Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

– Значит, ваше расследование завершено? Ведь новую лягушку вы получите не через пару минут, насколько я понимаю?
– Мы не можем ждать, – ответил Лакки. – Сам факт убийства Влягушки говорит о том, что дело куда серьезней, чем мы предполагали.
– То есть?
Донахью, Пэннер и даже Бигмен вопросительно смотрели на Лакки.
– Я ведь уже сказал: Влягушки обладают телепатическими способностями. И вы, Директор Донахью, испытали это в полной мере. Вспомните свой визит на «Метеор»! Поначалу вы были настроены совсем не лирически, а когда на глаза попалась Влягушка – что вы почувствовали?
– Пожалуй, я был просто очарован ею… – смущенно признался Донахью.
– А можете ли ответить на вопрос – почему?
– Нет, откровенно говоря. Весьма уродливое создание.
– И всетаки оно вам понравилось! Вы не в силах были противиться своему чувству! А смогли бы в тот момент причинить Влягушке зло?
– Вряд ли.
– Я уверен, что нет! Как не смог бы никто, наделенный чувствами! И все же она убита.
– Ну и как вы теперь намерены объяснить этот парадокс? – обрадовался Пэннер.
– Очень просто. Убийца не наделен органами чувств, он – робот. Почему бы не предположить, что на Юпитере9 есть робот, внешне не отличимый от человека?
– Гуманоид, вы хотите сказать? – вскипел Донахью. – Послушаем сказочки!
– Думаю, что вы не вполне представляете себе, насколько сирианцы преуспели в этой области. Не исключено, что в качестве модели они использовали когото из здешних, возможно самого порядочного человека, и, точно скопировав его, подменили. Такой гуманоидный робот был бы замечательным шпионом! Он, например, видел бы в темноте и сквозь стены. Мог бы передавать информацию при помощи вмонтированного субэфирного передатчика.
– Бредни! – Донахью энергично тряхнул головой. – Влягушку мог запросто убить и человек! Отчаянный и, вдобавок, напуганный чемто – он преодолел влияние вашей лягушки! Исключаете такой вариант?
– А по какой причине ваш человек убил бы безвредную Влягушку? Наверное, она представляла для него опасность? Убийца боялся, конечно, не удара маленькой лапки, а способности к обнаружению эмоций. Особенно, если это немедленно разоблачило бы его как шпиона.
– Каким образом, интересно узнать? – спросил Пэннер.
– А что, если у нашего убийцы вообще нет эмоций? Не доказывает ли это, что он робот? И еще одно… Почему убита только Влягушка? С таким трудом проникнув в нашу квартиру и обнаружив одного – хлопающим ушами в душе, а другого – за тем же занятием в комнате – почему он не убил нас вместо лягушки? Или почему не убил заодно?
– Спешил, вероятно, – нашелся Донахью.
– Есть более правдоподобная причина. Знаете ли вы Три Закона Роботехники?
– Лишь в общих чертах. Процитировать не смогу.
– Тогда, если не возражаете, это сделаю я. Первый Закон гласит: робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Второй Закон: робот должен повиноваться всем приказам человека, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. Третий Закон: робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Законам.
Пэннер кивнул.
– Замечательно, Советник Старр. И что мы доказали?
– Роботу можно приказать убить Влягушку, потому что она не человек. Он пойдет на риск, так как самосохранение – это лишь Третий Закон. Но он ни за что не убьет Бигмена или меня, потому что Первый закон превосходит остальные. Человекшпион убил бы нас и Влягушку, роботшпион убил бы только лягушку. Вот так.
Донахью погрузился в размышления. Казалось, морщины на его лице стали глубже.
– Что вы намереваетесь предпринять? – наконец разомкнул он уста. – Загнать всех под рентген?
– Нет, это без толку. Вряд ли гуманоидный робот изготовлен в единственном экземпляре, и шпионаж ведется только здесь. Мы должны обнаружить по возможности всех. Если же действовать открыто, то нейтрализовав одного – спугнем остальных, и проблема, рано или поздно, встанет перед нами опять.
– Так что же вы предлагаете, в конце концов!
– Не спешить. Если мы действительно имеем дело с роботом, то он сам выдаст себя, даже не заметив этого. Кстати, коекого я уже проверил. Вот вы, мистер Донахью, не робот. Я обнаружил в вас эмоции. Прошу меня простить, но ваш вчерашний гнев умышленно спровоцирован мною, чтобы проверить Влягушку.
– Я – робот? – Лицо Донахью стало розоватолиловым.
– Повторяю: с вашей помощью я испытывал Влягушку.
– Ну, а меня, господин Советник, вы конечно же подозреваете? – У Пэннера был крайне оскорбленный вид. – Как не имевшего счастья быть представленным вашей Влягушке.
– Да, – согласился Лакки, – вас следует проверить. Снимитека рубашку!
– Что?! – взвизгнул Пэннер. – Это еще зачем?
– Спасибо, вы проверены. Робот не обсуждал бы мой приказ.
Донахью со всего размаху грохнул кулаком по столу.
– Прекратить! Хватит с нас таких проверочек! Я не позволю вам измываться над моими людьми! Я обязан довести свое дело до конца, Старр! Мне поручено запустить в космос агравкорабль и я это сделаю! Все люди проверены и перепроверены! Они чисты! А байки о роботах рассказывайте другим! Повторяю, Старр, я не позволю вам дергать моих людей! Да, вчера вы вели себя нагло, и сегодняшние извинения выдержаны в том же духе. Я не чувствую особой необходимости помогать вам и не буду этого делать. А теперь примите к сведению следующее. Мною полностью прекращена связь с Землей. На Юпитере9 введено чрезвычайное положение. У меня все полномочия военного диктатора. Вам понятно?
Лакки слегка прищурился.
– Как член Совета Науки я выше вас.
– Это уже не имеет никакого значения. Мои люди подчиняются только мне. Вас просто изолируют, если хоть пикните против моих распоряжений.
– Против каких именно?
– Завтра, в шесть часов вечера по стандартному солнечному, первый в истории агравкорабль начнет свой первый полет по маршруту Юпитер9 – Юпитер1, или спутник Ио. После нашего возвращения – лишь после возвращения, Советник Старр! – вы сможете заняться своим расследованием. А также связаться с Землей и организовать работу военного суда. Буду всецело в вашем распоряжении.
Лакки неожиданно обратился к Пэннеру:
– Корабль готов?
– Вообщето, да…
– Мы отправляемся завтра, – смерив Пэннера презрительным взглядом, сказал Донахью. – Ну, так как, Советник Старр? Уймете свою прыть или лучше арестовать вас?
Последовала глубокая пауза. Бигмен почти не дышал, Пэннер извлек из кармана пластинку жевательной резинки, развернул и отправил в рот. Нос Донахью побелел и заострился.
Лакки решительно откинулся на спинку кресла и неожиданно объявил:
– Буду рад сотрудничать с вами, господин Директор.

8. Слепота

– Лакки! Неужели ты так просто позволишь им прикрыть расследование? – возмущению Бигмена нс было предела.
– Ну почему же – прикрыть… Мы продолжим его на корабле.
– Увы, сэр. – Донахью изобразил сожаление. – На корабле вас не будет. Даже не мечтайте.
– А кто будет, господин Директор? Вы, конечно?
– Я. А также Пэннер как главный инженер, два моих офицера, пять инженеров и столько же рядовых членов экипажа. Состав утвержден давно. Мы с Пэннером включены в него как ответственные руководители Проекта, инженеры – как специалисты по управлению кораблем, остальные – в благодарность за их заслуги.
– Заслуги?
– Вот, например, Гарри Норрич, – вступил в разговор Пэннер. – Он…
– Этот слепой? – удивился Бигмен.
– Вы знакомы с ним?
– Со вчерашнего вечера, – объяснил Лакки.
– Так вот, о Норриче. Он здесь с самого начала. Предотвращая выгибание силового поля, бросился к контактам и потерял зрение. Вернее, это единственное, чего не смогли ему вернуть в госпитале. Благодаря мужественному поступку Норрича, спутник не потерял изрядного, размером с гору, кусочка, и осталась в живых пара сотен людей. Был спасен и сам Проект, так как крупная авария неизбежно повлекла бы за собой прекращение ассигнований. Разве такой человек не достоин лететь на агравкорабле?
– Жалко, что он не увидит Юпитера, – вздохнул Бигмен. – А как он поднимется на корабль?
– Мы возьмем и Матта. Очень воспитанный пес.
– Именно это я и хотел узнать! – разозлился Бигмен. – Если уж вы берете собаку, то какие проблемы со мной и Лакки?
Донахью демонстративно посмотрел на часы.
– Разговор окончен, господа! – объявил он и, опершись ладонями о стол, приготовился встать.
– Почти, – сказал Лакки. – Крохотная деталь. Бигмен сформулировал это грубовато, но в принципе он прав: мы тоже будем на агравкорабле без опоздания.
– Исключено, – отрезал Донахью.
– Вы хотите сказать, что дополнительная масса двух человек выведет из строя систему управления кораблем?
– Да мы можем к нему хоть гору прицепить! – рассмеялся Пэннер.
– Тогда, может быть, у вас плохо с каютами?
Донахью посмотрел на Лакки с нескрываемой злобой.
– Не собираюсь отчитываться перед вами. Вас не возьмут, потому что так решил я. Понятно? – Его глаза торжествующе вспыхнули, и Лакки понял, что это маленькая месть за вчерашний эксперимент.
– Вы бы все же взяли нас, господин Директор…
Донахью сардонически усмехнулся.
– Не вижу смысла. Я буду уволен по решению Совета? Но у вас нет возможности связаться с ним! А после моего возвращения – увольняйте хоть трижды.
– Боюсь вас огорчить, но кажется, вы не все учли. – Лакки сделал печальную мину. – Уволитьто могут и задним числом. И сделают это, вне всяких сомнений. Что касается правительственных сообщений, то в них будет упомянуто имя вашего преемника. Вас даже не будет в списках.
Донахью побледнел. Он готов был наброситься на Лакки с кулаками.
– Ваше решение, господин Директор?
– Приходите, – еле выдавил из себя Донахью голосом в высшей степени неестественным.
Остаток дня Лакки провел в архиве, изучая досье занятых в Проекте людей. Бигмен же, в сопровождении Пэннера, путешествовал по бесчисленным лабораториям и громадным испытательным залам.
Лишь после ужина они вернулись в свою квартиру. Молчание Лакки само по себе не было чемто удивительным, молодой Советник и в лучшие времена не отличался болтливостью. Но маленькая складка между бровей говорила Бигмену о многом.
– Лакки, мы топчемся на месте, да?
– Пока что удача не слишком назойлива, скажем так.
Лакки сидел над библиотечным микрофильмом, из названия которого – «Высшая роботехника» – Бигмен понял, что пообщаться сегодня не удастся.
– Лакки, это надолго?
– Боюсь, что так, Бигмен.
– Ты не будешь против, если я навещу Норрича?
– Давай. – Лакки сосредоточенно возился с проектором.
Бигмен закрыл за собою дверь, но какоето время топтался на месте, обуреваемый сомнениями. Он думал о том, что всетаки следовало бы обсудить затею с Лакки.
– А я ничего не собираюсь делать! Только проверю коечто! Зачем беспокоить Лакки? Вот если подтвердится – тогда и расскажу! – сказал он себе и уверенно зашагал по коридору.
За шахматным столиком, на котором стояли шашки, устремив невидящий взгляд в сторону Бигмена, сидел Норрич.
Услышав вопросительное «да?», Бигмен торопливо представился.
– О! Входите, присаживайтесь! Советник Старр тоже с вами?
– Нет, он занят. Что касается меня, то я сыт этим агравом по горло. Доктор Пэннер таскал нас по всем закоулкам, но вряд ли я чтонибудь понял.
– Вы не принадлежите к меньшинству на этом спутнике! – Норрич улыбнулся. – Однако если отбросить математику, то коечто понять не так уж трудно.

Скачать книгу: Лаки Старр 5 [0.08 МБ]