Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Айзек Азимов. Двухсотлетний человек




1


- Благодарю вас, - сказал Эндрю Мартин и сел на предложенный стул. Он
не выглядел как человек, доведенный до последней черты, но дело обстояло
именно так.
На его лице не читалось никаких особенных эмоций, лишь спокойное
безразличие, разве что в глазах угадывалась печаль. У него были гладкие
черные волосы, довольно густые, на коже лица волос не было совсем. Он
выглядел недавно и тщательно выбритым. Одежда была явно старомодной, но
аккуратной, в ней преобладал бархатистый красновато-пурпурный оттенок.
Хирург сидел за столом лицом к нему, и именная табличка на столе
содержала полностью идентифицирующую его серию букв и цифр, на которую
Эндрю не обратил внимания. Вполне достаточно называть его "доктор".
- Когда может быть выполнена операция, доктор? - спросил он.
Хирург ответил мягко, с той явно отчуждающей ноткой уважения, которую
всегда применяли роботы, обращаясь к людям:
- Я не совсем уверен, сэр, что понял, как и на ком должна быть
выполнена подобная операция.
Тут на лице хирурга могло бы появиться выражение почтительной
непреклонности, если бы роботы его типа, сделанные из нержавеющей стали с
оттенком бронзы, могли менять выражение лица.
Эндрю Мартин разглядывал правую, режущую руку робота, которая
совершенно неподвижно лежала на столе. Пальцы были длинные и столь
артистически изогнутые, что легко было представить, как они держат
скальпель, который на время становился с ними единым целым.
В его работе не будет неуверенности, колебаний, дрожи пальцев, не
будет ошибок. Это, разумеется, приходит со специализацией, которую
человечество желало столь упорно, что лишь немногие роботы теперь
снабжались независимым мозгом. Хирург, разумеется, должен иметь такой
мозг. И все же этот робот, несмотря на мозг, настолько ограничен в своих
способностях, что не узнал Эндрю - вероятно, он и не слышал о нем.
- Тебе никогда не хотелось стать человеком? - спросил Эндрю.
Хирург на мгновение помедлил с ответом, словно вопрос затерялся в его
позитронных схемах.
- Но я робот, сэр.
- Не лучше ли было бы быть человеком?
- Лучше, сэр, было бы стать более опытным хирургом. Я не могу стать
таким, будучи человеком, зато могу стать более усовершенствованным
роботом. Мне было бы приятно стать более усовершенствованным роботом.
- А тебя не оскорбляет, что я могу тебе приказывать? Что я могу
заставить тебя встать, сесть, пойти направо или налево просто велев тебе
так сделать?
- Мне нравится выполнять ваши пожелания, сэр. Если ваши приказы
помешают моему функционированию по отношению к вам или любому другому
человеку, я не стану их выполнять. Первый закон, касающийся моих
обязанностей по отношению к человеческой безопасности, станет преобладать
над вторым законом, связанным с подчинением. В любом другом случае
подчинение доставляет мне удовольствие... Но на ком я должен провести
операцию?
- На мне, - сказал Эндрю.
- Но это невозможно. Операция явно нанесет вам вред.
- Это не имеет значения, - спокойно произнес Эндрю.
- Я не должен никому наносить вреда, - сказал хирург.
- Не должен по отношению к человеку, - сказал Эндрю. - Но я тоже
робот.



2


Эндрю выглядел гораздо больше похожим на робота, когда был впервые...
сделан. Внешне он был таким же роботом, как и любой другой, изящно
сконструирован и функционален.
Он хорошо справлялся со своими обязанностями в доме, в который был
привезен в те дни, когда роботы в домашнем хозяйстве, да и вообще на
планете, были редкостью.
В доме жили четверо: Сэр, Мэм, Мисс и Маленькая Мисс. Конечно, он
знал их имена, но никогда их не употреблял. Сэра звали Джеральд Мартин.
Его серийный номер был NDR..., а цифры он забыл. Конечно, прошло
много времени, но если бы он хотел помнить свой номер, то не смог бы его
забыть. Он не хотел помнить.
Маленькая Мисс первой назвала его Эндрю, потому что не могла
выговаривать все буквы. А затем так стали поступать и остальные.
Маленькая Мисс... Она прожила девяносто лет и давно уже мертва.
Однажды он попытался назвать ее Мэм, но она не позволила. Она так и
осталась Маленькой Мисс до своего последнего дня.
Эндрю должен был выполнять обязанности дворецкого, камердинера и
горничной. Это были испытательные дни для него, и, в общем-то, для всех
роботов, не занятых на заводах и исследовательских станциях Земли.
Мартинам он очень нравился, и половину времени он не был в состоянии
заниматься работой, потому что Мисс и Маленькая Мисс хотели с ним играть.
Мисс первая поняла, как это можно устроить. Она сказала ему:
- Мы приказываем тебе играть с нами, и ты должен выполнять приказ.
- Мне очень жаль, Мисс, но я уже получил от Сэра более ранний приказ,
который, несомненно, должен иметь преимущество.
- Папа всего лишь сказал, что надеется, что ты займешься уборкой, -
возразила она. - Это вовсе не приказ. А я тебе _п_р_и_к_а_з_ы_в_а_ю.
Сэр не возражал. Сэр любил Мисс и Маленькую Мисс даже больше, чем
сама Мэм, и Эндрю их тоже любил. По крайней мере эффект, который они
оказывали на его действия, был таким же, какой в случае человека был бы
назван результатом любви. Эндрю думал об этом, как о любви, потому что не
знал, как это назвать по-другому.

Скачать книгу: Двухсотлетний человек [0.04 МБ]