Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Айзек Азимов. Думай!




Руки Дженевьевы Реншоу, доктора медицины, были глубоко засунуты в
карманы лабораторного халата, и сквозь ткань угадывались сжатые кулаки, но
голос ее был спокоен.
- Дело в том, - сказал она, - что у меня все почти готово, но мне
требуется помощь, чтобы избавиться от этого "почти".
Джеймс Берковиц, физик, имевший склонность опекать простых
физиологов, когда они слишком привлекательны, чтобы быть доступными,
привык называть ее Дженни Рен, когда она этого не слышала. Он с
удовольствие говорил, что у Дженни Рен классический профиль и удивительно
гладкие и прямые брови, если принять во внимание, что за этими бровями
расположен столь незаурядный мозг. Однако он усвоил, что не стоит выражать
свое восхищение - в смысле классического профиля - поскольку это
называется мужским шовинизмом. Лучше было восхищаться умом, но все же он
предпочитал не делать этого вслух в ее присутствии.
Поскребывая большим пальцем подрастающую на подбородке щетину, он
сказал: - Ну думаю, что у начальства надолго хватит терпения. У меня такое
ощущение, что тебя собираются еще до конца недели вызвать на ковер.
- Поэтому мне и нужна твоя помощь.
- Боюсь, ничем не смогу помочь. - Он неожиданно увидел свое отражение
в зеркале и на мгновение залюбовался укладкой волос на голове.
- И помощь Адама тоже, - добавила она.
Адам Орсино, который до этого момента потягивал кофе и выглядел
погруженным в размышления, вздрогнул, словно от неожиданного пинка сзади и
выдавил: - Почему я? - Его пухлые губы задрожали.
- Потому что вы здесь специалисты по лазерам. Джим - теоретик, и Адам
- инженер. А я придумала такое применения для лазера, которое вам и не
снилось. Я не смогу их убедить одна, а вы вдвоем сможете.
- В том случае, - сказал Берковиц, - если ты сможешь сначала убедить
нас.
- Хорошо. Допустим, вы позволите мне отнять час вашего драгоценного
времени, если вы не боитесь, что вам покажут нечто совершенно новое о
лазерах. Можете потратить на это то время, когда вы пьете кофе.


Все прочее в лаборатории Реншоу затмевал компьютер. Нельзя сказать,
что он был необычно большим, но выглядел вездесущим. Реншоу разработала
свою технику обращения с компьютером, и модифицировала и наращивала в нем
блоки до тех пор, пока никто кроме нее (и, как иногда полагал Берковиц,
даже она сама) не мог уверенно с ним обращаться. Не такой уж неплохой
результат для биолога, говорила она.
Она молча закрыла дверь, затем повернулась и неулыбчиво взглянула на
обоих. Берковиц с неудовольствием ощутил немного неприятный запах, а
шевелящийся нос Орсино подтвердил, что тот его тоже почувствовал.
- Позвольте мне перечислить для вас применения лазера, - сказала
Реншоу. - Если вы не возражаете против такой дилетантской лекции. Лазер -
источник когерентного излучения, все световые волны которого имеют одну
длину и движутся в одном направлении, поэтому оно лишено помех и может
использоваться в голографии. Модулируя световые волны, вы можем с высокой
точностью наложить на них информацию. Более того, поскольку длина волны
лазера в миллион раз меньше, чем у радиоволн, лазерный луч может нести в
миллион раз больше информации, чем эквивалентный радиолуч.
Берковиц явно забавлялся.
- Вы работаете над лазерной системой связи, Дженни?
- Ничего подобного, - возразила она. - Я оставляю столь очевидные
достоинства физикам и инженерам. Лазер также способен концентрировать
порции энергии на микроскопической площади и выделять эру энергию по
частям. При больших мощностях можно взрывать водород и, возможно, начать
управляемую ядерную реакцию...
- Убежден, что и этого у вас нет, - сказал Орсино, чья лысая голова
блестела в свете флуоресцентных ламп.
- Нет. Я и не пыталась. при малых мощностях можно пробивать отверстия
в самых огнеупорных материалах, сваривать детали, обрабатывать их
нагревом, делать углубления и разметку. Можно так быстро удалить или
выжечь крошечные порции вещества в ограниченной области, что вещество
вокруг даже не успеет нагреться. Так можно обрабатывать зубную эмаль,
сетчатку глаз и так далее. И, конечно же, лазер - это усилитель, способный
усиливать слабые сигналы с большой точностью.
- А зачем вы нам все это говорите? - спросил Берковиц.
- Чтобы показать, как эти свойства могут быть использованы в моей
области, нейрофизиологии.
Она пригладила рукой свои темные волосы, словно впервые
заволновалась.
- Десятилетиями, - сказала она, - мы умели измерять очень слабые
изменяющиеся потенциалы мозга и записывать их в виде электроэнцефалограмм,
ЭЭГ. Мы получали альфа, бета и дельта-волны, тета-волны, различные
вариации в различное время, в зависимости от того, открыты или закрыты
глаза, дремлет или бодрствует человек. Но информации из всего этого мы
получили очень мало. Беда в том, что мы записываем перекрестные комбинации
сигналов десяти миллиардов нейронов. Это то же самое, что слушать
разговоры всех людей на Земле, даже больше - 1,25 населения Земли - с
большого расстояния, и пытаться услышать отдельные разговоры. Мы можем
зарегистрировать какие-то крупные, общие изменения - мировую войну или
повышение громкости шума - но ничего более тонкого. Сходным образом мы
можем отметить некоторые крупные неисправности мозга, к примеру,
эпилепсию, но ничего более мелкого.
Предположим теперь, что мозг можно просвечивать тончайшим лазерным
лучом, клетку за клеткой, и так быстро, что ни одна из них не получит
достаточно энергии, чтобы существенно повысить свою температуру. Мизерные
потенциалы каждой клетки могут по принципу обратной связи воздействовать
на луч лазера, и эти модуляции можно будет усилить и записать. Тогда вы
получите новый вид измерений, лазерную энцефалографию, ЛЭГ, если хотите,
которая будет содержать в миллион раз больше информации, чем обычная ЭЭГ.
- Отличная мысль, - сказал Берковиц. - Но всего лишь мысль.
- Более чем мысль, Джим. Я работала над этим пять лет, поначалу в

Скачать книгу: Думай! [0.01 МБ]