Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Бигмен на мгновение прервал свое безнадежное занятие и буркнул:
– Убийцей, наверное?
– Ничего подобного! – энергично возразил Норрич. – Его можно понять… У этого человека никогда не было своего дома, он не изведал родительской ласки. Дурная компания, потом тюрьма – за мелкое вымогательство… Останься он на Земле – на голову бы сыпались одни невзгоды. И вот Саммерс прибывает на Юпитер9 и начинает новую жизнь. Он самостоятельно изучает технику монтажа при слабой гравитации, механику силового поля, агравтехнику. Его выдвигают на ответственную должность, и он показывает себя прекрасным работником. Его уважают и любят. Он впервые познает, что значит иметь доброе имя и положение. И сама мысль о возвращении на Землю, к своей прежней жизни, для него нестерпима.
– Настолько, – добавил Бигмен, – что он, превратив поединок в избиение, попытался убить Лакки.
– Да, мне рассказали о том, как Саммерс, с помощью субфазного осциллятора, нейтрализовал агравуправление мистера Старра. – Норрич нахмурился. – Глупость, которую можно объяснить только паническим состоянием бедняги. Ведь у него, в сущности, доброе сердце. Когда умер мой старый Матт…
– Ваш Матт? – переспросил Лакки.
– Да, раньше у меня была другая собака, тоже Матт. Она погибла от короткого замыкания в силовом поле. Ей не следовало находиться там, но иногда собаки исчезают по своим личным делам. Мой нынешний Матт поступает так же, если я не нуждаюсь в нем. Но он всегда возвращается. – Норрич ласково шлепнул пса, и тот, закрыв один глаз, застучал хвостом по полу. – Так вот, когда умер мой старый Матт, я нигде не мог раздобыть себе нового пса, и мне едва не пришлось убраться отсюда. Ведь хорошая собакаповодырь – большая редкость, на них всегда очередь. Администрация, конечно же, не хотела этим заниматься, ведь тогда обнаружилось бы, что они держат у себя слепого человека – Конгресс раздул бы это до неимоверных размеров. И вот тутто на помощь пришел Саммерс. Он использовал свои старые связи и доставил мне Матта. Все, конечно, было сделано не вполне легально, и Саммерс очень рисковал ради этой любезности. Так что Саммерс способен и на поступки вроде этого. Не будьте с ним суровы, прошу вас.
– Я не собираюсь и не собирался вредить ему. Но должен буду ознакомиться со всеми сведениями о нем, которые наверняка имеются в Совете.
– Конечно! И вы убедитесь, что он вовсе не головорез!
– Надеюсь. А теперь ответьте мне вот на какой вопрос… Вы не находите странным, что администрация даже не попыталась вмешаться в сегодняшнюю забаву?
Норрич коротко усмехнулся.
– Администрация? Если бы вас даже убили – директор Донахью не слишком огорчился бы! И все было бы замято! У него теперь заботы куда более важные, чем вы с вашим следствием.
– Заботы?
– Еще какие! Понимаете, у нас ежегодно новый руководитель проекта и новая полиция. Донахью – уже шестой, не лучший, кстати, наш босс, следует признать, правда, он отказался от бюрократической волокиты и не пытается устроить здесь военный лагерь. Время от времени давая людям возможность расслабиться и немножко побуянить, он добился результатов – первый агравкорабль готов взлететь. Говорят, это дело дней.
– Так скоро?
– Вполне возможно. Потому что менее чем через месяц Донахью будет уволен. Он совсем не заинтересован в отсрочке, ибо в этом случае его имя не попадет в анналы истории, и слава овеет когото другого.
– Тото он не хотел, чтобы мы садились сюда! – горячо воскликнул Бигмен.
– Не кипятись, – отмахнулся Лакки.
– Какой подлый тип! Сириус готовится проглотить Землю, а у него одна забота – прокатиться на своем жалком кораблике! – Бигмен поднял сжатый кулак, и сразу послышалось грозное рычанье Матта.
– Что вы делаете, Бигмен? – встревожился Норрич.
– Я? – удивился Бигмен. – Ничего!
– Никаких угрожающих жестов?
– Да нет… – Бигмен быстро опустил руку.
– Будьте осторожны с Маттом! Он обучен охранять своего хозяина! Сделайтека шаг в мою сторону и замахнитесь кулаком.
– В этом нет никакой необходимости. – Лакки красноречиво посмотрел на Бигмена. – Мы верим.
– Пожалуйста! – настаивал Норрич. – Никакой опасности, уверяю вас! Я вовремя остановлю Матта. Давайте, Бигмен! А то все тут так носятся со мной, что собака начинает забывать свои обязанности.
Бигмен шагнул вперед и без всякого энтузиазма поднял руку. Тотчас уши Матта прижались, глаза сузились, мышцы напряглись для прыжка, обнажились острые клыки и из гортани вырвалось хриплое рычанье.
Бигмен поспешно отступил.
– Сидеть, Матт! – приказал Норрич.
Пес успокоился. Лакки ясно почувствовал концентрацию напряжения, а затем – его ослабление в сознании Бигмена. От Норрича шли потоки нежного торжества.
– Ну, Бигмен, как ваши трехмерные дела?
– Сдаюсь! – раздраженно ответил марсианин. – Два кусочка я еще коекак сложил, но это мой потолок.
Норрич засмеялся.
– Смотрите! – Он взял в руки произведение Бигмена. – Ничего удивительного! Вы неправильно сложили!
Ошибка была быстро исправлена, и вскоре, как по волшебству, возникло аккуратное, но еще зыбкое яйцо, с небольшим отверстием посередине. Артистичным движением Норрич подхватил ключевую деталь, чуть задвинул ее внутрь конструкции, повернул против часовой стрелки и слегка подтолкнул.
– Готово! – объявил он, подбросив яйцо в воздух. Бигмен расстроился окончательно.
– Ну, мистер Норрич, – сказал Лакки, поднимаясь, – надеюсь, мы еще встретимся? Я учту все, что вы сказали о Саммерсе и об остальном. – Его рюмка так и осталась нетронутой.
– Рад был познакомиться. – Норрич встал и пожал им руки.
Уснул Лакки не сразу. Он лежал в темноте, слушал доносившееся из смежной комнаты посапыванье Бигмена и мысленно вновь возвращался к событиям минувшего дня.
Казалось, произошло чтото такое, чему не следовало происходить. Но что? Это вертелось почти на поверхности сознания, и Лакки уже было ухватил мысль, но – уснул.
А к утру все стерлось… Бигмен окликнул Лакки из своей комнаты, когда тот, приняв душ, сушился под струями теплого воздуха.
– Эй, Лакки! Я добавил двуокиси углерода и дал лягушке двойную порцию травки. Ведь вы возьмем ее на встречу с этим чертовым Директором?
– Конечно, Бигмен!
– Отлично! А как насчет того, чтобы позволить мне высказать все, что я о нем думаю?
– Не надо, Бигмен.
– Ура! Моя очередь идти в Душ!
Как и все люди Солнечной системы, Бигмен знал толк в водных процедурах, и принятие Душа было для него величайшим наслаждением. Лакки покорно приготовился прослушать неизбежный в таких случаях кошачий концерт.
Едва Бигмен покончил с первой дикой руладой, раздался сигнал внутренней связи.
– Старр! – По экрану растеклось морщинистое лицо Донахью. Его узкие губы были поджаты, и смотрел он на Лакки довольно неприязненно. – Говорят, вы уже успели подраться с одним из наших рабочих?
– Вот как?
– Вижу, вас не очень помяли?
– Нет, все в порядке, – улыбнулся Лакки.
– Вы, надеюсь, не забыли, что я предупреждал вас?
– У меня никаких претензий.
– В таком случае, мне хотелось бы узнать, намерены ли вы сообщить о случившемся на Землю?
– Я нигде не упомяну об этом инциденте, если только он не будет иметь прямого отношения к тому, что привело меня сюда.
– Прекрасно. – Видно было, что Донахью успокоился. – Я попросил бы также не касаться этой темы во время нашей встречи. Подслушивающие устройства, знаете ли… Мне бы не хотелось…
– Можете быть спокойны, господин Директор.
– Отлично. – Взгляд Донахью смягчился еще более. – Увидимся через час.
Лакки услышал, как Бигмен выключил воду и сокрушительное пение сменилось тихим мурлыканьем.
– Хорошо, мистер Донахью, – приветливо отозвался он и тут же вздрогнул от пронзительного, душераздирающего крика:
– Лакки!!!
В два прыжка он был в дверях, там уже стоял Бигмен с округлившимися от ужаса глазами.
– Лакки! Влягушка, Лакки! Она мертва! Она убита!

7. В игру вступает робот

Обломки пластикового аквариума уже высохли, лишь на полу оставалось немного влаги. Лист папоротника наполовину прикрывал тельце Влягушки.
Теперь, когда она была мертва и уже не могла контролировать эмоции окружающих, Лакки смотрел на нее без обычной нежности. Он чувствовал лишь гнев, и, прежде всего, это был гнев по отношению к себе, не предотвратившему беды.
Бигмен, попрежнему в одних брюках, сжимал и разжимал кулаки.
– Это моя вина, Лакки. Все изза меня. Я так громко орал, что не слышал, как ктото вошел.
«Вошел» – было не вполне подходящее слово Убийца не просто вошел – он прожег себе дорогу. Блок управления дверью буквально испарился под действием мощного источника энергии.
Лакки вернулся к экрану.
– Мистер Донахью…
– Что там у вас стряслось?
– До встречи. – Лакки прервал связь и вернулся к глубоко опечаленному Бигмену. – Нет, Бигмен, это я виноват. Не следовало принимать на веру слова дядюшки Гектора о том, что сирианцам ничего не известно про Влягушку и ее особые свойства. Предположи я обратное – она бы ни на минуту не осталась без присмотра.
Лейтенант Невски вытянулся по стойке смирно, едва Лакки с Бигменом переступили порог своей комнаты.
– Сэр, я рад, что вы живы и невредимы после вчерашней стычки! Если бы не было приказа, я ни за что не оставил бы вас!
– Забудьте, лейтенант, – рассеянно ответил Лакки. Он вспоминал тот миг прошедшей ночи, когда в его сознании вспыхнула некая важная догадка. Но попытки хоть чтото оживить оставались безуспешными, и Лакки стал думать о другом.
Они вошли в агравтуннель, где на этот раз кипела жизнь множество равнодушных лиц стремительно проносились мимо. Начинался рабочий день. Здесь соблюдался родной 24часовой ритм, с которым люди не расставались даже на самых отдаленных мирах. И хотя были места, где работа шла круглосуточно, основная масса людей работала в «дневную» смену, с девяти до пяти по стандартному солнечному времени. Стрелка часов подползала к девятке, и все направлялись к своим рабочим местам. Ощущение настоящего утра было не меньшим, чем оно бывает при виде восходящего солнца и капелек росы на траве.
Двое мужчин сидели за столом в глубине конференцзала Донахью встал и холодно представил Лакки незнакомца – Джеймса Пэннера, главного инженера и гражданского руководителя Проекта. Пэннер был приземистым, смуглым, с бычьей шеей и глубоко посаженными темнокарими глазами, на его рубашке не было никаких знаков отличия.
Когда Невски, козырнув, удалился, и дверь за ним закрылась, Донахью сказал:
– Теперь, когда мы остались вчетвером, можно приступить к делу.
– Впятером, – возразил Лакки, погладив кошку. – Это, случайно, не та, которую мы встретили вчера?
– Возможно, – раздраженно бросил Донахью. – Вообщето, у нас этого добра хватает. Однако, как мне кажется, мы собрались не для того, чтобы рассуждать о кошках.
– Не такая уж дурная тема для начала, господин Директор. И я выбрал ее не случайно. Вы помните нашу любимицу, сэр?
– Ваше маленькое венерианское чудо? – Вопрос был задан с неожиданной теплотой. – Помню! Это такая… – Донахью в замешательстве остановился, поймав себя на неожиданном всплеске чувств.
– У этого маленького существа, – продолжил Лакки, – была удивительная способность: оно могло обнаруживать, передавать и даже вызывать эмоции.
Донахью удивленно вскинул брови, но Пэннер насмешливо просипел:
– Я однажды уже слышал россказни об этом, господин Советник. И так хохотал, что чуть не упал со стула.
– Хохотать не следовало: вам сказали правду. И я намеревался, заручившись поддержкой господина Директора, побеседовать с людьми именно в присутствии Влягушки! Я прочувствовал бы эмоции каждого!
– Но чего вы добились бы этим? – недоуменно спросил Донахью.
– Возможно и ничего. Но попробовать все же стоило…
– Стоило? – заинтересованно переспросил Пэннер. – Почему вы постоянно употребляете прошедшее время, Старр?
Лакки тяжело посмотрел на Пэннера, затем на Донахью.
– Влягушка мертва.
– Убита сегодня утром! – горестно воскликнул Бигмен.
– Кто это сделал?
– Мы не знаем.
Донахью откинулся на спинку кресла.

Скачать книгу: Лаки Старр 5 [0.08 МБ]