Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

подвергался действию усталости, не трескался, не крошился - было время,
господин Тихий, когда эта задача казалась мне такой же неразрешимой,
какой, наверное, кажется она вам и сейчас, и единственным моим козырем
было упрямство. Ибо я очень упрям, господин Тихий. Поэтому мне и удалось
добиться своего...
- Погодите, - прервал я, чувствуя, что в голове у меня хаос. - Значит
как вы сказали?.. Здесь, в этой коробке, находится некий материальный
предмет, так? Который заключает в себе сознание живого человека? А каким
же образом он может общаться с внешним миром? Видеть его? Слышать и... Я
замолчал, потому что на лице Декантора появилась неописуемая усмешка. Он
смотрел на меня прищуренным зеленым глазом.
- Господин Тихий, - сказал он, - вы ничего не понимаете... Какое
общение, какие контакты могут возникать между партнерами, если удел одного
из них - вечность? Ведь не позже, чем через пятнадцать миллиардов лет,
человечество перестанет существовать, кого же тогда будет слышать, к кому
будет обращаться эта... Бессмертная душа? Разве вы не слушали меня, когда
я говорил, что она вечна? Время, которое пройдет до момента, когда земля
обледенеет, когда самые большие и самые молодые из нынешних звезд
рассыплются, когда законы, управляющие космосом, изменятся настолько, что
он станет уже чем-то совершенно иным, невообразимым для нас, - это время
не составляет и ничтожной части ее существования, поскольку она будет
существовать вечно. Религии совершенно разумно умалчивают о теле, ибо чему
могут служить нос или ноги в вечности? Зачем они после того, как исчезнут
цветы и земля, после того как погаснет солнце? Но оставим этот тривиальный
аспект проблемы. Вы сказали "общение с миром". Даже если б эта душа
общалась с миром лишь раз в сто лет, то спустя миллиард веков она должна
была бы, чтоб вместить в своей памяти воспоминания об этих контактах,
приобрести размеры материка... А спустя триллион веков и размеры земного
шара оказались бы недостаточными, - но что такое триллион по сравнению с
вечностью? Однако не эта техническая трудность удержала меня, а
психологические последствия. Ведь мыслящая личность, живое "я" человека
растворилось бы в этом океане памяти, как капля крови растворяется в море,
и что сталось бы тогда с гарантированным бессмертием?..
- Как... - пробормотал я, - значит, вы утверждаете, что... Вы
говорите... Что наступает полная изоляция?..
- Естественно. Разве я сказал, что в этой коробке весь человек? Я
говорил только о душе. Вообразите себе, что с этой секунды вы перестаете
получать всякую информацию извне, как будто ваш мозг отделен от тела, но
продолжает существовать во всей полноте жизненных сил. Вы станете,
разумеется, слепым и глухим, в известном смысле также парализованным,
поскольку уже не будете иметь в своем распоряжении тела, однако целиком
сохраните внутреннее зрение, то есть ясность разума, полет мысли, вы
сможете свободно мыслить, развивать и формировать воображение, переживать
надежды, печали, радости, вызванные преходящими изменениями душевного
состояния, - именно это все дано душе, которую я кладу на ваш стол...
- Это ужасно... - сказал я. - Слепой, глухой, парализованный... На
века.
- Навеки, - поправил он меня. - Я сказал уже столько, господин Тихий,
что могу добавить только одно. Сердцевина тут - кристалл, особый вид, не
существующий в природе, инертная субстанция, не вступающая ни в какие
химические соединения... В ее непрерывно вибрирующих молекулах и заключена
душа, которая чувствует и мыслит...
- Чудовище, - произнес я тихо и спокойно, - отдаете ли вы себе отчет
в том, что вы сделали? А впрочем, - я вдруг успокоился, ведь сознание
человека не может быть повторено. Если ваша жена живет, ходит, думает, то
в этом кристалле заключена самое большее лишь некая копия ее души...
- Нет, - возразил Декантор, косясь на белый пакетик. Должен добавить,
господин Тихий, что вы совершенно правы. Невозможно создать душу кого-то
живущего. Это была бы бессмыслица, парадоксальный абсурд. Тот, кто
существует, существует, ясное дело, лишь один раз. Продолжение можно
создать лишь в момент смерти. Впрочем изучая детально строение мозга
человека, которому надо изготовить душу, все равно разрушаешь этот живой
мозг...
- Послушайте... - прошептал я. - Вы... Убили свою жену?
- Я дал ей вечную жизнь, - отвечал он, выпрямляясь. Впрочем, это не
имеет никакого отношения к делу, которое мы обсуждаем. Если хотите, это
дело между моей женой, - он положил ладонь на пакетик, - и мной, судом и
полицией. Поговорим о чем-либо ином.
Долго я не мог произнести ни слова. Протянул руку и кончиками пальцев
коснулся коробки, завернутой в толстую бумагу; она была тяжелая, словно
отлитая из свинца.
- Ладно, - сказал я, - пусть будет так. Поговорим о чем-либо ином.
Предположим, я дам вам средства, которых вы добиваетесь. Неужели вы
вправду настолько безумны, чтобы полагать, будто хоть один человек
разрешит себя убить только для того, чтоб его душа до скончания веков
терпела невообразимые муки - лишенная даже возможности самоубийства?!
- Со смертью действительно есть определенные трудности, - согласился
после непродолжительного раздумья Декантор. Я заметил, что его темный глаз
скорее ореховый, чем карий. Но ведь можно для начала рассчитывать на такие
категории людей, как неизлечимо больные, как утомленные жизнью, как
старцы, дряхлые физически, но ощущающие полноту духовных сил...
- Смерть не самый худший выход по сравнению с бессмертием, которое вы
предлагаете, - пробормотал я.
Декантор снова усмехнулся.
- Скажу нечто такое, что вам, возможно, покажется забавным, - сказал
он. Правая сторона его лица была серьезной. - Я сам никогда не испытываю
ни потребности обладать душой, ни потребности существовать вечно. Но ведь
человечество живет этой мечтой тысячи лет. Я долго изучал этот вопрос,
господин Тихий. Все религии держались на одном: они обещали вечную жизнь,
надежду существовать за могилой. Я даю это. Даю вечную жизнь. Даю
уверенность в существовании и тогда, когда последняя частичка тела сгниет
и превратится в прах. Разве этого мало?
- Да, - ответил я, - этого мало. Ведь вы сами говорили, что это будет
бессмертие, лишенное тела, его сил, его наслаждений, его живого опыта...
- Не повторяйтесь, - прервал он меня. - Я могу представить вам
священные книги всех религий, труды философов, песни поэтов, молитвы,
легенды - я не нашел в них ни слова о вечности тела. Телом пренебрегают,
его даже презирают. Душа - ее существование в безграничности - была целью
и надеждой. Душа как противоположность и противопоставление телу. Как
свобода от физических страданий, от внезапных опасностей, от болезней,

Скачать книгу: Из воспоминаний Ийона Тихого- II [0.01 МБ]