Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

выстланный мозаичным паркетом, или расхаживал по круглой галерее,
увенчанной куполом из голубого стекла, покоившимся на двадцати ионических
колоннах красного порфира. Кухни, кладовые, буфеты, рыбные садки и
молочные клуба снабжали его к завтраку и обеду самой лучшей провизией;
клубные лакеи - безмолвные, торжественные фигуры в черных фраках и
башмаках на войлочной подошве - прислуживали ему, подавая кушанья в особой
фарфоровой посуде; стол был покрыт восхитительным саксонским полотном,
сервирован старинным хрусталем, предназначенным для шерри, портвейна или
кларета, настоенного на корице и гвоздике; и, наконец, к столу подавали
лед - гордость клуба, - придававший приятную свежесть этим напиткам: он с
большими затратами доставлялся в Лондон прямо с американских озер.
Если человека, ведущего подобную жизнь, именуют чудаком, то следует
признать, что чудачество вещь весьма приятная!
Дом на Сэвиль-роу не блистал роскошью, но отличался полным комфортом. К
тому же при неизменных привычках хозяина обязанности прислуги были
несложны. Однако Филеас Фогг требовал от своего единственного слуги
исключительной точности и аккуратности. Как раз в тот день, 2 октября,
Филеас Фогг рассчитал своего слугу Джемса Форстера, который провинился в
том, что принес своему хозяину воду для бритья, нагретую до восьмидесяти
четырех градусов по Фаренгейту вместо восьмидесяти шести; и теперь он ждал
нового слугу, который должен был явиться между одиннадцатью часами и
половиной двенадцатого утра.
Филеас Фогг плотно сидел в кресле, сдвинув пятки, как солдат на параде;
опершись руками на колени, выпрямившись и подняв голову, он следил за
движением стрелки стоявших на камине часов, которые одновременно
показывали часы, минуты, секунды, дни недели, числа месяца и год. Ровно в
половине двенадцатого мистер Фогг, следуя своей ежедневной привычке,
должен был выйти из дому и отправиться в Реформ-клуб.
В эту минуту раздался стук в дверь маленькой гостиной, где находился
Филеас Фогг.
Появился уволенный Джемс Форстер.
- Новый слуга, - доложил он.
В комнату с поклоном вошел малый лет тридцати.
- Вы француз и вас зовут Джон? - спросил Филеас Фогг.
- Жан, с вашего позволения, - ответил вошедший, - Жан Паспарту [от
франц. - passe partouf, буквально - проходящий всюду; здесь - пролаза,
ловкий человек]. Прозвище это мне дали давно, и оно доказывает, что я
способен выпутаться из любого затруднения. Я считаю себя честным
человеком, сударь, но, говоря по правде, перепробовал немало профессий. Я
был бродячим певцом, наездником в цирке, вольтижировал, как Леотар, и
танцевал на проволоке, как Блонден; затем, чтобы лучше использовать свои
способности, сделался преподавателем гимнастики и, наконец, был в Париже
старшим пожарным. В моем послужном списке числится несколько недурных
пожаров. Но вот уж пять лет, как я покинул Францию и, чтобы вкусить
прелести домашней жизни, служу в Англии лакеем. Оставшись без места и
узнав, что мистер Филеас Фогг самый аккуратный человек и самый большой
домосед в Соединенном королевстве, я прихожу сюда в надежде зажить
спокойно и позабыть о том, что меня зовут Паспарту...
- Вы мне подходите. Паспарту, - ответил джентльмен. - Мне вас
рекомендовали, и у меня о вас хорошие сведения. Вам известны мои условия?
- Да, сударь.
- Хорошо. Сколько времени на ваших часах?
- Одиннадцать часов двадцать две минуты, - ответил Паспарту, извлекая
из недр жилетного кармана громадные серебряные часы.
- Ваши отстают, - заметил мистер Фогг.
- Простите, сударь, это невозможно.
- Они отстают на четыре минуты. Но это несущественно. Достаточно
установить расхождение. Итак, начиная с этого мгновения - то есть с
одиннадцати часов двадцати девяти минут утра среды, второго октября,
тысяча восемьсот семьдесят второго года - вы у меня на службе.
Сказав это, Филеас Фогг поднялся, взял левой рукой шляпу, привычным
движением надел ее на голову и вышел из комнаты, не прибавив ни слова.
Паспарту слышал, как хлопнула наружная дверь: это вышел его новый
хозяин; затем она хлопнула второй раз: это ушел его предшественник Джемс
Форстер.
Паспарту остался один в доме на Сэвиль-роу.



ГЛАВА ВТОРАЯ,
где Паспарту убеждается, что нашел, наконец, свой идеал

- Честное слово, - промолвил несколько опешивший Паспарту, - таких
живых молодцов, как мой новый хозяин, я встречал только у мадам Тюссо!
Здесь уместно пояснить, что "молодцы" мадам Тюссо - это восковые
фигуры, весьма популярные в Лондоне, которым, право же, недостает лишь
дара речи, чтобы быть живыми.
За несколько минут разговора с Филеасом Фоггом Паспарту успел хотя и
бегло, но внимательно разглядеть своего будущего хозяина. То был мужчина
лет сорока, высокого роста, с красивым и благородным лицом, украшенным
белокурыми усами и бакенбардами; на лбу - ни одной морщины, цвет лица
матовый, зубы безукоризненные. Его внешность даже не портила некоторая
дородность; казалось, он в высшей степени обладал тем, что физиономисты
называют "спокойствием в движении" - свойством, присущим людям, которые
больше делают, чем говорят. Невозмутимый, флегматичный, с ясным,
бесстрастным взглядом, он представлял собою совершенный тип хладнокровного
англичанина: такие люди нередко встречаются в Соединенном королевстве, и
Анжелика Кауфман чудесно, хотя и несколько академично, воспроизводит их в
своих рисунках. Во всех жизненных обстоятельствах такой человек остается
тем же уравновешенным существом, все части тела которого правильно
пригнаны, столь же точно выверенным, как хронометр фирмы "Лерой" или
"Эрншоу". И действительно, Филеас Фогг олицетворял собою точность, что
было ясно по "выражению его рук и ног", ибо у человека, как и у животного,
конечности являются лучшими выразителями его страстей.
Филеас Фогг принадлежал к числу тех математически-точных людей, которые
никогда не спешат и всегда поспевают вовремя, экономя при этом каждое
движение. Он никогда не делал лишнего шага и шел всегда кратчайшим путем.
Не позволяя себе глядеть по сторонам, он не допускал ни одного лишнего
жеста. Его никогда не видели ни возбужденным, ни подавленным. То был самый
неторопливый и одновременно самый аккуратный человек на свете. Само собою

Скачать книгу: Вокруг света за восемьдесят дней [0.16 МБ]