Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Айзек Азимов. Годовщина




Все было готово к ежегодному ритуалу.
На этот раз очередь была дома Мура, и поэтому миссис Мур с детьми
покорно отправилась на вечер к своей матери.
Уоррен Мур со слабой улыбкой осмотрел комнату. Вначале его заставлял
действовать только энтузиазм Марка Брендона, но теперь ему и самому
нравилось вспоминать. Он решил, что это приходит с возрастом, с двадцатью
добавочными годами. У него вырос животик, поредели волосы, смягчилась
челюсть, и, что хуже всего, он стал сентиментален.
Так что окна были поляризованы до полной непрозрачности, шторы
опущены. Лишь кое-где огоньки на стенах, так отмечалось слабое освещение и
ужасная изолированность давнего дня крушения.
На столе пакеты и тюбики космического рациона и, конечно, в центре
нераспечатанная бутылка зеленой воды джабра, крепкого напитка, который
можно извлечь только из химически активных марсианских грибов.
Мур посмотрел на часы: скоро будет и Брендон; он никогда не
опаздывает на этот праздник. Единственное беспокойство вызывало
воспоминание о голосе Брендона в трубке: "Уоррен, на этот раз у меня для
тебя сюрприз. Подожди и увидишь. Подожди и увидишь".
Муру всегда казалось, что Брендон почти не стареет. Младший из них
сохранил стройность и энергию, с какой относился к жизни на пороге своего
сорокалетия. Сохранил способность возбуждаться при хороших известиях и
впадать в отчаяние при плохих. Волосы его начали седеть, но в остальном,
когда Брендон расхаживал взад и вперед, быстро говоря на пределе громкости
о чем угодно, Муру не нужно было даже закрывать глаза, чтобы увидеть
впавшего в ужас юношу на обломках "Серебряной королевы".
Прозвучал дверной сигнал, и Мур, не оборачиваясь, пнул реле.
- Входи, Марк.
Но ответил незнакомый голос, негромко, вопросительно:
- Мистер Мур?
Мур быстро обернулся. Брендон, конечно, тоже здесь, но сзади,
возбужденно улыбается. Перед ним стоит кто-то другой, невысокий,
приземистый, совершенно лысый, сильно загорелый и с ощущением космоса во
всем облике.
Мур удивленно сказал:
- Майк Ши... _М_а_й_к _Ш_и_, клянусь космосом!
Они со смехом пожали друг другу руки.
Брендон сказал:
- Он связался со мной через контору. Вспомнил, что я работаю в
"Атомик Продактс"...
- Годы прошли, - сказал Мур. - Ну-ка посмотрим, ты был на Земле
двенадцать лет назад...
- Он никогда не был на годовщине, - заметил Брендон. - Как насчет
этого? Сейчас он уходит в отставку. Из космоса в место, которое купил в
Аризоне. Пришел поздороваться со мной перед отъездом - только для этого
задержался в городе, - а я был уверен, что он приехал на годовщину. "Какую
годовщину?" - спросил этот старый чудак.
Ши с улыбкой кивнул.
- Он говорит, что ты из этого каждый год устраиваешь праздник.
- Еще бы, - с энтузиазмом подтвердил Брендон, - и сегодня мы впервые
будем отмечать втроем, впервые настоящая годовщина. Двадцать лет, Майк,
двадцать лет, как Уоррен собрал то, что оставалось от крушения, и привел
нас на Весту.
Ши осмотрелся.
- Космический рацион? Я тут как дома. И джабра. Да, помню... двадцать
лет. Я никогда об этом не думал, и теперь, сразу, все как вчера. Помните,
как мы наконец добрались до Земли?
- Помню ли я? - воскликнул Брендон. - Парады, речи. Уоррен
единственный настоящий герой в этом деле, и мы все продолжали повторять
это, но никто не обращал внимания. Помните?
- Ну, ладно, - сказал Мур. - Мы были первыми пережившими космическое
крушение. Мы были необычны, а все необычное привлекает внимание и достойно
быть отмеченным. Это иррационально.
- Эй, - сказал Ши, - а помните песню, которую по этому поводу
сочинили? Марш? "Мы поем о дорогах в космосе, о безумных путях людей..."
Своим чистым тенором подхватил Брендон, и даже Мур поддержал
последнюю строку, так что задрожали шторы. "...на обломках корабля", -
закончили они и рассмеялись.
Брендон сказал:
- Давайте откроем джабру и немного выпьем. Этой бутылки должно
хватить на весь вечер.
Мур объяснил:
- Марк настаивает на полной аутентичности. Надеюсь, он не ждет, чтобы
я вылез из окна и облетел вокруг дома.
- А это мысль, - заявил Брендон.
- Помните наш последний тост? - Ши поднял пустой стакан и
провозгласил: - Джентльмены, за наш годовой запас доброй старой аш два о,
который нас не подвел. Три пьяных бродяги, когда приземлились. Ну, мы были
детьми. Мне было тридцать, и я считал себя стариком. А теперь, - голос его
внезапно стал печальным, - меня отправили на пенсию.
- Пей! - сказал Брендон. - Сегодня тебе снова тридцать, и мы
вспоминаем день на "Серебряной королеве", хотя больше никто этого не
помнит. Грязная переменчивая публика.
Мур рассмеялся.
- А чего ты ожидал? Национальный праздник каждый год с ритуальной
пищей и питьем - космическими рационами и джаброй?
- Послушайте, мы по-прежнему единственные пережившие космическое
крушение, а посмотрите на нас. Нас все забыли.
- Ну, это неплохое забвение. Мы отлично провели время, а это слава
дала нам хороший толчок вверх по лестнице. У нас все хорошо, Марк. И так
же было бы у Майка Ши, если бы он не захотел вернуться в космос.
Ши улыбнулся и пожал плечами.
- Мне там нравилось. Я не жалею. Со страховой компенсацией у меня
теперь есть деньги для пенсионной жизни.
Брендон, вспоминая, сказал:

Скачать книгу: Годовщина [0.02 МБ]