Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное


Аркадий и Борис Стругацкие. Сказка о тройке


Старый журнальный вариант



Эта история началась с того, что в самый разгар рабочего
дня, когда я потел над очередной рекламацией в адрес
китежградского завода маготехники, у меня в кабинете объявился
мой друг Эдик Амперян. Как человек вежливый и воспитанный, он
не возник прямо на колченогом стуле для посетителей, не
ввалился нагло через стену, и не ворвался в открытую форточку в
обличье булыжника, пущенного из катапульты. В большинстве мои
друзья постоянно куда-то спешили, что-то не успевали, где-то
опаздывали, а потому возникали, вламывались и врывались с
совершенной непринужденностью, пренебрегая обыкновенными
коммуникациями. Эдик был не из таких: он скромно вошел в
дверь. Он даже предварительно постучал, но у меня не было
времени ответить. Он остановился передо мной, поздоровался и
спросил:
- Тебе все еще нужен черный ящик?
- Ящик? - пробормотал я не в силах оторваться от
рекламации.
- Как тебе сказать? Какой, собственно ящик?
- ?!
- Кажется, я мешаю, - осторожно сказал вежливый Эдик. -
ты меня извини, но меня послал шеф... Дело в том, что через час
будет произведен запуск лифта новой системы за пределы
тринадцатого этажа. Нам предлагают воспользоваться. - мой мозг
был все еще окутан ядовитыми парами рекламационной фразеологии,
и поэтому я только тупо проговорил:
- Какой лифт должен быть отгружен в наш адрес еще
тринадцатого этажа сего года...
Однако затем первые десятки битов Эдиковой информации
достигли моего серого вещества. Я положил ручку и попросил
повторить. Эдик терпеливо повторил.
- Это точно? - спросил я замирающим шепотом.
- Абсолютно, - сказал Эдик.
- Пошли, - сказал я, вытаскивая из стола папку с копиями
своих заявок.
- Куда?
- Как куда? На семьдесят шестой!
- Не, - вдруг сказал Эдик, покачав головой. - сначала
надо зайти к шефу.
- Зачем это?
- Он просил зайти. С этим семьдесят шестым какая-то
история. Он хочет нас напутствовать.


Я пожал плечами, но спорить не стал. Я надел пиджак,
извлек из папки заявку на черный ящик, и мы отправились к
Эдиковому шефу, Федору Симеоновичу Киврину, заведующему отделом
линейного счастья. На лестничной площадке первого этажа перед
решетчатой шахтой лифта царило необычайное оживление. Дверь
шахты была распахнута, дверь кабины тоже, горели многочисленные
лампы, сверкали зеркала, тускло отсвечивали лакированные
поверхности. Под старым, уже поблекшим транпарантом "сдадим
лифт к празднику! " толпились любопытные и жаждущие покататься.
Все почтительно внимали замдиректора по ахч Модесту Матвеевичу
Камноедову, произносившему речь перед строем соловецкого
котлонадзора.
-... Это надо прекратить, - внушал Модест Матвеевич. -
это лифт, а не всякие там спектроскопы-микроскопы. А также
средство передвижения, это первое. Лифт есть мощное средство
передвижения, это первое. А также средство транспорта. Лифт
должен быть как самосвал: приехал, вывалил и обратно. Это
во-первых. Администрации давно известно, что многие товарищи
ученые, в том числе отдельные академики, лифтом экплуатировать
не умеют. С этим мы боремся, это мы прекращаем. Экзамен на
право вождения лифта, не взирая на прошлые заслуги...
Учреждение звания отличного лифтовода... И так далее. Это
во-вторых. Но монтеры со своей стороны должны обеспечивать
бесперебойность. Ничего, понимаете, ссылаться на объективные
обстоятельства. У нас лозунг: "лифт для всех". Не взирая на
лица. Лифт должен выдержать прямое попадание в кабину самого
необученного академика.
Мы пробрались через толпу и двинулись дальше. Чувст-
вовалось, что сегодня лифт, наконец, действительно зара-
ботает и будет работать может быть целые сутки. Это было
значительно. Лифт всегда был Ахиллесовой пятой нашего
института и лично Модеста Матвеевича. Собственно, ничем
особенным он не отличался. Лифт был, как лифт, со своими
достоинствами и со своими недостатками. Как полагается
порядочному лифту, он постоянно норовил застрять между
этажами, вечно был занят, вечно пережигал ввинченные в
него лампочки, требовал безукоризненного обращения с
шахтными дверьми, и, входя в кабину, никто не мог ска-
зать с уверенностью, где и когда удасться выйти. Но была
у нашего лифта одна особенность. Он терпеть не мог под-
ниматься выше двенадцатого этажа. То есть, конечно, ис-
тория института знала случаи, отдельные умельцы ухитря-
лись взнуздать строптивый механизм и дав ему шенкели,
поднимались на совершенно фантастические высоты, но для
массового человека вся бесконечная громада института вы-
ше двенадцатого этажа оставалась сплошным белым пятном.
об этих территориях, почти полностью отрезанных от мира
и от административного здания, ходили всевозможные, за-
частую противоречивые, слухи. Так утверждалось, напри-
мер, что сто двадцать четвертый этаж имеет выход в со-
седнее пространство с иными физическими свойствами, на

Скачать книгу: Сказка о тройке [0.10 МБ]