Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

левой руки - пустой рукав заправлен под пояс комбинезона. И все-таки это
был Петров!
Ружена побежала к нему навстречу. Они обнялись. Человек с рыжей
бородой и сутулый человек тоже остановились. Это были Ларри Ларсен и тот
незнакомый пилот, которого полгода назад провожала девушка в оранжевом.
Мы молча окружили их. Мы смотрели во все глаза. Петров торжественно
сказал:
- Здравствуйте, товарищи! Простите, многих из вас я, вероятно,
позабыл. Ведь мы виделись в последний раз семнадцать лет назад...
Никто не проронил ни слова.
- Кто начальник ракетодрома? - спросил Петров.
- Я, - сказал начальник Северного ракетодрома.
- Мы потеряли свои авторазгрузчики, - сказал Петров. - Будьте добры,
разгрузите корабль. Мы привезли много интересного.
Начальник Северного ракетодрома смотрел на него с ужасом и
восхищением.
- Только не трогайте шестой отсек, хорошо? В шестом отсеке две мумии.
Сергей Завьялов и Сабуро Микими... Мы привезли их, чтобы похоронить на
Земле. Мы везли их пять лет. Так, Ларри?
- Так, - сказал Ларри Ларсен. - Сергея Завьялова мы везли пять лет.
Микими мы везли четыре года. А Порта остался там. - Ларри улыбнулся,
борода его затряслась, и он заплакал.
Петров повернулся к Ружене:
- Пойдем, Руженка. Пойдем. Мы вернулись и привезли Земле в подарок
далекие миры. Ты видишь, я вернулся!
Она смотрела на него так, как никогда ни одна женщина не смотрела и
не посмотрит на меня.
- Да... - сказала она. - Ты вернулся...
Она зажмурилась и помотала головой. Они пошли, обнявшись, через
толпу, и мы расступились перед ними.
На "Цифее" она прощалась с ним навсегда. А встретила его через
полгода. Он уходил на двести лет. А вернулся через семнадцать. Ему
удалось это. Ему все всегда удавалось. Но как?
Я не знаю, как это объяснить и можно ли это объяснить. Я ведь только
поэт. Я не физик.


2. Артистка Ружена Наскова



- Будет дождь, - сказал Валя.
Мы сидели на диване перед балконом и глядели в низкое небо над
матовыми крышами города.
- Дождь, - повторил он. - Я очень давно не видел дождя. Там не было
дождей.
- Почему? - спросила я.
- Не знаю. Не было...
Быстро темнело, и мы сидели, не зажигая света. Я обняла его за плечи.
- Не надо, Руженка, - сказал он тихо.
Я почувствовала под пальцами его пустой рукав.
- Не говори глупостей!
- Но это, наверное, очень неприятно.
- Не говори глупостей, - повторила я. - Лучше помолчи.
- Мы и так все время молчим...
Ветер колыхнул поднятую штору, и было слышно, как сзади в комнате
зашуршала бумага.
- Как здорово - ветер! - сказал Валя и закрыл глаза.
- Ветра там тоже не было? - спросила я. Я прижалась лицом к его
плечу.
- Тебя там не было, - услышала я.
В городе зажглись огни, тучи стали красноватыми и опустились еще
ниже. Сразу хлынул дождь и забарабанил по стеклам.
- Хочешь, я закрою балкон?
- Ой, не надо! Сиди! - сказал он и очень больно стиснул мои пальцы.
- Валька! - прикрикнула я.
Он отпустил мою руку.
- Прости, Руженка, я не хотел...
Я посмотрела ему в глаза.
- Ты стал какой-то железный, - сказала я. - Твердый, как полено. И
ужасно сильный.
- Так и должно быть, - усмехнулся он. - Я стал невозможно сильный. Все
калеки сильные.
- Какая чепуха! Это не оттого...
- Да, не оттого, - согласился он, - Это от перегрузок.
- Не надо, - попросила я. - Не надо рассказывать. Подожди...
Я снова прижалась лицом к его плечу. Дождь все шел. У балконных
дверей скопилась лужица, и струйка черной воды медленно поползла в
комнату. Я снизу вверх поглядела на Валю. Он смотрел на черную струйку
остановившимися глазами.
- Не надо, - прошептала я. - Не надо вспоминать. Постарайся сегодня
ничего не вспоминать. Не будем сегодня вспоминать.
- Очень жалко Сергея, - медленно сказал он.
- Очень. Он был такой славный...
- Он был замечательный, - сказал Валя.
Я вспомнила Сергея, как всего год назад он приходил к нам, и другие
межпланетники приходили к нам и ночи напролет кричали друг на друга на
ужасном русско-французско-китайско-английском жаргоне, говорили о теории
тяготения, о тау-механике, о каких-то специальных разделах математики. Я
и не пыталась понять что-либо, а ведь они тогда обсуждали планы этого
необыкновенного опыта.
Нет, ничего нельзя забыть. Не забыть, как тот отвратительный толстяк
сказал: "Петров просто испугался. Это бывает в Пространстве". Как
приходил Саня Кудряшов и сидел вечерами, согнувшись у стола, жалкий и
страшный. Я знала, что он так любит, что страшно сидеть с ним рядом, и
думала, что это судьба. А Саня однажды сказал: "Ведь он мог просто
погибнуть, Ружена. Просто погибнуть в самом обычном рейсе". Он сказал
так, потому что хотел утешить меня, но я его до сих пор не могу простить.
Я все время хотела быть одна. Рядом со мной кипела огромная прекрасная
жизнь, мои родные люди учились, любили, строили, а я не могла быть с

Скачать книгу: Частные предположения [0.02 МБ]