Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Я прочитал это письмо дважды и через некоторое время
поймал себя на том, что благосклонно улыбаюсь, подкручивая
себе усы обеими руками. Честно говоря, я совершенно не
помнил этого японца и тем не менее испытывал к нему сейчас
чувство живейшей симпатии и даже, пожалуй, благодарности.
Вот и до японии добрались мои сказки. Так сказать, боку-но
отогибанаси-ва ниппон-мадэ-мо ятто итада-кимасьта...
Разнообразные чувства обуревали меня - вплоть до
восхищения самим собою. И в волнах этих чувств я без труда
различал ледяную струю жестокого злорадства. Я снова
вспоминал иронические улыбочки и недоуменные риторические
вопросы в критических обзорах, и пьяные подначки, и
грубовато-дружественные: "ты что же это, старик, а? Совсем
уже, а?". Теперь это, конечно, дела прошлые, но я,
оказывается, ничего не забыл. И никого не забыл. А еще тут
же вспомнилось мне, что когда выступаю я в домах культуры
или на предприятиях, так если меня в зале и знает
кто-нибудь, то не как автора "товарищей офицеров" и уж,
конечно, не как автора многочисленных моих армейских
очерков, а именно как сочинителя "современных сказок". И
неоднократно мне даже присылали записки: "не родственник ли
вы сорокина, написавшего "современные сказки"?"
Я вспомнил о втором листке из конверта и, развернув,
бегло просмотрел его. Сначала недоумения рю таками
позабавили меня, но не прошло и несколько минут, как я
понял, что ничего особенно забавного мне не предстоит.
А предстоит мне объяснить, да еще в письменном виде, да
еще японцу, что означают такие, например, выражения:
"хватить шилом патоки", "цвести как майская роза", "иметь
попсовый вид", "полные штаны удовольствия", "начистить
ряшку" и "залить зенки"... Но все это было еще полбеды, и не
так уж, в конце концов, трудно было объяснить японцу, что
"банан" на жаргоне школьников означает "двойку как отметку,
в скобках, оценку", а "забойный" означает всего-навсего
"сногсшибательный" в смысле "великолепный". А вот как быть с
выражением "фиг тебе"? Во-первых, фигу, она же дуля, она же
кукиш, надлежало самым решительным образом отмежевать от
плодов фигового дерева, дабы не подумал таками, что слова
"фиг тебе" означают "подношу тебе в подарок спелую, сладкую
фигу". А во-вторых, фига, она же дуля, она же кукиш,
означает для японца нечто иное, нежели для европейца или, по
крайней мере, для русского. Этой несложной фигурой из трех
пальцев в японии когда-то пользовались уличные дамы, выражая
готовность обслужить клиента...
Я и сам не заметил, как эта работа увлекла меня.
Вообще говоря, я не люблю писать письма и положил себе
за правило отвечать только на те письма, которые содержат
вопросы. Письмо же рю таками содержало не просто вопросы,
оно содержало вопросы деловые, причем по делу, в котором я
сам был заинтересован. Поэтому я встал из-за стола только
тогда, когда закончил ответ, перепечатал его (выдернув из
машинки незаконченную страницу сценария), вложил и заклеил в
конверт и надписал адрес.
Теперь у меня было, по крайней мере, два повода выйти
из дому. Я оделся, кряхтя, натянул на ноги башмаки на
"молниях", сунул в нагрудный карман пятьдесят рублей, и тут
раздался телефонный звонок.
Сколько раз я твердил себе: не бери трубку, когда
собираешься из дому и уже одет. Но ведь это же рита могла
вернуться из командировки, как же мне было не взять трубку?
И я взял трубку, и сейчас же раскаялся, ибо звонила никакая
не рита, а звонил леня баринов, по прозвищу шибзд.
У меня есть несколько приятелей, которые
специализируются по таким вот несвоевременным звонкам.
Например, слава крутоярский звонит мне исключительно в те
моменты, когда я ем суп - впрочем, не обязательно суп. Это
может быть борщ или, скажем, солянка. Тут главное, чтобы
половина тарелки была уже мною съедена, а оставшаяся
половина как следует остыла во время телефонной беседы.
Гарик аганян выбирает время, когда я сижу в сортире и притом
ожидаю важного звонка. Что же касается лени баринова, то его
специальность - звонить либо когда я собираюсь выйти и уже
одет, либо когда собираюсь принять душ и уже раздет, а паче
всего - рано утром, часов в семь, позвонить и низким
подпольным голосом спросить: "как дела?"
Леня баринов, по прозвищу шибзд, спросил меня низким
подпольным голосом:
- Как дела?
- Собираюсь уходить,- сказал я сухо, но это был
неверный ход.
- Куда?- Сейчас же осведомился леня.
- Леня,- сказал я теперь уже просительно.- Может быть,
мы потом созвонимся? Или ты по делу?
Да, леня звонил по делу. И дело у него было вот какое.
До лени дошел слух (до него всегда доходят слухи), будто
всех писателей, которые не имели публикаций в течение
последних двух лет, будут исключать. Я ничего не слышал по
этому поводу? Нет, точно ничего не слышал? Может быть,
слышал, но не обратил внимания? Ведь я никогда не обращаю
внимания и потому всегда тащусь в хвосте событий... А может,
исключать не будут, а будут отбирать пропуск в клуб? Как я
думаю?
Я сказал, как я думаю.
- Ну, не груби, не груби,- примирительно попросил
леня.- Ладно. А куда ты идешь?
Я рассказал, что иду отправить заказное письмо, а потом
на банную. Лене все это было неинтересно.
- А потом куда?- Спросил он.
Я сказал, что потом, наверное, зайду в клуб.
- А зачем тебе сегодня в клуб?

Скачать книгу: Хромая судьба [0.13 МБ]