Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Влекомый этой мыслью, я принял решение во время полета, рассчитанного на
девять лет, заняться самообразованием в области философии. Так что я
стартовал с Земли в ракете, от люка до носа заставленной библиотечными
полками, которые прогибались под тяжестью возвышеннейших плодов духа
человеческого. Удалившись от родной планеты на шестьсот миллионов
километров, когда ничто уже не могло потревожить моего покоя, я принялся
за чтение. Видя гигантские его масштабы, я составил для себя специальный
план, сводившийся к тому, что, дабы по ошибке не прочитать вторично ту же
книгу, каждое изученное произведение я через люк выбрасывал из ракеты,
имея в виду на обратном пути собрать эти свободно парящие в пространстве
труды.
Так на двести восемьдесят дней погрузился я в Анаксагора, Платона и
Плотина, Оригена и Тертуллиана, прошел Иоана Скота Эригену, епископов
Граба из Майнца и Гинкмара из Реймса, от доски до доски проштудировал
Ратрамна из Корби и Серватуса Люпуса, а также Августина, а именно его "De
Vita Dei", "De Civitate Dei" и "De Quantitate Animae" ("О блаженной
жизни", "О граде Божием", "О количестве души" (лаг.)). После чего взялся
за Фому Аквинского, епископов Синезия и Немезия, а также Лже-Дионисия
Ареопагита, святого Бернарда и Суареца. На святом Викторе мне пришлось
сделать перерыв, так как из-за моей привычки катать во время чтения
хлебные шарики ракета была уже полна ими. Выметя все в пустоту, я задраил
люк и вернулся к учению. Последующие полки занимали труды более поздние -
было их около семи с половиной тонн, и я начал было опасаться, что на
освоение всего мне недостанет времени, однако вскоре убедился, что мотивы
повторяются, разница лишь в подходе. То, что одни, говоря образно,
ставили на ноги, другие переворачивали на голову; и я немало смог
пропустить.
Прошел я, значит, мистиков и схоластов, Гартмана, Джентиле, Спинозу,
Вундта, Мальбранша, Гербарта и познакомился с инфинитизмом, с
совершенством Создателя, предустановленной гармонией и монадами, не
переставая удивляться тому, сколь многое каждый из этих мудрецов мог
сказать о душе человеческой, притом такого, что противоречило бы тезисам,
провозглашаемым остальными.
Когда я погрузился в доставляющее истинное наслаждение описание
предустановленной гармонии, чтение мое было прервано довольно-таки
неприятным происшествием. Я находился уже в области космических магнитных
вихрей, которые с необыкновенной силой намагничивают все железные
предметы. Такое случилось и с железными наконечниками шнурков моих
домашних туфель, и, прилипнув к стальному полу, я не мог сделать ни шагу,
дабы приблизиться к шкафчику со снедью. Мне грозила уже голодная смерть,
я, однако же, своевременно вспомнил о карманном "Справочнике Астронавта",
с которым никогда не расставался, и узнал из него, что в подобных
ситуациях надлежит снять туфли. Затем я возвратился к книгам.
Когда я одолел уже тысяч шесть томов и так освоился с их содержимым,
словно это было содержимое моего кармана, от Зазьявы отделяли меня какие-
нибудь восемь триллионов километров. Я как раз принялся за следующую
полку, заставленную критикой чистого разума, когда до ушей моих донесся
энергичный стук. Изумленно поднял я голову, ведь в ракете я был один, да
и гостей из пустоты в общем-то не ожидал. Стук повторился настойчивее,
затем я услышал приглушенный голос:
- Откройте! Рыбиция!
Поспешно открутил я винты люка, и в ракету вошли три существа в
скафандрах, покрытых млечной пылью.
- Ага! Попался, водяной, с поличным? - завопил один из гостей, а
другой присовокупил:
- Где ваша вода?
Прежде нежели я, остолбеневший от удивления, успел раскрыть рот,
третий сказал тем двоим что-то, что их немного умиротворило.
- Ты откуда? - полюбопытствовал первый.
- С Земли. А вы кто будете?
- Свободная Рыбиция Пинты, - буркнул он и подал мне частую анкету.
Едва взглянув на рубрики этого документа, а затем на скафандры
существ, издававших при каждом движении нечто вроде бульканья, я
сообразил, что по невнимательности залетел в окрестности планет-близнецов
Пинты и Панты, обходить которые далеко стороной наказывают все
справочники. Увы - было уже слишком поздно. Пока я заполнял анкету, типы
в скафандрах добросовестно описывали предметы, находившиеся в ракете.
Напав на банку со шпротами в масле, они издали торжествующий крик, после
чего опечатали ракету и взяли ее на буксир. Я попытался вступить с ними в
беседу, но безуспешно. Я заметил, что нижняя часть их скафандров походила
на широкий, плоский шлейф, словно бы у пинтийцев вместо ног были рыбьи
хвосты. Вскоре мы стали опускаться на планету. Всю ее поверхность
покрывала вода, правда, стояла она невысоко, поскольку крыши строений
были видны. Когда на космодроме рыбиты сняли скафандры, я убедился, что
они весьма напоминают людей и лишь конечности их как-то странно
искривлены и перекручены. Меня усадили в некое подобие лодки,
отличительная особенность которой состояла в том, что в днище ее были
огромные отверстия и всю ее, по самые борта, наполняла вода. Так,
погруженные в воду, медленно поплыли мы к центру города. Я
поинтересовался, нельзя ли законопатить дыры и вычерпать воду; затем я
выспрашивал и о многом другом, но спутники мои не отвечали, а лишь
лихорадочно записывали мои слова.
По улицам бродили жители планеты с опущенными в воду головами,
которые они то и дело высовывали наружу, чтобы глотнуть воздуху. Сквозь
стеклянные стены очень красивых домов можно было заглянуть внутрь:
комнаты примерно до половины их высоты заполняла вода. Когда наш экипаж
остановился на перекрестке подле здания с надписью "Главное Ирригационное
Управление", из открытого окна долетело до меня бульканье чиновников. На
площадях стояли устремленные ввысь изваяния рыб, украшенные венками из
водорослей. В то время как лодка наша снова ненадолго остановилась
(движение было довольно оживленным), из разговоров прохожих я уловил, что
минуту назад как раз на этом углу разоблачили шпиона.
Потом мы выплыли на широкий проспект, декорированный превосходными
портретами рыб и разноцветными лозунгами: "Да здравствует водянистая
свобода!", "Плавником к плавнику, водяной, одолеем сушу!" - и другими,
кои я не успел прочитать. Наконец лодка причалила к гигантскому
небоскребу. Фронтон его украшали гирлянды, а над входом виднелась
изумрудная табличка: "Свободная Водная Рыбиция". В лифте, который походил
на небольшой аквариум, мы поднялись на шестнадцатый этаж. Меня ввели в
кабинет, вода в котором поднималась выше уровня письменного стола, и

Скачать книгу: Звездные дневники Ийона Тихого [0.02 МБ]