Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Станислав Лем. Кибериада




-
Stanislaw Lem. Cyberiada.
Авт.сб. "Непобедимый. Кибериада". Изд. "Мир", М., 1967.
OCR & spellcheck by HarryFan, 12 September 2000


-


Путешествие первое, или Ловушка Гарганциана


(Wyprawa pierwsza, czyli pulapka Garganjana. Пер. - А.Громова)

Когда Космос еще не был так разболтан, как в наши дни, когда все звезды
аккуратно были порасставлены и легко удавалось пересчитать их слева
направо или сверху вниз (причем те, что побольше да поголубее, вместе
собрались, а мелкие да желтеющие, как тела второй категории, по углам были
распиханы), когда в пространстве и следа бы никто не сыскал пыли, грязи и
мусора от туманностей, - в те добрые старые времена существовал обычай,
что конструкторы, имеющие диплом Перпетуальной Омнипотенции с отличием,
время от времени отправлялись в путешествия и несли далеким народам добрый
совет и помощь.
И случилось однажды, что, согласно этому обычаю, пустились в путь
Трурль и Клапауциус, которым создавать или гасить звезды было все равно
что семечки лузгать.
Когда глубина космической бездны уже стерла в их сознании память о
родном небе, увидели они пред собой планету, не слишком большую и не
слишком маленькую - в самый раз, с одним-единственным континентом. Посреди
этого континента тянулась линия, красная-красная, и все, что находилось по
одну ее сторону, было желтым, а то, что по другую, - розовым. Поняли
конструкторы, что перед ними два соседних государства, и решили
посоветоваться перед посадкой.
- Поскольку тут два государства, - сказал Трурль, - справедливо будет,
ежели ты отправишься в одно, а я в другое. Благодаря этому никто не будет
обижен.
- Хорошо, - ответил Клапауциус, - но что будет, если они захотят от нас
военных изобретений? Такое случается.
- Действительно, они могут добиваться оружия, даже сверхоружия, -
согласился Трурль. - Давай договоримся, что мы решительно им откажем.
- А если они будут очень нажимать? - возразил Клапауциус. - И такое
бывает.
- Проверим это, - сказал Трурль и включил радио, из которого немедленно
хлынула бравая военная музыка.
- У меня есть идея, - сказал Клапауциус, выключая радио. - Мы можем
применить рецепт Гарганциана. Что ты на это скажешь?
- Ах, рецепт Гарганциана! - воскликнул Трурль. - Никогда не слышал,
чтобы его кто-либо применял. Но мы можем начать. Почему бы и нет?
- Оба мы будем готовы применить этот рецепт, - пояснил Клапауциус, - но
обязательно оба и должны это сделать, иначе все кончится весьма скверно.
- О, это легче легкого, - заявил Трурль.
Он вынул из-за пазухи золотую коробочку и открыл ее. Внутри на
бархатной обивке лежали два белых шарика.
- Возьми один себе, а другой останется у меня, - сказал он. - Каждый
вечер проверяй свой шарик: если он порозовеет, это будет означать, что я
применил рецепт. Тогда и ты сделаешь то же самое.
- Ну, значит, договорились, - ответил Клапауциус и спрятал шарик.
Потом они высадились на планету, пожали друг другу руки и разошлись в
противоположные стороны.
Государством, в которое попал Трурль, правил король Безобразик. Был это
вояка прирожденный и наследственный, от дедов-прадедов, и притом скряга
прямо-таки космический. Чтобы казне было полегче, отменил он все
наказания, кроме высшей меры. Любимым его занятием была ликвидация лишних
учреждений, а с тех пор, как он отменил должность палача, каждый
осужденный принужден был обезглавливать себя сам либо - по особой
королевской милости - с помощью ближайших родственников. Из искусств
поддерживал Безобразии лишь те, что не требовали особых затрат, а именно
коллективную декламацию, игру в шахматы и военную гимнастику. Военное
искусство он вообще ценил исключительно, поскольку выигранная война
приносит большие доходы; однако, с другой стороны, к войне можно
подготовиться как следует только в мирное время, а поэтому король и мир
поддерживал, хотя умеренно.
Величайшей реформой Безобразика было огосударствление измены
государству. Соседняя страна посылала к нему шпионов; а потому учредил
Безобразик должность Коронного Продавца, или Продавателя, который при
посредстве своих подчиненных за хорошую плату сообщал вражеским агентам
государственные тайны; агенты эти охотней покупали устаревшие тайны, ибо
они обходились подешевле, а перед своим казначейством тоже нужно было
отчитываться.
Подданные Безобразика вставали рано, держались скромно и отправлялись
спать поздно, потому что много работали. Делали они плетенки и фашины для
окопов, а также оружие и доносы. Чтобы государство не распалось от излишка
этих доносов, - а кризис подобного рода уже случился много веков назад, в
царствование Многолимуса Стоокого, - тот, кто сочинял слишком много
доносов, платил особый налог на роскошь. Таким образом количество доносов
удерживалось на разумном уровне.
Прибыв ко двору Безобразика, Трурль предложил ему свои услуги, король
же, как нетрудно догадаться, потребовал, чтобы он изготовил мощное военное
оружие. Трурль попросил три дня на размышления, а оказавшись в отведенных
ему скромных покоях, поглядел на шарик в золотой коробочке. Был он белым,
но, пока Трурль на него глядел, начал понемногу розоветь. "Ого, - сказал
себе Трурль, - надо приниматься за Гарганциана!" И сразу же засел за
секретные записи.
Клапауциус тем временем находился в другом государстве, которым правил

Скачать книгу: Кибериада [0.11 МБ]