Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Лэнгдон понимал ее тревогу. Соньер передал криптекс непосредственно Софи, и хотя
она не знала, что в нем находится и как следует этим распорядиться, ей не
хотелось вовлекать в это дело чужака. Что ж, вполне здравая мысль, особенно с
учетом того, какой взрывной силы может оказаться эта информация.
– Нам совсем необязательно сразу же говорить Тибингу о краеугольном камне.
Вообще можем не говорить. Просто его дом послужит надежным укрытием, нам это
даст время хорошенько подумать. Ну и, возможно, мы поговорим с ним о чаше
Грааля, раз уж вам кажется, что дед передал вам именно ее.
– Не мне, а нам, – поправила его Софи.
Лэнгдон ощутил прилив гордости и снова удивился тому, что Соньер счел нужным
подключить его.
– Вы хоть примерно представляете, где находится имение этого Тибинга? – спросила
Софи.
– Имение называется Шато Виллет. Софи недоверчиво воззрилась на него:
– То самое Шато Виллет?
– Ну да.
– Ничего себе! Хорошие у вас друзья.
– Так вы знаете, где оно находится?
– Как то проезжала мимо. Кругом одни замки. Езды отсюда минут двадцать.
Лэнгдон нахмурился:
– Так далеко?
– Ничего. Зато вы успеете рассказать мне, что на самом деле представляет собой
Грааль.
– Расскажу у Тибинга, – ответил после паузы Лэнгдон. – Просто мы с ним
специализировались в разных областях, так что если соединить наши рассказы,
получите полное представление о легенде. – Лэнгдон улыбнулся. – Кроме того,
Грааль был смыслом жизни Тибинга. И услышать историю о чаше Грааля из уст Лью
Тибинга – это все равно что услышать теорию относительности от самого Эйнштейна.
– Остается надеяться, что этот ваш Лью не против столь поздних гостей.
– Во первых, он не просто Лью, а сэр Лью. – Лэнгдон и сам допустил как то ту же
ошибку. – Сэр Тибинг – человек не простой. Был посвящен в рыцари самой королевой
за особые заслуги перед двором. Он составил наиболее полное описание дома
Йорков.
– Вы шутите? – воскликнула Софи. – Так мы едем в гости к рыцарю?
Лэнгдон улыбнулся краешками губ:
Мы едем расследовать историю с Граалем, Софи. Кто в этом деле поможет лучше
рыцаря?

Глава 52

Раскинувшееся на площади в 185 акров имение Шато Виллет находилось в двадцати
пяти минутах езды к северо западу от Парижа, в окрестностях Версаля.
Спроектированное Франсуа Мансаром в 1668 году для графа Офлея, оно являлось
одной из основных исторических достопримечательностей парижских пригородов. Само
шато в окружении двух прямоугольных искусственных прудов и садов, созданных по
проекту Ленотра, являлось скорее средних размеров замком, а не особняком.
Французы любовно называли это имение «la Petite Versailles» – «маленьким
Версалем».
Лэнгдон остановил бронированный фургон у ворот, за которыми открывалась аллея
протяженностью не меньше мили, ведущая к замку. За внушительных размеров
изгородью виднелась вдали и сама резиденция сэра Лью Тибинга. Табличка на
воротах гласила: ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ. ПОСТОРОННИМ ВЪЕЗД ЗАПРЕЩЕН
Похоже, Тибинг вознамерился превратить свое обиталище в эдакий островок Англии.
О том свидетельствовала не только табличка, написанная по английски, но и
радиопереговорное устройство у ворот, размещенное по правую руку от входа, –
именно там находится пассажирское место в автомобиле во всех странах Европы,
кроме Англии.
Софи удивилась:
– А если кто то приедет один, без пассажира?
– Ой, не спрашивайте. – Лэнгдон уже был знаком с причудами Тибинга. – Он
предпочитает, чтоб все было как у него на родине.
Софи опустила стекло.
– Знаете, Роберт, лучше вы сами с ним поговорите.
Лэнгдон придвинулся к Софи и, перегнувшись через нее, надавил на кнопку
домофона. В ноздри ему ударил терпкий аромат духов Софи, только тут он осознал,
что находится слишком близко. Он ждал, из маленького микрофона доносились
звонки. Наконец там послышался щелчок, и раздраженный голос произнес по
английски с сильным французским акцентом:
– Шато Виллет. Кто там? – Роберт Лэнгдон, – ответил Лэнгдон. Теперь он почти
лежал у Софи на коленях. – Я друг сэра Лью Тибинга. Мне нужна его помощь.
– Хозяин спит. Я тоже спал. А что у вас за дело?
– Сугубо личное. Но оно его очень заинтересует.
– Тогда уверен, он будет счастлив принять вас прямо с утра.
– Но это крайне важно, – продолжал настаивать Лэнгдон.
– Сон для сэра Лью тоже важен. Если вы его друг, то должны знать: здоровье у
него слабое.
В детстве сэр Лью Тибинг переболел полиомиелитом, а теперь носил на ногах
специальные скобы и передвигался на костылях. Но во время последней встречи он
произвел на Лэнгдона впечатление такого живого и яркого человека, что тот почти
не заметил этого его увечья.
– Будьте так добры, передайте ему, что я нашел новую информацию о Граале.
Информацию настолько важную, что до утра никак нельзя ждать.
В микрофоне надолго воцарилась тишина.
Лэнгдон с Софи ждали, мотор фургона работал вхолостую.
И вот наконец прорезался голос:
– Должен вам заметить, любезный, вы, очевидно, и здесь живете по гарвардскому
времени.
Лэнгдон расплылся в улыбке, он узнал характерный британский акцент. Голос
бодрый, жизнерадостный.
– Лью, ради Бога, простите за то, что беспокою вас в столь неподходящий час.
– Слуга сообщил мне, что вы хотите поговорить о Граале.
– Подумал, что только это поможет поднять вас с постели.
– И оказались правы.
– Есть шанс, что откроете ворота старому доброму другу?
– Тот, кто пребывает в поисках истины, больше чем просто друг. Это брат.
Лэнгдон выразительно покосился на Софи. Тибинг обожал высказывания в духе
античного театра.
– Ворота то я открою, – провозгласил Тибинг, – но прежде должен убедиться, что
вы пришли ко мне с чистым сердцем и лучшими намерениями. Это испытание. Вы
должны ответить на три вопроса.