Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

правда, не совсем понимала, что они могут означать, но все же проверила,
насколько хорошо работает камера.
Сразу по прибытии Гюнтер и Чинита увидели, как из четырех автомобилей высыпали
молодые люди и мгновенно оцепили церковь. Некоторые из них держали наготове
оружие. Высокий худощавый человек – по виду несколько старше всех остальных –
повел часть отряда по ступеням ко входу в собор. Солдаты выстрелами разбили
замки на тяжелых дверях. Макри выстрелов не слышала и решила, что оружие
снабжено глушителями. После этого солдаты скрылись в церкви.
Чинита предложила сидеть тихо и вести съемку в темноте. Ведь пистолеты есть
пистолеты, а из микроавтобуса открывался неплохой вид на площадь и на все то,
что происходит у собора. Глик не стал спорить. На противоположной стороне
площади солдаты то вбегали в церковь, то выбегали из нее, что то крича друг
другу. Чинита навела камеру на отряд, отправившийся, видимо, на осмотр
прилегающей к собору местности.
– Кто, по твоему, эти люди? – спросила она.
– Откуда мне знать, черт возьми? – ответил Глик, не отрывая глаз от
открывающейся перед ним сцены.
– Все в кадре.
– Ты по прежнему считаешь, что нам следует вернуться на папскую вахту? –
насмешливо спросил репортер.
Чинита не знала, что на это ответить. Здесь определенно что то происходило, но
она, проработав на ниве журналистики много лет, знала, что даже самые
захватывающие события часто имеют весьма прозаические объяснения.
– Не исключено, что это пустышка, – произнесла она. – Эти парни получили такой
же сигнал, как и ты, и решили его проверить. Тревога может оказаться ложной.
– Скорее туда! – схватил ее за руку Глик. – Давай фокус! – добавил он, показывая
на церковь.
Чинита обратила объектив камеры на ступени собора.
– Привет, – пробормотала она, сконцентрировав внимание на появившемся из дверей
мужчине.
– Кто этот тип?
– Никогда раньше с ним не встречалась, – ответила Чинита, взяв более крупный
план. Вглядевшись в лицо мужчины, она со смехом добавила: – Но против
продолжения знакомства возражать бы не стала.

* * *

Роберт Лэнгдон сбежал по ступеням церкви и помчался к центру площади. Наступал
вечер, и весеннее солнце клонилось к закату где то в южной части Рима. Дневное
светило уже опустилось за крыши окружающих зданий, и на площадь ложились тени.
– Ну хорошо, Бернини, – сказал он самому себе, – куда, дьявол тебя побери,
показывает твой ангел?
Лэнгдон обернулся и проверил ориентацию церкви, из которой он только что вышел,
затем представил расположение капеллы Киджи в соборе и местонахождение в ней
скульптуры. После этого он без малейшего колебания обратился лицом на запад,
туда, куда неумолимо спускалось вечернее солнце. Времени в их распоряжении
оставалось все меньше и меньше.
– Ангел указывает на юго запад, – сказал он, недовольно глядя на магазины и
дома, закрывающие вид на город. – Следующий указатель надо искать в этом
направлении.
Напрягая память, Лэнгдон листал в уме страницы истории искусств Италии. Он был
достаточно хорошо знаком с творчеством Бернини и понимал, что, не являясь
специалистом в этой области, не может знать всех его творений. Однако, принимая
во внимание сравнительную известность «Аввакума и ангела».
Ученый надеялся, что следующая веха будет столь же знаменита и он сможет ее
вспомнить.
Земля, воздух, огонь, вода, размышлял он. Землю они нашли внутри часовни. Кроме
того, пророк Аввакум предсказывал гибель Земли.
Следующим должен быть воздух. Лэнгдон изо всех сил заставлял работать свой мозг.
Итак, надо вспомнить известную скульптуру Бернини, которая имела бы отношение к
воздуху. На ум абсолютно ничего не приходило. Тем не менее он чувствовал себя
готовым к действиям. «Я уже вступил на Путь просвещения, – думал он. – И Путь
этот пока еще сохранился в неприкосновенности!»
Лэнгдон, напрягая зрение, смотрел на юго запад в надежде увидеть над крышами
домов шпиль католического храма, но так ничего и не рассмотрел. Для того чтобы
найти следующий указатель, ему нужен был план Рима. Если удастся установить,
какие церкви стоят к юго западу от этого места, одна из них, может быть, даст
толчок его памяти. «Воздух, – повторял он мысленно. – Воздух. Бернини.
Скульптура. Воздух. Думай!»
Лэнгдон развернулся и направился назад, к ступеням собора. У входа, под
строительными лесами, его встретили Оливетти и Виттория.
– Юго запад, – сказал Лэнгдон. – Следующая церковь находится к юго западу
отсюда.
– На сей раз вы, надеюсь, в этом уверены? – прошипел Оливетти.
– Мне нужна карта, – не поддавшись на провокацию, продолжил ученый. – Карта, на
которой обозначены все римские церкви.
Командующий вооруженными силами Ватикана с каменным выражением лица смотрел на
американца.
– В нашем распоряжении всего полчаса, – бросив взгляд на часы, произнес тот.
Не сказав больше ни слова, Оливетти прошел мимо Лэнгдона и направился к машине,
припаркованной перед фасадом церкви. Американец надеялся, что коммандер пошел за
картой.
– Итак, ангел показывает на юго запад. Вы не знаете, какие там могут быть
церкви?
– За этими проклятыми домами ничего не видно, – снова поворачиваясь лицом к
площади, произнес Лэнгдон. – А с церквями Рима я не очень хорошо зна... – Он
умолк, не закончив фразы.
– Что случилось? – изумленно спросила Виттория. Лэнгдон опять посмотрел на
площадь. После того как он поднялся по ступеням церкви, обзор заметно улучшился.
Ученый по прежнему почти ничего не видел, но он понял, что движется в правильном
направлении. Он смотрел на довольно хилые, но поднимающиеся высоко к небу
строительные леса. Они тянулись вверх на шесть этажей, чуть ли не до верхнего
ряда церковных окон, значительно превосходя по высоте окружающие площадь здания.
Через секунду Лэнгдон понял, куда направляется.

* * *

На противоположной стороне площади Чинита Макри и Гюнтер Глик буквально прилипли
к ветровому стеклу микроавтобуса Би би си.
– Ты что нибудь понимаешь? – спросил Гюнтер.