Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

— А по моему, занятно, — сказал мистер Порокки. — Твой друг очень забавный парнишка.
Джонни медленно медленно обернулся.
К надгробию прислонился мужчина в черном. У него были аккуратно подстриженные и гладко зачесанные к затылку черные волосы, гвоздика в петлице и чуть землистое, словно из за плохого освещения, лицо.
— Ой, — сказал Джонни. — Здрасьте.
— А собственно, соль то в чем? — совершенно серьезно поинтересовался мистер Порокки. Он стоял, скромно сложив руки перед собой, будто вышколенный продавец в старомодном магазинчике.
— Ну, знаете, продаются такие наклейки для машин, с надписью «Моя вторая тачка — порше», — объяснил Джонни. — Не слишком остроумно, — поспешно добавил он.
— «Порше» — это марка машины? — вежливо уточнил покойный мистер Порокки.
— Да. Вы нас извините. Шутка была неудачная.
— Когда то, в утраченной стране, я показывал ребятишкам волшебные фокусы, — сказал мистер Порокки. — С голубями и прочим в том же роде. По субботам. На утренниках. Великий Порокки и Этель. Я любил посмеяться.
— В утраченной стране? — переспросил Джонни.
— В стране живых.
Ребята пристально смотрели на Джонни.
— Кончай придуриваться, — сказал Холодец. — Там… там никого нет.
— А еще я показывал чудеса ловкости. — Мистер Порокки рассеянно достал из уха Ноу Йоу яйцо.
— Ты общаешься с пустым местом, — заметил тот.
— Чудеса ловкости? — не понял Джонни. Снова здорово, подумал он. До чего же покойники любят поговорить о себе…
— Что? — спросил Бигмак.
— Выбирался из разных оков, сундуков и обвитых цепями мешков. — Мистер Порокки разбил яйцо. Оттуда выпорхнула призрачная голубка. Она полетела к деревьям и там растаяла. — Из наручников и кандалов. Как великий Гудини — только, конечно, я был не профессионалом, а любителем. Мой самый сложный трюк состоял в том, чтобы в трех парах наручников освободиться под водой из мешка, обмотанного двадцатью футами цепи.
— Господи! И часто вам это удавалось? — охнул Джонни.
— Почти один раз, — ответил мистер Порокки.
— Ладно, — сказал Холодец. — Хватит. Не смешно. Пошли. Времени уже много.
— Увянь. Мне интересно, — отмахнулся Джонни.
Он услышал шорох, словно кто то брел по сухим листьям.
— Ты Джон Максвелл, — сказал мистер Порокки. — Олдермен нам про тебя рассказывал.
— Нам?
Шорох стал громче. Джонни обернулся.
— Он не придуривается, — сказал Ноу Йоу. — Поглядите на его физиономию!
Я не должен бояться, сказал себе Джонни.
Я не должен бояться!
Чего бояться? Это просто… постживущие граждане. Несколько лет назад они еще подстригали лужайки — как все, и украшали дом к Рождеству — как все, и нянчили внуков — как все. Бояться нечего.
Солнце едва виднелось за тополями. Над землей полз туман.
И сквозь его змеящиеся струйки к Джонни медленно шли мертвецы.

ГЛАВА З

Там были Олдермен, и Уильям Банни Лист, и пожилая дама в длинном платье и ломившейся от восковых плодов шляпе, и какие то дети (они бежали впереди), и десятки, нет — сотни других. Они не крались. Не истекали зеленой слизью. Они просто были дымчато серыми и слегка расплывчатыми.
Ужас обостряет наблюдательность, и мелочи начинают бросаться в глаза.
Джонни понял: все мертвецы разные. Мистер Порокки был почти… как живой. Уильям Банни Лист — чуточку более бесцветный. Олдермен определенно просвечивал по краям. А множество иных, в викторианском платье или разнообразных панталонах, камзолах и кафтанах более ранних эпох, казались совсем уж блеклыми и нематериальными, этакими шагающими сгустками воздуха.
Со смертью они не исчезли. Просто ушли в некое далекое и странное измерение, имеющее мало общего с обычными тремя.
Холодец, Бигмак и Ноу Йоу во все глаза смотрели на Джонни.
— Джонни, ты в порядке? — спросил Холодец.
Джонни вспомнил учебник географии, параграф о перенаселении. За каждым нашим современником, говорилось там, стоит двадцать предшественников, и так было всегда, с той поры, когда люди еще только только произошли от обезьян.
Иными словами, в затылок каждому живому дышат двадцать мертвецов.
За спиной у Холодца их было даже больше. Впрочем, Джонни казалось, что лучше не заострять на этом внимание.
— Что то стало холодать, — заметил Бигмак.
— М мне пора, — дрожащим голосом сказал Холодец. — Н нужно сделать домашку.
Значит, он все таки боялся. Заставить Холодца добровольно взяться за уроки могли только зомби.
— Ты же их не видишь, — удивился Джонни. — Их тут целая толпа, но ты то их не видишь, верно?
— Вообще то живые редко видят мертвецов, — сказал мистер Порокки. — Наверное, ради собственного блага.
Троица сбилась в кучку.
— Ладно, пошли. Хватит тут отсвечивать, — сказал Бигмак.
— Ха! — сказал Холодец. — Он просто пытается нас напугать. Что то вроде «мертвой руки» на вечеринках. Ха! И ничего у тебя не вышло. Я пошел домой. Аида, ребята.
Он повернулся и сделал несколько шагов.
— Погоди, — сказал Ноу Йоу. — Тут что то не так…
Он оглядел пустынное кладбище. Грач — а может быть, ворона — давно улетел.
— Что то не так, — пробормотал Ноу Йоу.
— Послушайте! — сказал Джонни. — Они здесь! Вокруг нас!
— Все маме расскажу! — пригрозил Холодец. — Опять тебя в сатанизм понесло!
— Джон Максвелл! — прогудел Олдермен. — Нам нужно с тобой поговорить!
— Вот именно! — подхватил Уильям Банни Лист. — Это важно!
— О чем поговорить? — спросил Джонни. На гребне волны страха он обрел странное спокойствие. Словно, взлетев туда, стал чуточку выше.
— Вот об этом! — Уильям Банни Лист взмахнул газетой.
Холодец охнул. В воздухе плавала свернутая в трубку газета.
— Полтергейст! — выдохнул он и трясущимся пальцем ткнул в Джонни. — У подростков это бывает! Я читал в одном журнале! Сковородки по воздуху летают, шмотки всякие… Сейчас у него башка ка ак завертится!
— О чем говорит этот толстячок? — спросил Олдермен.
— И что такое «мертвая рука»? — полюбопытствовал мистер Порокки.
— Этому наверняка есть научное объяснение, — выдавил Ноу Йоу, глядя на газету, порхающую в воздухе.
— Какое? — спросил Бигмак.
— Я и пытаюсь придумать!
— Глядите, разворачивается! Уильям Банни Лист развернул газету.
— Да это небось ветер! Какая нибудь аномалия! — пятясь, выговорил Ноу Йоу.
— Нет тут никакого ветра!
— Я и говорю — аномалия!
— Что ты намерен предпринять на сей счет? — вопросил Олдермен.
— Прошу прощения, но все же… «мертвая рука» — что это?
— ТИХО! — рявкнул Джонни. Даже мертвые подчинились.
— Так то лучше, — сказал мальчик, отчасти успокаиваясь. — Гм. Послушайте, ребята…
эти… м м… люди хотят с нами поговорить. То есть со мной…
Ноу Йоу, Холодец и Бигмак напряженно смотрели на газету. Та неподвижно висела в воздухе в метре с лишком от земли.
— Эти… ущемленные в дыхании? — спросил Холодец.
— Балда! Они же не астматики, — возмутился Ноу Йоу. — Ну ладно. Начал — выкладывай. Колись. Как на духу. Они кто?.. — Он запнулся и оглядел медленно погружающееся во тьму кладбище. — Эти… граждане, перешедшие в новое качественное состояние?
— Они подкрадываются? — спросил Холодец. Они с Бигмаком и Ноу Йоу стояли теперь так близко друг к другу, что походили на одного очень широкого человека с шестью ногами.
— Ты нас не предупредил, — упрекнул Олдермен.
— О чем? — удивился Джонни.
— О том, каковы нынче «Ведомости»! «Ведомости», надо же! Куда ни глянь, девицы! А ведь эта газета может попасть в руки почтенных замужних дам или маленьких детей!
Уильям Банни Лист с большим трудом удерживал газету раскрытой на разделе «Развлечения». Джонни вытянул шею и заглянул. На странице было помещено весьма скромное фото: девушки в бассейне Сплинберийского административного центра.
— Но они же в купальниках, — сказал Джонни.
— В купальниках? Все ноги наружу! — взревел Олдермен.
— И ничего страшного, — фыркнула пожилая дама в огромной шляпе с фруктами. — Здоровые тела наслаждаются гимнастикой в лучах солнца, которое есть дар Божий! И надо сказать, в весьма удобных костюмах.
— Удобных, мадам? Страшусь подумать, для чего!
Мистер Порокки наклонился к Джонни и шепнул:
— Дама в шляпе — миссис Сильвия Либерти. Умерла в четырнадцатом году. Пламенная суфражистка.
— Суфражистка?
— Теперь этому не учат, а? Суфражистки начали движение за равное избирательное право для женщин. Приковывали себя к оградам, кидали яйца в полицейских, а в день «Дерби» бросались под копыта лошади принца Уэльского.
— Ух ты!
— Но миссис Либерти все перепутала и бросилась под ноги самому принцу Уэльскому.
— И что?!
— Скончалась на месте, — вздохнул мистер Порокки и сочувственно пощелкал языком. — Видать, принц был очень весомый человек.
— Довольно буржуазной болтовни! — крикнул Уильям Банни Лист. — Вернемся к злобе дня! — Он зашелестел газетой. Холодец моргнул.
— Тут говорится, — сказал Уильям Банни Лист, — что кладбище собираются закрыть. И застроить. Тебе это известно?

Скачать книгу: Джонни и мертвецы [0.08 МБ]