаз
посмотрели друг на друга через широкую равнину, стелющуюся под белыми
облаками, и настала минута полной тишины. Ибо с обеих сторон наступила та
блистательная кульминация сознания, которую великий Гарганциан предвидел с
математической точностью. А именно, перейдя определенную границу, воинский
дух как местное состояние преобразуется в штатский; происходит это потому,
что Космос как таковой является абсолютно штатским, а души обеих армий
именно и достигли уже космических размеров! И хотя снаружи сверкала сталь,
броня, смертоносные жерла и острия, внутри разливался океан
снисходительного спокойствия и всеобъемлющей доброжелательности. Стоя так
на холмах под не смолкшую еще барабанную дробь, обе армии улыбнулись друг
другу.
Трурль и Клапауциус как раз всходили на палубу своего корабля, когда
свершилось то, к чему они стремились: на глазах королей, почерневших от
стыда и ярости, обе армии откашлялись, взялись под руки и пошли на
прогулку, собирая цветы под проплывающими облаками на поле несвершившейся
битвы.



Путешествие первое А, или Электрибальд Трурля


(Wyprawa pierwsza A, czyli Elektrybalt Trurla. Пер. - Р.Трофимов)

Желая избежать каких бы то ни было претензий и кривотолков, должны мы
объяснить, что это было, по крайней мере в буквальном смысле слова,
путешествие в никуда. Ибо Трурль за все это время не выбрался из дому,
если не считать дней, проведенных в больнице, да малосущественной поездки
на планетоид. Если же вникнуть в глубь и высший смысл вещей, то это
путешествие было самым дальним из всех, которые когда-либо предпринимал
замечательный конструктор, поскольку простиралось оно до самых границ
возможного.
Случилось как-то Трурлю построить машину для счета, которая оказалась
способной к одному-единственному действию, а именно умножала два на два,
да и то при этом ошибалась. Как было поведано в другом месте, машина эта
отличалась при всем при том крайней самоуверенностью, и ссора ее с
собственным создателем едва не закончилась для последнего трагически. С
тех пор Клапауциус отравлял Трурлю жизнь, и так, и эдак его подзуживая, -
в результате тот не на шутку разозлился и решил построить машину, которая
сочиняла бы стихи. Накопил Трурль для такой цели восемьсот двадцать тысяч
тонн кибернетической литературы плюс двенадцать тысяч тонн поэзии и
принялся их изучать. Опостылеет ему кибернетика - перекинется на лирику, и
наоборот. Спустя какое-то время понял он, что построить машину - это еще
пустяк по сравнению с ее программированием. Программу, которая уже имеется
в голове обычного поэта, создала цивилизация, его породившая; эту
цивилизацию сотворила предыдущая, ту - еще более ранняя и так до самых
истоков Вселенной, когда информация о грядущем поэте еще хаотично
кружилась в ядре изначальной туманности. Значит, чтобы запрограммировать
машину, следовало повторить если не весь Космос с самого начала, то по
крайней мере солидную его часть. Будь на месте Трурля кто-нибудь другой,
такая задачка заставила бы его отказаться от всей затеи, но хитроумный
конструктор и не подумывал о ретираде. Взял и сконструировал машину,
моделирующую хаос, где электрический дух витал над электрическими водами,
потом прибавил параметр света, потом пратуманность и так постепенно
приблизился к первому ледниковому периоду, что было возможно лишь
постольку, поскольку машина в течение пятимиллиардной доли секунды
моделировала сто септиллионов событий, происходивших в четырехстах
октиллионах мест одновременно, - а тот, кто думает, будто где-то здесь
Трурлем допущена ошибка, пусть сам попытается проверить расчет. Затем
промоделировал Трурль истоки цивилизации, высекание искр из кремня и
выделывание шкур, ящеров и потопы, четвероногость и хвостатость, потом,
наконец, праочкарика, который родил очкарика, от которого пошла машина, и
так летели зоны и тысячелетия в шуме электрических разрядов и токов; а

Скачать книгу: Кибериада [0.11 МБ]