Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

по крайней мере могли бы сказать, в чем дело, чтобы мы сумели защищаться,
объяснить.
- А они не говорят?
- Не говорят.
Майкл стоял, широко расставив ноги, засунув руки глубоко в карманы.
Он обеспокоенно произнес:
- Слушай, ма, Мултивак никогда не ошибается.
Отец беспомощно уронил руку на подлокотник дивана.
- Говорю тебе, я не думаю ни о каком преступлении.
Дверь без стука открылась, и в комнату энергичным, уверенным шагом
вошел человек в форме. Лицо его было холодно и официально.
- Вы Джозеф Мэннерс?
Джо Мэннерс поднялся.
- Да. Что вы еще от меня хотите?
- Джозеф Мэннерс, по распоряжению правительства вы арестованы. - И он
показал удостоверение офицера Отдела контроля и управления. - Я вынужден
просить вас отправиться со мной.
- Но почему? Что я сделал?
- Я не уполномочен обсуждать этот вопрос.
- Допустим даже, что я задумал преступление, нельзя арестовать за
одну только мысль о нем. Для этого я должен действительно совершить
преступление. Иначе арестовать нельзя. Это противоречит закону.
Но агент оставался глух ко всем доводам.
- Вам придется отправиться со мной.
Миссис Мэннерс вскрикнула и, упав на диван, истерически зарыдала.
У Джозефа Мэннерса не хватило смелости оказать прямое сопротивление
агенту - это значило бы нарушить законы, к которым его приучали всю жизнь.
Но все же он стал упираться, и офицеру пришлось, прибегнув к силе, тащить
его за собой. Голос Мэннерса был слышен даже за дверью.
- Скажите мне, в чем дело? Только скажите. Если бы я знал... Это
убийство? Скажите, предполагают, что я замышляю убийство?
Дверь захлопнулась. Побледневший Майкл Мэннерс совсем по-детски,
растерянно поглядел сперва на дверь, а потом на плачущую мать.
Стоявший за дверью Бен Мэннерс внезапно почувствовал себя главой
семьи и решительно сжал губы, твердо зная, как ему поступить.
Если Мултивак отнимал, то он мог и давать. Только сегодня Бен
присутствовал на торжестве. Он слышал, как тот человек, Рэндолф Хоч,
рассказывал про Мултивак и про то, что он может делать. Он отдает
приказания правительству и в то же время не игнорирует простых людей и
выручает их, когда они обращаются к нему за помощью. Любой может просить
помощи у Мултивака, а любой - это значит и Бен. Ни матери, ни Майклу не
удержать его. У него есть немного денег из тех, что были ему даны на
сегодняшний праздник. Если позднее они хватятся его и будут волноваться, -
что ж, ничего не поделаешь. Сейчас для него на первом месте отец.
Он вышел с черного хода. Караульный в дверях проверил документы и
пропустил его.


Гарольд Куимби заведовал сектором жалоб на балтиморской подстанции
Мултивака. Этот отдел гражданской службы Куимби считал самым важным.
Отчасти он был, пожалуй, прав; во всяком случае, когда Куимби рассуждал на
эту тему, почти никто не мог остаться равнодушным.
Во-первых, как сказал бы Куимби, Мултивак, по сути дела, вторгается в
частную жизнь людей. Приходится признать, что последние пятьдесят лет
мысли и побуждения человека больше не принадлежат ему одному, в душе у
него нет таких тайников, которые можно было бы скрыть. Но человечеству
требуется что-то взамен утраченного. Конечно, мы живем в условиях
материального благополучия, покоя и безопасности, но все таки эти блага -
нечто обезличенное. Каждый мужчина, каждая женщина нуждаются в каком-то
личном вознаграждении за то, что они доверили Мултиваку свои тайны. И все
получают это вознаграждение. Ведь каждый имеет доступ к Мултиваку,
которому можно свободно доверить все личные проблемы и вопросы, без
всякого контроля и помех, и буквально через несколько минут получить
ответ.
В любой нужный момент в эту систему вопросов-ответов вовлекались пять
миллионов цепей из квадрильона цепей Мултивака. Может быть, ответы и не
всегда бывали абсолютно верны, но они были лучшими из возможных, и каждый
спрашивающий знал, что это лучший из возможных ответов, и целиком на него
полагался. А это было главное.
Отстояв в медленно двигавшейся очереди (на лице каждого мужчины и
каждой женщины отражались надежд, смешанная со страхом, или с волнением,
или даже с болью, но всегда по мере приближения к Мултиваку надежда
одерживала верх), Бен наконец подошел к Куимби.
Не поднимая глаз, Куимби взял протянутый ему заполненный бланк и
сказал:
- Кабина 5-Б.
Тогда Бен спросил:
- А как задавать вопросы, сэр?
Куимби с некоторым удивлением поднял голову.
Подростки, как правило, не пользовались службой Мултивака. Он
добродушно сказал:
- Приходилось когда-нибудь это делать, сынок?
- Нет, сэр.
Куимби показал модель, стоявшую него на столе.
- Там будет такая штука. Видишь, как она работает? В точности, как
пишущая машинка. Ничего не пиши от руки, пользуйся клавишами. А теперь иди
в кабину 5-Б. Если понадобится помощь, просто нажми красную кнопку -
кто-нибудь придет. Направо, сынок, по этому проходу.
Он следил за мальчиком, пока тот не скрылся, потом улыбнулся. Еще не
было случая, чтобы кого-нибудь не допустили к Мултиваку. Конечно, всегда
находятся людишки, которые задают нескромные вопросы о жизни своих соседей
или о разных известных лицах. Юнцы из колледжей пытаются перехитрить
преподавателей или считают весьма остроумным огорошить Мултивак, поставив
перед ним парадокс Рассела о множестве всех множеств, не содержащих самих
себя в качестве своего элемента.
Но Мултивак может справиться со всем этим сам. Помощь ему не
требуется. Кроме того, все вопросы и ответы регистрируются и добавляются к
совокупности сведений о каждом отдельном индивидууме. Любой, даже самый
пошлый или самый дерзкий вопрос, поскольку он отражает индивидуальность
спрашивающего, идет на пользу, помогая Мултиваку познавать человечество.

Скачать книгу: Все грехи мира [0.02 МБ]