Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

– Виттория, – чувствуя свое бессилие, устало произнес Лэнгдон, – иллюминаты
называли своего скульптора il maestro ignoto – то есть неизвестным мастером.
– Да. Неизвестным им. Вспомните о масонах. Ведь в их среде только самые верхние
эшелоны посвящены во все тайны. Галилей мог скрывать подлинную роль Бернини от
большинства членов братства... ради безопасности самого скульптора. Поэтому
Ватикан так и не сумел ничего узнать.
Слова девушки Лэнгдона не убедили, но как ученый он был вынужден признать, что в
них есть определенная логика. Братство «Иллюминати» славилось умением хранить
тайны, и все секреты были известны лишь очень узкому кругу его членов.
Ограничение доступа к информации служило краеугольным камнем их системы
безопасности... лишь немногие высокопоставленные иллюминаты знали все от начала
и до конца.
– И членство Бернини в братстве «Иллюминати» объясняет тот факт, что он создал
эти пирамиды, – улыбнулась Виттория.
Лэнгдон посмотрел на пару громадных пирамид и покачал головой:
– Бернини был религиозным скульптором и никоим образом не мог соорудить
пирамиды.
– Скажите это табличке у вас за спиной.
Лэнгдон обернулся и увидел прикрепленную к стене бронзовую пластину. На пластине
было написано:
КАПЕЛЛА КИДЖИ
СООРУЖЕНА ПО ПРОЕКТУ РАФАЭЛЯ
Все внутреннее убранство создано Лоренцо Бернини
Лэнгдон дважды перечитал надпись, но его по прежнему грыз червь сомнения.
Лоренцо Бернини прославился созданием изящных скульптур Девы Марии, ангелов,
пророков и пап. С какой стати он вдруг принялся сооружать пирамиды?
Лэнгдон смотрел на возвышающиеся над ним монументы и чувствовал, что
окончательно теряет ориентацию. Две пирамиды, на каждой из которых сиял медальон
эллиптической формы. Более далекой от христианства скульптуры невозможно было
себе представить. Пирамиды, звезды над ними, знаки Зодиака. Все внутреннее
убранство создано Лоренцо Бернини. Если это действительно так, то Виттория
права, думал Лэнгдон. В таком случае Бернини, по определению, был «неизвестным
мастером» иллюминатов. Ведь никто, кроме него, не принимал участия в создании
интерьера часовни! Все произошло так быстро, что осмыслить возможные последствия
этого открытия Лэнгдон был просто не в состоянии.
Бернини был иллюминатом.
Бернини создал амбиграммы иллюминатов.
Бернини проложил Путь просвещения.
Лэнгдон так разволновался, что почти потерял дар речи. Неужели в этой крошечной
капелле Киджи Бернини поместил скульптуру, указывающую путь через Рим к
следующему алтарю науки? Если так, то где же она?
– Значит, Бернини, – задумчиво произнес он. – Я бы ни за что не догадался.
– Кто, кроме этого великого скульптора Ватикана, обладал достаточным влиянием,
чтобы поставить свои творения в заранее намеченных католических храмах и
проложить тем самым Путь просвещения? Какому то неизвестному художнику это было
бы не под силу.
Лэнгдон задумался. Он посмотрел на пирамиды, размышляя о том, не могла бы одна
из них служить указателем. Или, может быть, обе?
– Пирамиды обращены в разные стороны, – сказал он. – Кроме того, они совершенно


идентичны, и я не понимаю, как...
– Думаю, что нам нужны вовсе не пирамиды.
– Но, кроме них, здесь нет ни одной скульптуры...
Виттория не позволила ему продолжить, указав в сторону Оливетти и нескольких
гвардейцев, толпившихся у края «дьявольской дыры».
Лэнгдон посмотрел в том направлении, куда показывала девушка, и ничего не
заметил. Однако когда его взгляд уперся в противоположную стену, среди
гвардейцев произошло какое то перемещение, и он увидел. Белый мрамор. Руку.
Торс. А затем и лицо. В глубокой нише скрывались две фигуры в рост человека.
Сердце Лэнгдона учащенно забилось. Его внимание было настолько поглощено
пирамидами и «дьявольской дырой», что он даже не заметил этой скульптуры.
Пробравшись через толпу гвардейцев к стене и приблизившись к изваянию, ученый
сразу узнал в нем руку великого Бернини. Скульптуру отличала свойственная
мастеру энергичная композиция. Лица и драпировки в характерном для Бернини стиле
были проработаны очень детально, а вся скульптура была изваяна из самого лучшего
белого мрамора, который можно было купить на деньги Ватикана. Лишь подойдя к
изваянию совсем близко, Лэнгдон узнал скульптуру. С немым восхищением он взирал
на два беломраморных лица.
– Кто здесь изображен? – спросила Виттория.
– Эта работа называется «Аввакум и ангел», – едва слышно произнес он.
Скульптура была довольно известной, и упоминания о ней встречались во многих
учебниках по истории искусств. Лэнгдон просто забыл, что она находилась в этой
церкви.
– Аввакум? – переспросила девушка.
– Да. Библейский пророк, предсказывавший гибель Земли.
– Думаете, это и есть первая веха?
Лэнгдон в изумлении смотрел на скульптуру. У него не было ни малейших сомнений в
том, что перед ним находится первый маркер на Пути просвещения. Американец
рассчитывал на то, что веха каким то образом будет указывать на следующий алтарь
науки, но не мог себе представить, что это будет сделано настолько буквально. И
ангел, и Аввакум, подняв руки, указывали куда то вдаль.
– Довольно прямолинейно, не так ли? – улыбнулся ученый.
– Я вижу, что они на что то показывают, – взволнованно и в то же время с
сомнением в голосе произнесла Виттория. – Но эти парни противоречат друг другу.
Лэнгдон негромко фыркнул. Девушка была права. Указующие персты фигур были
направлены в диаметрально противоположные стороны. Но Лэнгдон уже успел решить
эту загадку.
Ощутив новый прилив энергии, он направился к дверям.
– Куда вы? – спросила Виттория.
– На улицу! – Ноги сами несли Лэнгдона к выходу. – Я хочу взглянуть, на что
указывает эта скульптура.
– Постойте! Откуда вам известно, какому указанию надо следовать?
– Четверостишие, – бросил он через плечо. – Последняя строка.
– «И ангелы чрез Рим тебе укажут путь»? – произнесла она, глядя на поднятую руку
ангела. – Вот это да, будь я проклята!

Глава 70

Гюнтер Глик и Чинита Макри сидели в микроавтобусе Би би си, запаркованном в
дальнем от церкви углу пьяцца дель Пополо. Они прибыли на площадь следом за
четверкой «альфа ромео» и успели увидеть цепь весьма странных событий. Чинита,