Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Возобновилась непринужденная беседа.
– Сэр, – обратился Лакки к Пивирейлу. – Вы знаете, мне очень знакомо ваше лицо!
– Вот как? – Астроном вежливо улыбнулся. – Вряд ли нам доводилось встречаться…
– Может быть, на Церере?
– На Церере? – Пивирейл, который еще не вполне оправился от испуга, рассеянно смотрел на Лакки. – Там самая большая обсерватория во всей Солнечной системе… Да, в молодости мне приходилось работать там. Сейчас, впрочем, тоже наведываюсь.
– Вероятно, именно там я и видел вас.
В памяти Лакки ожили события тех беспокойных дней. Погоня за капитаном Энтоном, пираты, облюбовавшие астероид, и вторжение их кораблей на территорию Совета…
Пивирейл сокрушенно покачал головой.
– Увы, если бы я вас встретил там – запомнил бы непременно, но… – Он развел руками.
– Очень жаль… – улыбнулся Лакки.
– И для меня это большая потеря, поверьте… Тот период был вообще полосой потерь. Изза какогото пустякового недомогания я проморгал самый настоящий пиратский налет! И узнал подробности только от своих медсестер!
Пивирейл оглядел стол с жизнелюбивым выражением и, после того как механический официант подал десерт, возвестил:
– А теперь, джентльмены, предлагаю обсудить Световой Проект. – Он сделал паузу, улыбнулся, а затем продолжил: – Конечно, не слишком приятный предмет для разговора, если вспомнить об авариях. Кстати, о них… Мне хотелось бы поделиться с вами койкакими соображениями на сей счет. Вот и Майндс здесь. И поели мы на славу. И главное, мне есть что сказать.
– Вам? – с какойто непонятной, угрожающей интонацией переспросил Уртил.
– А почему бы и нет? – весело удивился Пивирейл. – Не каждый день имеются мысли, годные для сообщения, в конце концов! И я непременно выскажусь! – Голос астронома зазвучал торжественно и величаво. – Я знаю, кто виновник всех напастей!

5. Источник опасности

Пивирейл сделал паузу. Наслаждаясь эффектом, который произвели его слова, старик сиял.
Лакки с интересом наблюдал за происходящим… Ктото приветствовал заявление Пивирейла восторженными междометиями… Уртил, выпятив нижнюю губу, демонстрировал презрение… Гардома был явно удивлен… Ноздри Майндса нервно вздрагивали… лица остальных выражали самые разнообразные оттенки любопытства…
Но один человек привлек особое внимание Лакки. Это был Хенли Кук, второе по важности лицо меркурианской обсерватории, – «вицеПивирейл». Он рассматривал свои ухоженные ногти с какимто непонятным отвращением. Через мгновенье, однако, когда Кук оторвался от ногтей, взгляд его выражал совершенное безучастие.
Вот с кем не мешало бы побеседовать, подумал Лакки и вновь повернулся к Пивирейлу.
– Разумеется, диверсант не может быть одним из нас, – заговорил наконец астроном. – К такому выводу пришел Майндс, и я с ним полностью согласен. Я даже полагаю, что в расследовании, которое он провел, не было никакой необходимости. Никто из нас не способен на такое… Тем не менее, диверсии продолжаются и своим продуманным, предельно эффективным характером начисто отметают версию о случайной природе аварий!
– Я все понял! – возбужденно прервал его Бигмен. – Значит, на Меркурии есть жизнь! И все это – шалости аборигенов!
Гул иронических комментариев и даже смешки смутили маленького марсианина.
– Разве не это вы хотели сказать, мистер Пивирейл? – покраснев, промямлил он.
– Не совсем, – деликатно ответил Пивирейл.
– На Меркурии отсутствуют даже малейшие признаки жизни! – раздраженно выкрикнул один из астрономов. – Никаких сомнений!
– Вот как? – Лакки повернулся к говорившему. – А что, ктонибудь проверял?
– Естественно! Ведь на то и существуют разведывательные отряды!
Лакки грустно улыбнулся, вспомнив о встрече с разумными марсианскими существами, о сюрпризах Венеры…
– А вы можете поручиться за качество исследований, проведенных вашими отрядами? Вы убеждены в том, что обследована каждая квадратная миля?
Астроном высоко поднял брови, как бы говоря этим: «К чему такая дотошность?»
Бигмен усмехнулся и сразу стал похожим на гномика в хорошем настроении.
– Мой дорогой Старр! – вновь раздался мудрый голос Пивирейла. – Так или иначе, но исследованиями ничего не обнаружено. Если даже принять во внимание саму возможность жизни на Меркурии – таковая ничтожно мала. И давайтека не мудрить, а считать единственной формой разумной жизни ту, представителями которой мы с вами имеем счастье быть.
Спорить было бесполезно, и Лакки промолчал.
– И к чему, скажите на милость, – обращаясь к Пивирейлу, раздраженно вмешался Уртил, – нам следует приложить эту бесценную информацию?
Пивирейл, казалось, не слыша вопроса, смотрел то на одного, то на другого, обходя взглядом Уртила. Но ответ все же последовал.
– Дело в том, что, как известно, люди есть не только на Земле. Они разлетелись по множеству звездных систем. – Тут лицо Пивирейла внезапно побледнело и напряглось. – Представители человеческого рода есть и на планетах Сириуса! – сообщил он возмущенно. – Не они ли диверсанты?
– А почему именно они? – спокойно, совершенно не в тон Пивирейлу, поинтересовался Лакки.
– А почему бы и нет? Ведь они нападали на Землю?
Это было действительно так. Лакки помнил недавнее вторжение сирианцев. Они уже хозяйничали на Ганимеде, но вскоре вынуждены были убраться восвояси, так ничего и не добившись. Но помнил Лакки и другое. С тех самых пор у землян появилась скверная привычка во всех бедах своих винить сирианцев.
– Совсем недавно, – продолжал тем временем Пивирейл, – месяцев пять назад, мне довелось побывать у них. Сирианцы, как известно, не принимают ни иммигрантов, ни просто гостей… Но так как речь шла о межзвездном симпозиуме, пройдя сквозь все испытания бюрократической волокиты, я получил вожделенную визу. Ну вот… Что бросается в глаза прежде всего? Чрезвычайно низкая плотность заселения планет и ей под стать – степень централизации. Сирианцы объединены в небольшие родовые союзы, каждый из которых имеет свой собственный энергетический источник и все необходимые службы, а также значительное количество механических рабов – в виде позитронных роботов. Сирианцы не занимаются физическим трудом, понимая себя исключительно как военную аристократию. Все они виртуозны в обращении с космическими крейсерами и другими опасными игрушками. Их голубая мечта – уничтожить Землю и даже память о ней.
– Пусть только сунутся! – Бигмен заерзал в своем кресле. – Только сунутся пусть!
– Подготовятся – сунутся, – сказал Пивирейл, тяжело вздохнув. – И если мы будем и дальше хлопать ушами – победят. А пока что – шесть миллиардов дрожащих ягнят с ужасом слушают клацанье волчьих зубов. Земля беззащитна, и беззащитность эта увеличивается год от года. Зерно мы получаем с Марса, а дрожжи с Венеры… Минералы, после того как были заброшены здешние шахты, – добываются на астероидах, чтото другое – еще гдето… А по осуществлении Светового Проекта Земля будет зависеть также и от космических станций, поставляющих солнечный свет! Почему никто не подумал о том, насколько мы уязвимее от этого станем, Старр? Ведь отряд сирианских налетчиков, атаковав аванпосты Системы, вызовет панику и голод на Земле, даже не нападая на нее непосредственно! А чем мы можем ответить? Даже если перебьем их всех – прилетят новые, и война возобновится!
Старик почти задыхался от волнения. Видно было, что ему необходимо выговориться.
Взгляд Лакки вернулся к Хенли Куку. Тот сидел, опустив глаза, подперев голову кулаком. Лицо его горело, и краска эта означала не гнев или возмущение, а скорее замешательство.
В разговор вступил Скотт Майндс. Речь Пивирейла была воспринята им предельно скептически.
– А на кой, скажите, им вся эта возня? Они же процветают! Ведь, покорив Землю, сирианцы вынуждены будут кормить нас!
– Как же! – вознегодовал Пивирейл. – Накормят! Они нуждаются в наших ресурсах, уразумейте! А нам предоставится возможность умирать с голоду!
– Но постойте! – подал голос доктор Гардома. Этого не может быть!
– Ну почему же? Такова их политика. Сирианцы считают нас едва ли не животными. С тех давних пор как земляне колонизировали планеты Сириуса, они там с тщательностью селекционеров изменяли себя, пока не избавились, наконец, от болезней и коекаких, на их взгляд, излишеств в человеческой природе. В отличие от нас, например, сирианцы имеют единообразный, если не навсегда, то надолго установленный внешний облик. То есть у всех одинаковый рост, цвет глаз, черты лица и так далее. Мы же, со своей пестротой, воспринимаемся сирианцами как низшие существа. Поэтому мы не можем, если бы даже захотели, жить там. Поэтому, чтобы попасть на симпозиум, я должен был обратиться за помощью к самым влиятельным лицам правительства. В то время как астрономы других систем получили наилюбезнейшие приглашения. Да, еще один милый штришок… Жизнь человеческая ничего для них не значит и ничего не стоит. Сирианцы полностью сосредоточены на всякого рода машинах и механизмах. Я наблюдал, как они обращаются со своими роботами. Куда деликатней, чем друг с другом! Всерьез считая, что один робот стоит сотни землян, они души не чают в своих куклах!
– Роботы стоят дорого, – пробормотал Лакки. – И с ними следует обращаться бережно.
– Может быть, может быть… Но люди, поглощенные заботами о машинах, и только о машинах, становятся черствыми.
Лакки подался вперед и, не сводя с Пивирейла своих умных глаз, не без пафоса произнес:
– Сэр! То, что сирианцы убеждены в своем превосходстве над всеми и унифицировали свою внешность, – погубит их! Без разнообразия нет развития! И пока что Земля, а не Сириус лидирует в научных исследованиях! Даже позитронные роботы, о которых вы упомянули, были созданы землянами!
– Такто оно так, – согласился астроном. – Но мы не используем роботов, считая, что это расстроит нашу экономику. Относительную стабильность сегодняшней жизни мы ставим выше завтрашней безопасности. Фактически мы умудряемся своими научными достижениями ослаблять себя и крепить мощь Сириуса – вот ведь какая штука… – И Пивирейл, откинувшись на спинку кресла, мрачно засопел.
Механический официант, который благодаря диамагнитному полю передвигался совершенно не касаясь пола и потому – бесшумно, своими чуткими щупальцами убирал тарелки внутрь себя, в довольно вместительную нишу.
– Вот вам разновидность робота, если угодно, – кивнул на него Лакки.
– Это простейший автомат, – пробурчал Пивирейл. – Без позитронного мозга. Он не сможет адаптироваться к малейшему изменению в задании.
– Что верно, то верно… – рассеянно согласился Лакки. – Так, говорите, это сирианцы шалят с нашим оборудованием?
– Да, безусловно, они.
– А с какой целью, позвольте узнать?
Пивирейл пожал плечами.
– Наверное, это только часть их обширного плана. Или разминка перед вторжением. Ведь Световой Проект не значит ничего – для них, во всяком случае… Три диверсии – сигнал об опасности, нависшей над нами! И я бы очень хотел, чтобы Совет Науки и правительство прониклись пониманием этого!
Предварительно кашлянув, в разговор вступил Хенли Кук.
– Сирианцы ведь люди, как и мы, не так ли? Если они здесь – то где именно?
– Чтобы выяснить это, необходима исследовательская экспедиция, – с некоторым раздражением отчеканил Пивирейл. – Хорошо подготовленная и должным образом экипированная экспедиция.
– Но ведь я уже был на солнечной стороне! – Глаза Майндса, произнесшего эти слова, возбужденно горели. – И готов поклясться, что…
– Хорошо подготовленная и должным образом экипированная экспедиция! – еще тверже повторил астроном. – Впечатления от ваших прогулок, Майндс, можете оставить при себе!
Инженер мгновенно сник.
– А вы, Уртил, что думаете по этому поводу? – спросил вдруг Лакки.
Уртил поднял глаза и посмотрел на него с нескрываемой ненавистью.
– Свое мнение я оставлю при себе. Хочу также предупредить коекого, что одурачить меня – не такто просто.
Лакки, оставив Уртила с его поджатыми губами, вновь обратился к Пивирейлу.
– А нельзя ли обойтись без экспедиции, сэр? Ведь, предположив, что сирианцы действительно находятся на Меркурии, мы можем установить примерное их местонахождение, не выходя изза стола!
– Давай, Лакки! – бурно возликовал Бигмен. – Покажи им класс!
– Как вы себе это представляете, мистер Старр? – насмешливо спросил Пивирейл.
– Поставим себя на место сирианцев… Итак, они совершают регулярные диверсии в течение довольно длительного времени. Для этого необходимо иметь базу неподалеку от места наших с ними, к сожалению, общих работ. Значит, она у нас прямо под носом… Поскольку означенные координаты не слишком точны, давайте разделим Меркурий на две части: солнечную и темную. Вряд ли сирианцы устроились на солнечной стороне – там, согласитесь, не слишком комфортно.
– Будто темная сторона – лучше… – криво усмехнулся Кук.
– Представьте себе – да! По крайней мере, тут уже чтото родное, тут – привычная для людей среда. Самый обычный грунт, который уперся в черноту космоса. Да, холодновато, но не холодней, чем в космосе. Темно и нет воздуха? Это тоже встречалось… люди давно приспособились к такому.
– Тактактак? – Глаза Пивирейла были переполнены живейшим интересом. – Продолжайте, мистер Старр!
– Однако создание тайной базы, которая должна функционировать не месяц и не два, – штука сложная. У них должен быть корабль, на котором они прилетели и собираются улететь. Если же предположить, что за ними заедут, нужно иметь значительные запасы пищи и воды, а также мощный источник энергии. Одно это занимает целую комнату, а ведь наши друзья должны оставаться незамеченными! Да, есть только одноединственное место, где сирианцы могут чувствовать себя в полной безопасности…
– Где, где? – Бигмен не сомневался, что его друг, как всегда, на верном пути. – Ну же!
– Как только я появился здесь, – издалека начал Лакки, – мистер Майндс рассказал мне о меркурианских шахтах, ныне бездействующих. Несколько минут назад мистер Пивирейл тоже вспомнил о них. Оба любезно натолкнули меня на мысль о том, что в стволах и проходах могли остаться незасыпанные пустоты. А ведь шахты, как я понимаю, расположены в местах прохладных, то есть вблизи полюсов…
– Да, вы правы, – запинаясь, подтвердил Кук. – Задолго до того, как была построена наша обсерватория, под Куполом действительно велась добыча минералов.
– В таком случае, весьма вероятно, что сирианская база находится под этим столом.
Перешептывание изумленных слушателей бесцеремонно прервал гортанный голос Уртила.
– Все это куда как забавно, бесценный Старр! А что дальше? Что вы намерены предпринять?
– Прежде всего – спуститься туда. А после – посмотрим…

6. Приготовления

– Как, вы с Бигменом отправляетесь туда одни? – встрепенулся доктор Гардома.
– Разумеется! – с глумливым возмущением ответил ему Уртил. – Вход только для героев! Прекрасно знающих, что там никого и ничего нет…
– Мы бы, конечно, взяли тебя с собой, – сокрушенно сказал Бигмен, – но боюсь, что с таким длинным языком ты вряд ли влезешь в скафандр.
– Зато ты поместишься в нем даже на ходулях! – парировал Уртил.
– Всетаки, это опасно, – озабоченно продолжал доктор. – И если там действительно ктото окажется…
– Не думаю, что риск так уж велик, – поспешил успокоить его Лакки. – Это будет всего лишь беглое предварительное обследование, не более того. Не исключено, что Уртил прав, и там вполне невинная пустота. А если нет – мы вызовем помощь.
– Люблю я, джентльмены, экстремальные ситуации… – мечтательно улыбнувшись, признался Бигмен. – Вот подай мне ее – и все тут!

Скачать книгу: Лаки Старр 4 [0.08 МБ]