Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

просвет пристально смотрят на него светлые выпуклые глаза.
Лишь секунду видит он эти глаза, клетчатую кепку, клетчатый
галстук между отворотами клетчатого пиджака, но тут трамвай со
скрежетом притормаживает, тела смыкаются, и странный
наблюдатель исчезает из виду. Некоторое время Феликс хмурится,
пытаясь что-то сообразить, но тут между пассажирами вновь
возникает просвет, и выясняется, что клетчатый наблюдатель
мирно дремлет, сложив на животе руки. Средних лет мужчина,
клетчатый пиджак, грязноватые белые брюки...



В зале дома культуры Феликс, расхаживая по краю сцены,
разглагольствует перед читателями.

-... С раннего детства меня, например, пичкали
классической музыкой. Вероятно, кто-то где-то когда-то сказал,
что если человека ежечасно пичкать классической музыкой, то он
к ней помаленьку привыкнет и смирится, и это будет прекрасно.
И началось! Мы жаждали джаза, мы сходили по джазу с ума - нас
душили симфониями. Мы обожали душещипательные романсы - на нас
рушили скрипичные концерты. Мы рвались слушать бардов и
менестрелей - нас травили ораториями. Если бы все эти
титанические усилия по внедрению классической музыки имели бы
кпд ну хотя бы как у паровоза, мы бы все сейчас были знатоками
и ценителями. А что в результате? Сами видите, что в
результате...

Под одобрительный шум в зале Феликс отходит к столику и
берет очередную записку.

- "Были ли вы за границей? "

Смех в зале.

- Да, был. Один раз в Польше туристом, два раза в
Чехословакии с делегацией... Так. А что здесь? Гм... "Кто,
по-вашему, больше боится смерти: смертные или бессмертные? "

В зале шум. Феликс пожимает плечами и говорит:

Странный вопрос. Я на эту тему как-то не думал... Знаете,
по-моему, о бессмертии думают глваным образом молодые, а мы,
старики, больше думаем о смерти!.

И тут он видит, как в середине зала воздвигается знакомая
клетчатая фигура.

- А что думают о смерти бессмертные? - Пронзительным
фальцетом осведомляется клетчатая фигура. Эти вопросом Феликс
совершенно сбит с толку и несколько даже испуган. Он
догадывается, что это неспроста, что есть в этой сцене некий
непонятный ему подтекст, он чувствует, что лучше бы ему сейчас
не отвечать, а если уж отвечать, то точно, в самое яблочко. Но
как это сделать - он не знает, а потому бормочет, пытаясь то
ли сострить, то ли отговориться:

- Поживем, знаете ли, увидим... Я, между прочим, пока еще
не бессмертный. Мне трудно, знаете ли, о таких вещах судить...


Клетчатого уже не видно в зале. Феликс утирается платком
и разворачивает следующую записку.



Покинув дом культуры, Феликс решает избавиться от
проклятой авоськи с бутылками. Он пристраивается в небольшую
очередь у ларька по приему стеклотары и стоит, глубоко
задумавшись.

Вдруг поднимается визг, крики, очередь бросается
врассыпную. Феликс очумело вертит головой, силясь понять, что
происходит. И видит: с пригорка прямо на него, набирая
скорость, зловеще-бесшумно катится гигантский МАЗ-самосвал.
Судорожно подхватив авоську, Феликс отскакивает в сторону, а
самосвал, промчавшись в двух шагах, с грохотом вламывается в
ларек и останавливается. В кабине никого нет.

Вокруг кричат, ругаются, воздевают руки.

Выбравшийся из развалин ларька испуганный приемщик в
грязном белом халате вскакивает на подножку и ожесточенно
давит на сигнал.



Потряхивая головой, чтобы избавиться от пережитого
потрясения, Феликс направляется на курсы иностранных языков к
знакомой своей Наташе, до которой у него было некое маленькое
дельце.

По коридорам курсов он идет свободно, как у себя дома, не
раздеваясь и нисколько не стесняясь своих бутылок. Он небрежно
стучит в дверь с табличкой "группа английского языка" и
входит.

В пустом кабинетике за одним из канцелярских столов сидит
Наташа, Наталья Петровна. Она поднимает на Феликса глаза, и
Феликс останавливается. Когда-то у него была интрижка с этой

Скачать книгу: Пять ложек эликсира [0.04 МБ]